Сколько лет служит коляска и сколько жидкости впитывает подгузник

В проекте приказа за подписью министра труда и социальной защиты Максима Топилина сказано, что теперь подгузник за государственный счет инвалид сможет поменять в сутки только дважды, а на инвалидной коляске должен будет ездить шесть лет по улице или восемь лет на комнатной. 
 

«Неубиваемая» коляска служит год?


Мисс мира-2013 среди колясочников, общественный деятель Ксения Безуглова назвала те коляски, которые бесплатно выдаются инвалидам от социальной защиты, «неубиваемыми». У них другой недостаток: они настолько неудобны, что в них вряд ли кто-то будет вести активный образ жизни. Сама Ксения за шесть лет поменяла три коляски – с менее удобных на более удобные. 

Ксения Безуглова Фото с сайта metronews.ru

– Подход к людям с инвалидностью должен быть очень индивидуальным, нельзя всем подряд выдавать одинаковые коляски за одну и ту же сумму. Главное – не сколько денег тратится, а как. У кого-то вес большой, у кого-то рост нестандартный. Особенно легкие коляски нужны «шейникам» («Шейники» – люди с травмами шейного отдела позвоночника. – Прим. ред.). Коляска, заказанная индивидуально, и удобнее, и прослужит дольше, – считает Ксения Безуглова. – Однако уличная коляска, даже лучшая, скорее всего восемь лет не проживет – если человек активен, хотя бы ходит каждый день в магазин. Постоянно приходится менять шины, а иногда и колеса или другие детали.

Руководитель отдела по универсальному дизайну РООИ «Перспектива», пользователь коляски с 11-летним стажем Мария Генделева отметила, что срок службы инвалидной коляски очень зависит от компании-производителя. 

– Отечественные массового производства, как ни прискорбно об этом говорить, выходят из строя намного быстрее, чем, например, немецкие. Если вы ездите на работу или учебу, или на реабилитацию каждый день, коляска не выдерживает. У нас не всегда доступный транспорт, коляску часто приходится складывать и раскладывать, и механизм выходит из строя. Все реагенты также остаются на деталях, они ржавеют и ломаются даже не за четыре года, а за год при ежедневном использовании, – делится Мария Генделева.
 

Коляски «убиваются» в недоступной среде


Если бы вся Россия была оборудована пандусами и подъемниками хотя бы на том уровне, что олимпийские объекты в Сочи, о шестилетнем сроке службы колясок можно было бы говорить. Но в Москве, где полно лестниц и бордюров без пандусов или с непроходимыми пандусами, а тем более в регионах, пока о бережном использовании коляски можно говорить только в том случае, если инвалид не выходит из дома.

– Все зависит от того, как часто вы будете коляской пользоваться. Я езжу активно, мне коляски на шесть лет никак не хватит, – рассказываетколясочница с 6-летним стажем Наталья. – Первую я покупала самую простенькую свою – и укатала ее за два года, потому что ездила по улице зимой. Коляски быстро приходят в негодность из-за недоступности среды: мы не должны ездить ни по таким бортовым камням, как в российских городах, ни по пандусам с таким уклоном. Постоянно, говоря техническим языком, «нарушаются правила эксплуатации», вообще-то, нельзя таскать человека на коляске по лестнице, а нас, инвалидов, все время куда-нибудь втаскивают, люди же у нас добрые, а пандусов много где нет. Не втащат – не попадешь, а от коляски потом детали отваливаются.

Например, недавно Наталье нужно было поменять паспорт, и она отправилась в многофункциональный центр оказания государственных услуг Басманного района Москвы. Вся доступность МФЦ заключается в кнопке вызова у входа. Подъезжаешь на коляске, жмешь, охранник помогает заехать с улицы, но в паспортный стол на второй этаж и в УФМС на третьем попасть невозможно. Вызванный специалист в итоге спустился к женщине, забрал ее документы и отнес в нужный кабинет, а она так и ждала на площадке размером с лестничную клетку. 
 

Дешевое удобным не бывает


Столько слов сказано о том, что мы хотим и готовы видеть инвалидов на улицах… А готовящееся постановление Минтруда запирает многих из них дома на еще более крепкий, чем раньше, замок. По словам Ксении Безугловой, те коляски, которые можно получить бесплатно, вообще неприемлемы для подобных ей самой молодых и активных людей. Приходится покупать то, что подходит, и получать частичную компенсацию от социальной защиты. Сейчас у Ксении небольшая легкая маневренная коляска, которая помещается почти в любой лифт и проходит практически в любую дверь. Однако большинство инвалидов сидят дома с «колясками-непроходцами». 

Мария Генделева вспоминает, что когда она только попала в аварию и стала учиться ездить в своей первой комнатной коляске, та оказалась очень неудобной: не того размера, который был нужен хрупкой девушке, у коляски не надувались шины, так что ее нельзя было использовать на улице. 

– Для двух колясок – комнатной и прогулочной – в квартире нет места. Я пересела на более удобную, хотя и отечественную, коляску, – рассказывает Мария Генделева. – В то время я училась, ездила на занятия каждый день, и коляска быстро заржавела, совершенно сломался механизм – она перестала складываться, ее невозможно было убрать в машину. К концу второго года использования ее пришлось выкинуть. Потом мне дали еще одну слишком большую коляску: она не помещалась в машину, я могла использовать ее только на даче. 

В итоге пять лет назад Мария приобрела немецкую коляску «активного типа», которая соответствует ей по размеру, и получила компенсацию от государства. 

– Сейчас мне снова надо менять коляску – у моей обломалась подножка, и ее невозможно починить. Но приличная коляска очень дорога, а компенсации уже давно не 100% – конечно, лучше, чем ничего, но очень маленькие, – сокрушается девушка.
 

Слово производителю


По мнению Марии Генделевой, решение Минтруда – большой удар для отечественных производителей колясок, тростей и прочих технических средств реабилитации. На всю страну Мария назвала только две фирмы, тоже организованные инвалидами: «Преодоление» и «Катаржина». Если инвалиды смогут обращаться за компенсацией расходов на нужные товары на треть реже, на треть снизится и количество заказов в этих компаниях. 

– Минтруду надо с Минпромом поддерживать отечественных предпринимателей, которые пытаются сами производить качественные коляски, а они вместо того экономят на инвалидах, – соглашается с Марией Генделевой Ксения Безуглова. – Надеюсь, что для кого-то из молодых ребят на колясках ослабление поддержки станет стимулом зарабатывать, обеспечивать себя, в том числе строить бизнес по поддержке инвалидов. Но для пожилых это ужасно – им никто не поможет. 

Мария Генделева Фото с сайта kommersant.ru

Андрей Елагин, генеральный директор АНО «Катаржина», с 1995 года изготавливающей инвалидные коляски активного типа, сам пользователь коляски, подтвердил, что количество заказов может в ближайшее время уменьшиться, но надеется, что это не отразится на производстве губительно. Кстати, за собственные коляски он спокоен: при правильном обслуживании они выдержат новые сроки эксплуатации, предписанные Минтрудом:

– Основная конструкция нашего кресла-коляски – рама, выполненная, например, из титанового сплава, может прослужить пользователю до 10 лет при проведении правильного и периодического технического обслуживания. Некоторые комплектующие и расходные части естественным путем изнашиваются быстрее и должны быть своевременно заменены, что при новом увеличенном сроке эксплуатации необходимо включать в ИПР для получения компенсации расходов на ремонт и обслуживание.

Однако срок эксплуатации тех колясок, которые в массе заводятся в Россию, значительно ниже даже тех четырехлетних нормативов, которые указаны в действующем приказе Минтруда, отметил Андрей Елагин. Также для некоторых регионов страны срок службы колясок нужно еще уменьшить из-за осложненных условий эксплуатации, уверен производитель.

Андрей Елагин Фото с сайта yesyoucan.ru

Коляски фирмы «Катаржина» может быть и прослужат предписанные шесть лет, только сначала их нужно купить. Многие инвалиды, понимая, что компенсация может быть только частичной, смотрят лишь на китайские коляски ценой от 6 до 12 тысяч рублей. Стоимость кресла-коляски базовой комплектации от «Катаржины» (серия «Крошка Ру», модель «Активная») – от 35,5 тысяч рублей. Зато она выполненная из стального сплава, выдерживает нагрузку до 100 кг, а все силовые элементы, грязезащитные щитки и обручи выполнены из сверхпрочного алюминиевого сплава.
 

Не пей – не описаешься


Собеседники «Милосердия.ru» не могли обойти молчанием еще несколько пунктов в проекте приказа Минтруда – об «абсорбирующем белье». То есть о подгузниках и пеленках. Теперь предлагается менять подгузник лишь дважды в сутки. Пользователи соцсетей хором предлагали авторам постановления проверить эту идею на себе – так вот инвалиды уже пробовали. Они знают доподлинно, что ни один подгузник не выдержит 12 часов. 

– Это получается, что нужно не снимать первый весь день, а второй всю ночь. Мне удалось вписать в ИПР четыре подгузника на день – и мне хватает впритык. Мало ли что на них написано про впитываемость по полтора литра – вы возьмите его и лейте медленно воду, он не впитает. Получается, что если у инвалидов нет денег на дополнительные подгузники, они просто будут меньше пить, чтобы меньше выделять. Это очень вредно для здоровья, – рассказывает колясочница Наталья. – Я и так стараюсь не пить перед любым выходом из дома. 

Нормы проводить в одном подгузнике по 12 часов предлагается установить в том числе для детей-инвалидов, которые весят от 3 до 6, от 4 до 9, от 7 до 18 и так далее килограммов. Хоть маленьких детей-то пощадили бы! – удивляются собеседники «Милосердия.ru». Ведь если родители детей-инвалидов смогут заработать денег на дополнительные подгузники, им уже не хватит на качественную реабилитацию, на заботу о себе самих или о других детях. Не будешь же родного ребенка ограничивать в питье или оставлять в одном подгузнике 12 часов. А если в государственных домах для детей-инвалидов эти нормы будут исполняться?
 

Общественное обсуждение


«Милосердие.ru» обратилось с вопросом об отношении к проекту документа к депутату Государственной Думы РФ, пользователю инвалидной коляски Владимиру Крупенникову. Он отметил, что считает новые сроки эксплуатации средств технической реабилитации «нереальными». 

– Сейчас нормы максимально приближены к действительности. Конечно, все индивидуально, зависит от веса инвалида и частоты использования коляски или других приспособлений, но в среднем было нормально.

Фото из личного архива В. Крупенникова 

Владимир Крупенников подтвердил, что будет пытаться скорректировать проект документа Минтруда. Пока проект проходит стадию «общественного обсуждения» и не только депутаты, но и каждый гражданин может оставить свои предложения на специальном сайте.

Большинство собеседников «Милосердия.ru» узнавали о проекте и возможности его комментирования от корреспондента. «Этот сайт попробуй найди, а через 12 дней отчитаются: прошло обсуждение», – возмущена инвалид Наталья. Она надеется, что читатели также поучаствуют в дискуссии и расскажут о такой возможности всем друзьям.

Источник: Милосердие.ru
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика