Дом счастливой женщины Марины

 
 

Дом счастливой женщины Марины

Дом Марины давно признали аварийным. Фото Т. Охотниковой

Марина Маслухина живет в доме, внешне и по удобствам больше похожем на сарай. 15 лет назад его признали аварийным, но власти вместо помощи шлют женщине отписки.
От автора: с Мариной Маслухиной я познакомилась через соцсети в октябре. Ее друзья сняли ролик о том, в каких условиях живет женщина, и выложили на один из сайтов. Я сразу связалась с Мариной и 28 октября приехала к ней домой.

Дом-барак был выстроен в начале 1950-х годов, потом его перенесли подальше от Ленинградского путепровода. Здание давно расселено, жильцы уехали. Марина до сих пор дружит с бывшими соседями. Но вот сама, похоже, здесь застряла надолго. Чиновники советуют Марине встать на очередь. Но на очередь ее сами же и не ставят.
- Родилась я 1 апреля 1967 года, - начала рассказа Марина, когда я присела за край стола в ее квартирке. Марина обустраивает дом, как может, и даже пытается создать уют. –Маму увезли в роддом на улице Пирогова. Ей было на ту пору 27 лет, она меня, как говорят, нагуляла.

По словам моей собеседницы, родителям мамы было за нее стыдно. Они ругали роженицу. После того, как дочка появилась на свет, молодая женщина не выдержала упреков и сошла с ума.
- Маму положили в психбольницу, а меня, как потом говорили родные, отправили на вертолете в детдом в Великий Устюг, - продолжает Марина. – Через четыре месяца она вылечилась после родовой горячки и подняла шум: где ребенок? Меня привезли обратно в Вологду. Но ей меня все равно не отдали. Маму признали инвалидом по психическому заболеванию, а меня отправили в интернат в Лукьянове.
Интернат моя собеседница даже спустя 30 лет вспоминает с ужасом и отвращением.

– Там нас обижали, в то время ведь не было никаких контролирующих организаций и прочих защитников детей, - вздыхает Марина.- Была одна воспитательница, ее фамилию помню, но называть не буду. Ей было под 70 лет, и у нее была под опекой девочка. Представляю, каково ей было жить с этой с этой злобной старухой.

На выходные Марину брали домой. Но и там было немногим лучше, чем в приюте. Родные не считали нужным тратиться на ребенка. Даже одежды для дома у Марины не было – так и ходила в казенном.
- Да еще сын бабушки Юра выпивал, лупил всех подряд, даже собственных родителей, и я его ужасно боялась, - вспоминает Марина. – Иногда мне казалось, что бабушка была бы не против меня забрать, но остальные домочадцы были против. Юра, бывало, запирал бабушку в комнате, и я кормила ее через форточку . Я сильно любила бабушку, но не умела показывать свои чувства. Сейчас жалею об этом.
После интерната Марина, как и все девочки-ровесницы, поступила в ПТУ. Получила профессию монтажницы телефонного оборудования. И стала жить с бабушкой и дядей, который к тому времени совсем спился и сиднем сидел в своей комнате.

Однажды буян, поколотив для острастки бабушку с Мариной, ушел к себе в комнату. Да так и не вышел оттуда.
- Несколько дней не показывался, а мы просто боялись туда войти: Юра строго-настрого запрещал его беспокоить,- рассказывает Марина. – Оказалось, умер.
А потом случилась в жизни Марины большая любовь.

– Саша не мог на мне жениться, приходил не слишком часто,- рассказывает Марина. – Думаю, у него была семья. Я не спрашивала его об этом никогда. Главное – он был в моей жизни. Хороший он, стихи писал мне! Считаю, что он намного лучше меня, я его недостойна. У меня нет на него злобы, нет. Я благодарна судьбе, что знала его.
Закончился роман вполне предсказуемо. Родилась у Марины дочка Маша.

- Я тогда дала себе слово, что мой ребенок ни за что в детдом не попадет и нуждаться не будет, - говорит Марина. – Устроилась на несколько работ. Потом на крановщицу выучилась – там больше платили. Дочка выросла хорошая. Она в 2010 году вышла замуж и родила сына. Маша отсюда уехала и работает руководителем музыкального коллектива. Не зря я жизнь прожила! Так что в общем и целом я счастлива.
Живет счастливая женщина в таких условиях, что врагу не пожелаешь. Одна-одинешенька в развалюхе, которой побрезговали бы и бездомные. Без водопровода, с удобствами на улице. Стирает Марина в большом грязном пруду. Мыться ходит к подругам, а порой пускают по знакомству на заводе, что по соседству, в рабочую баню. Из удобств – только электричество: помогли добрые люди подключиться к электростолбу. Периодически, правда, работники службы приходят и обрезают свет: короткого замыкания боятся. А как Марине без света жить, при свечах, что ли? Но это никого не волнует.

– Я вот и печь сама сложила, только дымоход не получилось нормальный сваять, - сетует Марина. – Но ничего, готовить можно. Вот только бы свет нормальный дали да воду. Ношу пятилитровыми бутылками, - кивает она на батарею емкостей в прихожей.
Как же так вышло, что непьющая женщина, которая всю жизнь работала, оказалась в таких условиях? Даже бывшим сидельцам дают комнаты в общежитиях маневренного фонда с удобствами.

- Эту квартиру еще мой дед получал от железной дороги, - рассказывает Марина. – Потом дом сняли с баланса железной дороги, и за эти годы он переходил несколько раз под опеку разных коммунальных организаций.
Марина перебирает документы из толстой пачки с надписью «Вологда, Архангельская линия, ул. 498 км, дом номер 1». Вот ответ от 30 июля 2009 года от тогдашнего начальника жилищного отдела администрации Вологды Ирины Маховой: « Вы не стоите на учете. Дом включен в перечень непригодных для проживания домов. Дом отнесен к категории аварийных». Вот отвечает ей за десять лет до этого, в 1999 году тогдашний мэр Алексей Якуничев: « Согласно заключению комиссии, дом признан непригодным для проживания, но обвалом не грозит...». Вот наконец уведомление от 14 февраля 2103 года номер 7-3-12/1556 о принятии Марины на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении по договору социального найма.

- Я даже космонавту Терешковой Валентине писала – и что? Мне предложили после этого домик на улице Клубова – он еще хуже моего. Совсем развалюха, - сетует Марина и тут же оптимистично заявляет: - Теперь зато у меня номер учетного дела есть – 11452.

А недавно пришла Марине еще одна бумага. Там написано, что очередь в общем списке граждан жильцов помещений, которые признаны непригодными для проживания и реконструкции не подлежат, двинулась. Если в 2013 году таковых было 3379, то в 2014 осталось всего 798. «Поскольку ваш жилой дом сносу не подлежит, оснований для расселения в рамках указанного выше закона на сегодняшний день не имеется», - написаны в ответе-отписке неутешительные слова.

От редакции: мы будем следить за ситуацией и непременно расскажем вам, удалось ли Марине добиться переселения .

Автор: Татьяна Охотникова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика