Минобр дискредитирует идею школьной формы: детей не пускают в школу за внешний вид

Долгожданный для большинства родителей и учителей закон о школьной форме показал свою обратную сторону. Из-за отсутствия дополнительных инструкций к документу, чрезмерно инициативные директора школ допускают произвол, вводя ограничения к внешнему виду учеников. В некоторых школах учеников не допускают к занятиям, если те пришли в обуви со слишком толстой подошвой или в яркой, по мнению директора, одежде. Чтобы прекратить "форменный беспредел", депутат Госдумы от Челябинской области, член генсовета "Единой России" Владимир Бурматов направил письмо заместителю председателя правительства РФ Ольге Голодец с просьбой установить единые требования к внешнему виду школьников. О проблеме школьного дресс-кода депутат рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Владимир Владимирович, в чем необходимость введения единых требований ко внешнему виду школьников?

Владимир Бурматов: Суть в том, что на сегодняшний день в целом ряде российских регионов школы устанавливают избыточные требования к внешнему виду учеников. Например, в Курганской области только на прошлой неделе в девяти школах прокуратура отменила положение о внешнем виде учащихся, потому что там была прописана совершеннейшая несусветица. У нас есть примеры, когда директора школ линейкой начинают измерять толщину подошв обуви школьников, устанавливают, что она не должна быть толще скольки-то миллиметров или тоньше стольки-то миллиметров. Начинают прописывать требования к длине волос девушек, молодых людей и так далее, начинают вводить запреты на замену школьной формы в середине года. Есть у нас и такие примеры! В Кургане такое было. У ребенка штаны прохудились: он с горки катался, а в положении прописано, что только в сентябре можно купить новый комплект школьной формы.

Вопрос: Но это же доведение до абсурда!

Владимир Бурматов: На мой взгляд, это маразм, эксцесс исполнителей, перегибы на местах. Можно по-разному это называть, но смысл в том, что кошмарят школьников, их же реально не пускают, если толщина подошвы больше на сколько-то миллиметров, линейкой ее измерят на входе и не пустят в школу, не допустят к урокам. Но кому это нужно? Директор проявляет свою избыточную активность. Зачем нужны эти конфликты с родителями, которые хотят купить ребенку школьную форму, но в положении написано, что в середине года этого делать нельзя? Но самое главное, что это бумерангом возвращается к директорам школ, к которым после жалоб родителей приходит прокуратура и наказывает уже директора, потому что он нарушает закон этими своими действиями.

Вопрос: Почему так произошло, кто виноват?

Владимир Бурматов: Весь этот бардак от начала до конца – это свидетельство бездействия Министерства образования. Два года назад ведомство Ливанова должно было издать одно-единственное разъяснительное письмо, и в нем прописать правоприменительную практику: что такое школьная форма, как приспособиться к ее внедрению, какие факторы учитывать. И всё. Можно было бы забыть об этом раз и навсегда. Было это сделано? Нет, этого сделано не было. В итоге, что мы имеем: у нас целый набор этих безумных требований, есть примеры, когда в положениях о школьной форме прописываются пункты, которые могут иметь двусмысленное, неоднозначное толкование.

Вопрос: Какие, например?

Владимир Бурматов: Например, прописывается, что запрещена одежда ярких цветов. А директор считает ярким всё, что не черное. Вот такое у него представление о прекрасном! И всех остальных он не допускает к занятиям, что тоже - нарушение закона. Я предлагаю эти вещи убрать и перестать издеваться над школьниками, перестать мучить родителей, перестать подставлять директоров школ, которые от этого тоже страдают, когда прокуратура стучится им в дверь. Для этого нужно одно единственное письмо Министерства образования. Почему ведомство этого не сделало вовремя, я не знаю. Они заняты какими-то другими вещами. Они считают квадратные метры, гектары земли, миллионы людей. Они бухгалтера, они про людей не думают вообще. Но надо начинать заниматься своей деятельностью, а не бухгалтерской.

Я написал вице-премьеру Ольге Голодец, потому что надо дать соответствующее поручение Министерству образования, они это поручение должны выполнить и поставить точку в этой вакханалии вокруг проблемы школьной формы.

Вопрос: Наверное, все, кто желал введения дресс-кода, уже успели пожалеть об этом?

Владимир Бурматов: Сложилась такая ситуация: введение школьной формы у нас поддерживали все граждане, больше 80%. А то, что сейчас делается, это дискредитация этой идеи. Но зачем людям портить жизнь? Мы все добивались, чтобы эта школьная форма появилась, мы принимали поправки в закон, но теперь надо правоприменительную практику привести в соответствие со здравым смыслом, и я считаю, что Министерство образования должно незамедлительно этим заняться.

Вопрос: На Ваш взгляд, чем должны ограничиваться требования к форме? Что руководство школы в праве требовать от учащихся, а что – нет?

Владимир Бурматов: Это должно решить профильное ведомство. Я вижу проблему, мне на нее жалуются избиратели. Я вижу, что в это уже начала вмешиваться прокуратура. Я реагирую на эту ситуацию. У нас есть чиновники, которые деньги за свою работу получают, но они за эти деньги ничего не делают. Может быть, они, в конце концов, поработают и представят нам проект этого инструктивного письма, мы соберем родительскую общественность, учителей, директоров школ, экспертов и всех заинтересованных лиц? Я готов провести это мероприятие на площадке Госдумы. Мы обсудим эти предложения. Но Министерство ничего не предлагает, это абсолютно недееспособное ведомство. Я поэтому Ливанову ничего писать не стал, а попросил это оформить в виде поручения вице-премьеру. Может быть, после этого они шевелиться начнут.

Вопрос: Как Вы думаете, благоприятно ли повлияло на учебный процесс введение школьной формы в целом, если не говорить об отдельных инцидентах? 

Владимир Бурматов: Чего мы добивались, когда вводили школьную форму? На что нам жаловались родители, когда просили ввести ее в школах? Они жаловались на то, что есть имущественное расслоение: дети себя дискомфортно чувствуют от того, что кто-то может себе что-то позволить, кто-то не может. Теперь этот вопрос снят. Мы слышали жалобы, связанные с необходимостью более светского образования, потому что были примеры с хиджабами, с платками и так далее. Введение школьной формы поставило точку: в положениях о школьной форме нет ни хиджабов, ни каких-то других элементов. Эта проблема снята. К счастью, мы этих проблем больше не видим. Мы упростили родителям подготовку ребенка к школе, и хочется надеяться, что кому-то еще и деньги сэкономили. На основные вопросы школьная форма "ответила". Не говоря уже о том, что в России школьная форма принята веками, это всегда был отличительный элемент соответствующих школ, на форме были эмблемы школ и так далее.

Вопрос: Как Вы думаете, уместно ли в дальнейшем вводить одинаковую школьную форму во всех школах страны?

Владимир Бурматов: Нет. Я являюсь противником того, чтобы всех "причесать под одну гребёнку", и чтобы у всех была одинаковая школьная форма. Я против, надо оставить право выбирать форму школам, родителям, родительским комитетам и так далее. Но сейчас мы видим, что над детьми издеваются, уходя в другую крайность, слишком зарегламентировав эти вещи. Зачем это надо? Этого можно избежать одной-единственной бумажкой. Пусть Министерство образования оторвется от своих бюджетных миллиардов и делом попробует заняться - вдруг из этого что-то получится.

 

Источник: Накануне.RU
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика