Сытый менеджер

«Закон о сити-менеджерах», вызывающий массу вопросов и сомнений, на прошлой неделе был внесён в Законодательное Собрание области.

Напомним, речь идёт об изменении структуры всей местной власти, при которой глава администрации будет наёмным управленцем, а политическая власть сосредоточится в руках главы муниципального совета. «Премьер» писал об этом в прошлом номере в материале «Конец эпохи».

Всего в законе пять статей. Текст очень короткий, и ответа на главный вопрос — чем именно будет заниматься сити-менеджер — там не даётся. «Представленный закон носит половинчатый характер, формулировки нечеткие, непонятна также миссия главы муниципального образования, процедура его выборов, а главное, круг полномочий», — прокомментировал проект депутат Госдумы Вячеслав Позгалёв, в прошлом возглавлявший Вологодскую область.

В то же время председатель государственно-правового комитета ЗСО Владимир Буланов отмечает, что никто никого не обязывает повсеместно вводить институт сити-менеджеров. «Федеральный закон не прописывает обязательного использования тех возможностей, которые он даёт, он подразумевает сохранение тех органов власти, которые работают эффективно, — заявил он «Премьеру». — А проект губернатора предполагает изменить систему власти везде. На мой взгляд, однообразие может дать какой-то комфорт и удобство, но за основу надо брать результаты, которые дают те или иные формы за последние годы работы».

Всяко бывает

Вообще-то «сити-менеджеры» для России отнюдь не новость. Эта система управления муниципалитетами обкатывается в России не первый год, в том числе и на Вологодчине. К примеру, в прошлом номере «Премьер» сообщал о том, что главой Грязовецкого района был избран Михаил Лупандин. В то же время исполнительную власть там возглавляет глава администрации района. Аналогичная схема действует в Великоустюгском и Устюженском районах.

В других регионах наиболее известна ситуация в Екатеринбурге, где известный политик Евгений Ройзман в прошлом году стал председателем городской думы, но его при этом называют и мэром. У него сложился тандем с сити-менеджером Александром Якобом: вместе они противостоят прогубернаторским силам. Если же такой тандем не сложится, управление городом может превратиться в постоянную борьбу амбиций и полномочий.

При этом в российской практике в городах, где уже действует институт «сити-менеджеров», некоторые полномочия зачастую дублируются в обоих органах, которые вообще непонятно, кто исполняет.

Главное полномочие, которого нет у сити-менеджера в сравнении со своим выборным коллегой, — это отсутствие права подписи под решениями горсовета. Это касается и бюджета, и решений о приватизации муниципального имущества, и т.п. К примеру, в том же Екатеринбурге решения гордумы подписываются только Главой города — председателем думы (Евгением Ройзманом). В отличие от этого под решениями Вологодской городской Думы пока что стоят подписи её председателя Юрия Сапожникова и главы города Евгения Шулепова.

Другой вопрос, которым задаются эксперты, это финансовые последствия «переезда» части полномочий с Каменного моста (нынешний офис Главы Вологды) на Козлёнскую, 6 (городская Дума). Ведь если у председателя городского парламента прибавится обязанностей и представительских функций, это потребует увеличения аппарата, а значит, и затрат.

По неофициальным данным у областного правительства, как говаривали в советские времена, «есть мнение», что при новой системе управления Евгений Шулепов возглавит городскую Думу, а сити-менеджером станет некий «человек Кувшинникова». При этом есть единственный способ переместить Евгения Борисовича в городской парламент: это досрочные выборы по одному из округов. Выходит, власти придётся ещё и пожертвовать кем-то из народных избранников...

Не так сели

Напомним, механизм смены модели местного самоуправления был запущен федеральным законом. Он был внесён во время весенней сессии в Госдуму и уже к концу мая прошёл все три чтения, был рассмотрен Советом Федерации и подписан президентом. Одним из соавторов проекта был вологодский депутат нижней палаты от ЛДПР Сергей Каргинов.

Как отмечает народный избранник, на выходе получился совсем иной текст, нежели был внесён. «К третьему чтению инициатива претерпела изменения до полной неузнаваемости, — заявил он корреспонденту «Премьера». — Всё было отдано на откуп регионам. Я считаю, что делать реформу на отдельно взятых территориях нецелесообразно, нужно было вводить единую для всех систему».

К тому же главной угрозой для реформы Сергей Генрихович считает недостаточную финансовую обеспеченность. Причём изначально планировалось решить эту проблему. «Ведь у муниципалитетов нет достаточного количества денег для функционирования в том виде, в каком это заложено в реформу, а государство этого финансирования не предоставило, — разводит руками депутат. — В Минфине мне сообщили, что централизация бюджетной системы к 2017 году должна дойти до 50%. Это тем более не позволит эффективно ввести этот институт». Кроме того, в бюджетах нет денег на перевыборы во всех муниципалитетах в следующем году, если об этом всё-таки всерьёз зайдёт речь.

Действительно, когда реформа только планировалась в конце прошлого года, контуры будущих экономических проблем уже прослеживались. Это было связано в первую очередь с проблемами на внешних рынках у «Газпрома». Вхождение Крыма в состав России потребовало перенаправления финансирования. Затем против нашей страны были введены международные санкции. Проще говоря, возникли «незапланированные трудности» и для экономики, и для бюджетов всех уровней. На этом фоне с реформой можно было бы и повременить.

Отмечает народный избранник и проблему с кадрами. «Любой новый человек вынужден будет вновь подбирать команду, вникать в дела, налаживать контакты с вышестоящими органами власти, чтобы получать должную ресурсную поддержку, — говорит Сергей Каргинов. — Но таких людей очень мало — при том, что на такие места должна быть серьёзная конкуренция профессионалов, должен быть резерв».

Мина замедленного действия

Бывший председатель Вологодской городской Думы Александр Лукичев сейчас местным самоуправлением не занимается, сменив область деятельности. Но в своё время он был одним из крупнейших в стране экспертов в этой сфере, писал книги и даже защитил кандидатскую диссертацию. Фактическую достройку вертикали власти, которую Сергей Каргинов считает главным достоинством происходящих изменений, Александр Николаевич, напротив, считает бедствием. Отмена выборов мэров будет означать «превращение нас в политических рабов», отмечает он.

Далее экс-спикер Гордумы прямо заявляет о фактическом введении прямого губернаторского правления на местах, что прямо противоречит духу закона о местном самоуправлении. «Реальная финансовая и экономическая власть находится в руках мэров, которые будут называться сити-менеджерами и в назначении которых губернатор будет играть главную роль, — рассуждает он. — При этом необходимо вспомнить, что на протяжении последних 5-7 лет полномочия депутатов в значительном количестве были переданы главам исполнительной власти». >>

>> Ближайшими последствиями реформы, по прогнозу Лукичева, будет ещё более сильное падение интереса местных жителей к муниципальной власти. «Наши область и город и так бьют рекорды по явке на выборы, но после отмены выборов мэров, глав исполнительной власти доверие к ним окончательно упадет и власть будет гордиться даже 10-процентной явкой избирателей, — полагает он. — Думаю, что это мина замедленного действия. К уродливой партийной системе, отсутствию политической конкуренции прибавляется невозможность населения хоть как-то влиять на местную власть».

За прямые выборы выступает и Вячеслав Позгалёв. «Я сам всегда был на стороне прямого тайного голосования, так как считаю, что именно этот вариант в полной мере отражает смысл местного самоуправления: всенародно избранный глава будет подотчетен местному населению и сможет отстаивать интересы своих избирателей более эффективно», — рассказал он «Премьеру».

Скоро грянет буря?

Между тем многие аналитики прогнозируют, что если реформа будет реализована так, как задумано, это создаст серьёзные конфликты как среди элит, так и в обществе. К тому же, насколько можно судить, стоит задача провести реорганизацию местного самоуправления в самые сжатые сроки, что само по себе создаст серьёзную напряжённость. Конфликты заметно усилятся, когда начнётся реальный раздел полномочий — вплоть до затяжного «перетягивания одеяла» и блокирования самых важных решений.

Скорость принятия закона обусловлена одним простым фактором. Под его исполнение в областном бюджете нужно будет заложить деньги. «Проект бюджета должен быть внесён в ЗСО 1 ноября и времени для раскачки и размышлений не осталось», — пояснил «Премьеру» Владимир Буланов.

В распоряжении «Премьера» есть одно из заключений, подготовленных вологодскими экспертами на законопроект. «Реальный контроль населения за решением вопросов местного значения органами власти практически упраздняется», — констатировано в экспертном заключении.

По мнению авторов документа, председатель представительного собрания, который получит статус главы района, на практике также будет лишён реальных властных полномочий по оперативному управлению муниципалитетом. «Его роль в развитии муниципального образования и решении вопросов местного значения становится формальной и в основном представительской», — отмечают составители.

«Проведение подобных экспериментов может иметь катастрофические последствия, выраженные в колоссальных финансовых издержках, непрогнозируемых рисках и дестабилизации системы управления. Положительный эффект от предлагаемых преобразований совершенно неочевиден», — написано в заключении на проект.

По логике авторов текста, для безболезненного проведения реформы нужно по крайней мере провести её широкое обсуждение. Тогда хотя бы удастся «смягчить падение». А покуда этого не произойдёт, следует закрепить в законе существующее положение вещей, как это есть в каждом муниципалитете.

Источник: Газета Премьер
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика