«Ребятки, пустите меня в суд»: как в Москве оглашали приговор братьям Навальным

Братьям Навальным вынесли приговор по делу «Ив Роше». Обоим 3,5 года: Алексею — условного срока, Олегу — реального. Оглашение должно было пройти 15 января, однако 29 декабря заседание перенесли. После этого многие стали говорить, что чтение затянется, однако заседание продлилось не более десяти минут. Олега Навального взяли под стражу прямо в зале суда, Алексею продлили срок домашнего ареста.

Что происходило в Москве, кто пришел к зданию суда и чем закончилось стремительное оглашение — в репортаже корреспондента «Бумаги».

Фото: Павел Никулин
За час до начала оглашения приговора братьям Навальным полицейские начали выстраиваться у здания Замоскворецкого суда. Вдоль Татарской улицы уже стояли припаркованные полицейские грузовики, рядом толпились омоновцы и обычные полицейские в валенках и теплых куртках.
Проходы к суду заблаговременно перекрыли стальными металлическими рамками. Репортеров и оппозиционеров, толпящихся рядом с ними, безразлично разглядывали сотрудники правоохранительных органов. Временами раздавались нестройные скандирования, но все больше молчали, переминаясь с ноги на ногу и согревая дыханием ладони. Над толпой у ограждений поднимались небольшие облачка пара.
— Ну-ка потеснились! Подвиньтесь, говорю! — скомандовал полицейский.
 
Его коллеги стали двигать рамки, отбирая у собравшихся кусок тротуара. Люди неуверенно начали пятиться, полицейские толкались и наседали на толпу.
 
— С проезжей части уйдите тоже! Машины не могут проехать, — продолжал полицейский.
 
О том, что пустующую дорогу заблаговременно перекрыли несколькими патрульными машинами, он, видимо, не знал.
 
— Ребятки, пустите меня в суд! — журналистам улыбнулся мужчина в черной балаклаве с разноцветными пятнами, он тащил с собой какой-то баул и пытался попасть в здание. Протиснувшегося к рамкам мужчину тут же скрутили полицейские и отвели в автобус для задержанных. Толпа встретила случившееся молчанием, зашушукались потом, кто-то засмеялся в голос. Оказалось, что мужчиной в маске был Олег Навальный. Отпустили его довольно быстро, обвиняемый вернулся на улицу и в скором времени щеголял маской в зале суда. За Олегом проследовали журналисты.
 
— Я не могу вас всех пустить, на первом этаже есть трансляция, оставайтесь там! — умолял прессу представитель суда. Пресс-секретарь в это время выкрикивала названия информагентств, которых по традиции пускают в зал судебных заседаний первыми.
 
— Я не пойму, где у меня «РИА Новости», где вы? — искала глазами коллег девушка.
— Их же расформировали! — ответили из толпы. Пресс-секретарь удивленно подняла брови и продолжила оглашать список.
 
Ни репортеры в зале, ни их коллеги, оставшиеся слушать трансляцию внизу, не могли разобрать речь судьи Елены Коробченко. Первым мешали щелчки фотокамер, вторым — ругань приставов с посетителями суда, которых не пускали на оглашение приговора.
— Не слышно же, — расстроенно протянула пресс-секретарь, — может, колонки у кого есть?
 
Она окинула взглядом толпу репортеров, но те не обратили на нее внимания — Коробченко начала читать приговор. Из монотонного бормотания судьи стало ясно, что она будет читать лишь вводную и резолютивную части приговора. Без мотивировочной части было совершенно непонятно, почему в предъявленных братьям Навальным обвинениях изменились пункты статей.
Судья продолжала жевать слова приговора: Олег Навальный признан виновным, срок приговора — 3 года 6 месяцев лишения свободы, Алексей Навальный — тот же срок, но условно. На первом этаже поднялся галдеж.
— В заложники, блин, взяли, — выдохнул руководитель московского отделения Партии Прогресса Николай Ляскин.
— За что его-то! Сажайте меня! — донесся из слабых динамиков судебного телевизора крик Алексея Навального. Его брата брали под стражу в зале суда, а сам он успел на выходе произнести гневный монолог.
— Это самый подлый и отвратительный приговор. Мы увидели, что власть пытается уничтожать политических оппонентов и сажать их родственников. Это привычная ситуация, мы понимали, что они делают это с людьми: они пытают родственников тех людей, которых считают своих политическими оппонентами. Эта власть не заслуживает существования. Она должна быть уничтожена. Я призываю выходить всех на улицу до тех пор, пока власть, которая невиновных людей хватает и мучает, не будет отстранена.
Пытавшихся задать вопросы политику репортеров расталкивали сотрудники службы исполнения наказаний. Домашний арест Навального пока остается в силе до вступления приговора в законную силу.
Источник: Бумага
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика