Телячье дело

Поучительная история произошла не так давно в Тарногском районе, где на базе разорившегося хозяйства планировался запуск приоритетного инвестиционного проекта. И все вроде бы было на мази, однако организаторы проекта решили с его реализацией повременить. Почему?

Знаю точно, где мой адресат

Для начала процитируем «сигнал с мест», который пришел депутату ЗСО Виктору Леухину. Автор письма —
Николай Бусырев, работник колхоза «Шевденицкий», взывает о помощи, сетуя на странное поведение инвестора. Цитируем дословно:

«В апреле 2014 года работники колхоза на общем собрании проголосовали за ликвидацию колхоза «Шевденицкий» и за передачу его новому собственнику. Желание возродить производство выразил директор ООО СПК «Устюгмолоко» Маурин Н.А. Было образовано новое предприятие ООО «Шевденицкое». За осень 2014 года был сделан небольшой ремонт помещений для скота. Была надежда, что производство возродится. Но неожиданно он отказался завозить животных, мотивируя это тем, что Департамент сельского хозяйства не пообещал никаких дотаций. Неужели говядина не нужна области?.. Развалить хозяйство недолго, а восстановить очень трудно. Нужна срочная помощь!».

Ничего личного, только бизнес

Для начала мы попытались выяснить историю вопроса и расспросили людей, которые в силу своей профессиональной деятельности были в курсе обозначенной темы. Все они подтвердили правдивость сложившейся ситуации. Елена Попова, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия администрации Тарногского района, сказала, что на собрании действительно было принято решение ликвидировать колхоз, где скопились немалые долги. Рассказала Елена Юрьевна и о перспективах инвестиционного скотоводческого проекта на 2-2,5 тыс. голов, под реализацию которого у колхоза имеются прекрасные фермы и земельные угодья, где можно выращивать травы для откорма бычков. Работники колхоза, оставшиеся без работы, действительно с нетерпением ожидали завоза партии телят в первую отремонтированную ферму. Но что-то там с субсидиями не срослось, а потому первый этап реализации инвестиционного проекта инвестор отложить.

Николай Маурин пытался отмежеваться от своей основополагающей роли инвестора, пояснив, видимо, из скромности, что с ООО «Шевденицкое» его практически ничего не связывает — он всего лишь инвестиционный консультант. Насколько нам удалось понять, инвестиционный вклад мауринской компании заключается лишь в том, что предприятие предполагало продавать ООО «Шевденицкое» бычков с отсрочкой платежа.

На вопрос о социальной ответственности бизнеса Николай Аркадьевич пояснил, что он очень трепетно относится к этой теме, но условия для реализации проекта в данный момент не самые подходящие. Что ж, бизнес есть бизнес: невыгодно — не заставишь.

Для прояснения ситуации мы связались с исполнителем инвестиционного проекта Анатолием Линьковым, директором ООО «Шевденицкое». По словам директора, данное сельхозпредприятие, располагающееся на территории Тотемского и Тарногского районов, было создано в июле 2014 года — под инвестпроект и для участия в областной программе «Мясное скотоводство». А теперь, когда выяснилось, что размеры помощи ожидаются незначительные, руководство ООО «Шевденицкое» посчитало, что откорм бычков в данный момент невыгоден.

— Анатолий Леонидович, но вы же отремонтировали в Тарногском районе ферму, потратили деньги. Выходит, усилия были напрасны?

— Нет, не напрасны. Мы же проект не свертываем. Он может нормально работать при условии, если там будут полностью заполнены две фермы, а это две тысячи голов скота. Пока вложили в ремонт фермы около миллиона рублей. Сейчас нужны деньги на закупку кормов, бычков и на ремонт второй колхозной фермы. Пока что приобрели пятьдесят бычков, они на тотемской ферме стоят. Надо еще докупить часть земли, поскольку участка в тарногском колхозе не хватает. Рядышком есть другие хозяйства, которые землю вообще не используют — 1000 га вполне можно вовлечь в оборот…

Непросто было отказаться от первоначальных планов. Мы сидели неделю со специалистами из Тарноги, думали и пришли к выводу, что нам 40 миллионов рублей расходов попросту не потянуть. Сами понимаете, требуется период, чтобы телята выросли — берешь-то их трехмесячными, а продаешь — годовалыми. За это время их кормить надо, платить зарплату работникам, приобретать ГСМ и т.д. Нет у нас таких средств.

— Скажите, на что вы рассчитывали, когда ввязывались в проект?

— «Устюгмолоко» — предприятие большое, у него имеется хозяйство в Тотьме. Мы бы заем оттуда взяли в виде отсрочки платежа за поставленных телят. А деньги «Устюгмолоку» вернули, когда бычков продали. Но мы в то же время рассчитывали на государственную поддержку, но не ожидали, что дотации будут такими мизерными и что в 2014 году останемся вообще без помощи —
нашему предприятию не удалось подтвердить статус сельхозпредприятия, а без этого предприятие не имеет возможности войти ни в областную, ни в федеральную целевые программы.

Что дозволено БЫчКУ…

О государственной поддержке АПК, позиции инвесторов и жизнеспособности отдельных хозяйств мы побеседовали также с начальником Департамента сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Николаем Анищенко.

— Николай Иванович, поясните, пожалуйста, ситуацию с инвестпроектом и колхозом «Шевденицкий». Почему, несмотря на серьезную поддержку этой отрасли со стороны государства, наличия техники, уникальных в своем роде ферм, колхоз оказался на грани банкротства?

— Причины тому имелись. И в первую очередь — это неэффективное управление, которое выражалось в неправильности принятия управленческих решений, стратегии развития предприятия.

Неэффективность деятельности колхоза кроется еще и в том, что 500 голов скота обслуживали примерно 60 работников, вместо 5-6 человек, как это предусматривают современные нормы хозяйствования в этой отрасли.

— Зато сельские жители работой обеспечены. Не так ли?

— Мне кажется, нам всем пора понять, что занятие бизнесом не имеет ничего общего с благотворительностью. Если речь, конечно, не идет о спонсорской помощи. Здесь следует мыслить категорией экономической выгоды, тогда предприятие и будет процветать, в противном случае оно обречено на банкротство. Таковы законы экономики. Сельхозпредприятиям, чтобы выжить в рыночных условиях, необходимо активней внедрять новые технологии в содержание животных и при этом своевременно пользоваться государственной помощью, которая повсеместно оказывается в виде грантов, субсидий, компенсаций и т.д.

— В таком случае объясните, какова роль государства в процессе регулирования экономической и социальной выгод?

— Нужно было внедрять новые технологии и принимать грамотные решения. На поддержку новых технологий департамент не жалел денег. И сегодня деньги выделяются, поэтому нельзя просто останавливаться на субсидировании предприятия и шантажировать правительство, чем сегодня занимаются иные недобросовестные руководители сельхозпредприятий.

Что касается ситуации с тарногским проектом, то здесь скорее не шантаж со стороны инвестора, а элементарный расчет, который показывает, что реализовать проект осенью не очень рационально, это лучше делать весной.

— ООО «Шевденицкое» не смогло подтвердить статус сельхозпредприятия и, соответственно, в программу поддержки по мясному скотоводству не попало. Быть может в этом причина?

— Вообще, если зашла речь об инвесторе, в роли которого опосредованно выступает предприятие «Устюгмолоко», то, на мой взгляд, его директор Николай Маурин являет собой образец современного толкового руководителя, у которого, как показала практика, слова с делом не расходятся. И здесь уже дело с места сдвинулось: в рамках реализации проекта произведен ремонт фермы, осенью заготовлены корма. Что же касается позиции нашего департамента, то мы помогли просубсидировать инвестору всю кормозаготовительную технику. А это уже немало. Существует губернаторское решение о субсидировании производства мяса КРС. Так что получить государственную помощь в 2015 году вполне реально. Что же касается возникновения проблем с подтверждением статуса сельхозпредприятия, согласитесь, мы же не можем менять под кого-то утвержденный порядок предоставления государственной помощи*. Так что тут обижаться не на кого.

— В последнее время не раз приходилось слышать о сокращении субсидирования по целевым программам в молочном и мясном животноводстве. Так ли это на самом деле?

— Ситуацию с областным бюджетом, конечно, простой не назовешь, но в то же время она и не безнадежна. Что же касается помощи со стороны государства, то наш департамент пошел по пути комплексной и комбинированной поддержки пилотных проектов. Большое распространение получила господдержка на базовой основе производства, включающая в себя модернизацию и реконструкция ферм, приобретение техники и т.д. В дальнейшем это позволит значительно уменьшить затраты. А если будут новые технологии и современная техника, то аграриям не нужно будет просить у нас субсидии. Такова логика.

— В двух словах, думаю, следует объяснить нашим читателям, какие виды господдержки ожидают начинающего агрария, если тот захочет заняться, скажем, животноводством или скотоводством?

— Считайте сами: при новом строительстве фермы субсидия на одно скотоместо составит 50 тысяч рублей, при ее модернизации — 35 тысяч рублей при условии, что сумма субсидии должна составлять не более 50% от суммы затрат. В мясном скотоводстве существует субсидия в размере 10 рублей на килограмм мяса, а также 10% от цены реализации этого вида продукции. Также начинающий фермер вправе рассчитывать на грант в полтора миллиона рублей, а для развития бизнеса семейной фермы предполагается помощь до 10 миллионов рублей. И этот перечень мер поддержки сельхозпроизводителей можно продолжить…

— И все-таки, хватит ли у государства на всех желающих денег, в чем так сомневаются аграрии?

— Пока объем финансирования подпрограмм достаточен. А если не хватит, то происходит бюджетная корректировка — под планируемые затраты.

— Существуют ли критерии эффективности государственной помощи? И в чем эта эффективность выражается?

— Понятие эффективности имеет много категорий — уровень рентабельности, прибыль и т.д. В каждой целевой программе имеются свои критерии эффективности. В частности, когда рассматривалась программа поддержки молочного животноводства, основных показателей эффективности было два —
увеличение темпов производства молока, а также поголовья дойных коров. Наверное, вам известно, что в прошлом году регион потерял около 6 тысяч голов. Для стабилизации ситуации в отрасли губернатором были выделены необходимые средства, которые способствуют выполнению поставленных задач. Сегодня мы видим, что в молочном животноводстве удалось переломить негативные тенденции — показатели идут в рост, что и является в данном случае главным показателем эффективности.

— В прошлом году на поддержку АПК было дополнительно выделено 500 миллионов рублей. На что они пошли?

— 300 миллионов рублей было направлено на молочное животноводство. Остальные деньги равными частями использованы на мясное скотоводство и птицеводство.

— Какова окупаемость инвестиционных проектов в животноводстве?

— Этот процесс не такой быстрый. Результат будет виден лишь через три года, а то и — пять лет. А если брать в целом, то средняя окупаемость подобных инвестиционных проектов составляет от 10 до 15 лет.

— То есть вы хотите сказать, что субсидирование процентной ставки должно занимать аналогичный период?

— Можно сказать и так. Думаю, что для молочного животноводства лет 15 — это тот срок, когда сельхозпредприятие в государственной помощи нуждаться уже не должно.

Звезды не сошлись

После определения позиций инвестора и областных чиновников можно сделать вывод о том, что в данном случае над проектом, как говорится, звезды не сошлись. Торможение тарногского проекта имеет одновременно несколько причин или версий. Версия официальная: неопределенность с его государственной поддержкой вызвана отсутствием у колхоза (и созданного ООО) статуса сельхозпредприятия.

Вторая, менее явная причина связана с юридическими нюансами. Как нам стало известно, колхоз, у которого имеется долг перед бюджетом, не был ликвидирован, и имущество хозяйства на момент подачи заявки находилось на его балансе. Поэтому все сделки, заключенные накануне ликвидации предприятия, могут быть признаны антикризисным управляющим недействительными (такая практика была распространена в нашем регионе).

Третью версию высказал депутат ЗСО Виктор Леухин — возникновение у инвестора внутренних финансовых проблем, из-за чего пришлось сместить временной период реализации этого проекта, то есть взять тайм-аут.

Вместо эпилога

Когда-то в давнее время в газетах была рубрика под названием «Письмо позвало в дорогу». В отдел писем приходили обращения и жалобы граждан, затем по тревожному адресу выезжал корреспондент, расспрашивал людей, изучал обстоятельства дела, а затем в зависимости от величины проблемы, мастерства журналиста и позиции власти в этой же газете появлялась критическая статья. После этого обычно следовали меры партийного контроля, итоги которых публиковались уже под другой рубрикой — «Газета выступила, что сделано». Теперь время другое, но, как видим, актуальность «сигналов с мест» осталась. Чутье не подвело: с виду обычная история получилась и впрямь поучительной. 

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика