Свобода рынка

В ноябре городской рынок Вологды может быть продан.

Аукцион о продаже главного рынка областного центра был объявлен ещё в сентябре. Однако широкая общественность об этом узнала только на прошлой неделе с подачи известного оппозиционера Евгения Доможирова.

Он даже не упустил случая поиронизировать на эту тему. «Возникло такое чувство, что все узнали о продаже рынка из моего поста. Что, кстати, заметно по комментариям людей», — отметил он позднее в своём блоге.

«Я думаю, что рынок — это социальный объект и его можно бы и оставить в городской собственности», — заявил Доможиров корреспонденту газеты «Премьер».

Что почём

Слухи о возможной продаже рынка ходили давно. В прошлом году Вологодская городская Дума приняла решение преобразовать его из МУПа в ООО, что и произошло с нового года. В апреле народные избранники включили рынок в план приватизации. Но при этом на каждом этапе все заявляли, что это только формальность и ни о чём определённом говорить пока нельзя. 100-процентная доля, принадлежащая городу, тогда же была оценена в 250 миллионов рублей.

По мнению Евгения Доможирова, рынок нужно продавать за 600-800 млн руб. Другой собеседник назвал «Премьеру» цифру от 500 до 700 млн.

«Если его всё-таки продавать, то продавать надо явно дорого, — пояснил Евгений Валерьевич «Премьеру» свою позицию. — Но гораздо полезнее и эффективнее, если бы он приносил деньги в городской бюджет, являясь активом. Можно сказать, что рынок может приносить не менее 8 миллионов рублей прибыли в месяц, или около 100 миллионов в год».

Лучший рынок страны

В апреле главный рынок Вологды был признан лучшим среди себе подобных. Всего в столичном конкурсе приняло участие 35 таких организаций. «Их деятельность оценивалась по различным показателям: финансовые результаты, взаимодействие с органами местного самоуправления, инвестирование средств в развитие предприятия, социальная политика», — сообщал «Вологда-портал».

Впрочем, есть у продажи рынка как минимум один резон. Его инфраструктура создана не вчера и что-то, возможно, необходимо заменить. Заводят речь и о необходимости капитального ремонта, при этом город может его и не потянуть. Директор рынка Владимир Соколов этих слухов не подтверждает, но и не опровергает. «Да, она, может, оставляет желать лучшего, но у неё не столь ужасное лицо, каким её могут некоторые охарактеризовать, — говорит он. — Да, есть поломки, но есть служба, которая с ними справляется. Я не думаю, что они лежат таким уж большим бременем на нашей работе».

Но вообще-то, как признаёт Владимир Борисович, такая форма торговли, как рынок, будет постепенно отмирать. «Формат всё равно рано или поздно придётся менять, но менять нужно осторожно. Я думаю, что у будущих инвесторов будет очень много работы — им придётся привлекать серьёзные деньги для обустройства квартала. Поэтому я не думаю, что в ближайшие годы здесь что-то серьёзно изменится».

К тому же на работу рынка так или иначе завязано до 10 тысяч человек. Речь идёт не только непосредственно о продавцах, но и о водителях, и о грузчиках, и о специалистах по логистике — и так далее. У многих есть дети. Выходит, что в одночасье в любом случае рынок никто не ликвидирует, чего многие опасаются.

Бизнес-центр вместо рынка?

Среди возможных вариантов развития событий — это строительство бизнес-центра вместо городского рынка. Слух об этом есть, но это, видимо, только один из вариантов развития событий. Невесёлые думы навевает произошедшее в прошлом году в Воронеже, когда главный рынок этого города был стремительно приватизирован, затем снесён и заменён на новое здание. При этом возникла серьёзная социальная напряжённость среди его бывших работников — доходило до голодовок.

Впрочем, в Вологде такой вариант навряд ли придётся ко двору. Как сообщал «Премьер» в материале «В беспамятстве-2» в номере от 7 мая 2013 года со ссылкой на директора «Научно-реставрационных производственных мастерских» Александра Юрманова, в этом квартале существует проблема подземных протечек неизвестного происхождения. Впрочем, под самим зданием рынка этой проблемы, по-видимому, нет. Зато там есть трудности другого свойства.

Конечно, построить можно что угодно и где угодно. Но от геологических условий прямо зависит цена, поясняет геолог Денис Романенко. «Место, где стоит рынок, — вторая надпойменная терраса реки Вологды, — рассказал он «Премьеру». — Сверху на ней очень много заилованных отложений, они по своей консистенции текучие. Поэтому там требуются глубокие фундаменты. Чтобы построить здание, похожее на рынок, в этом месте, придётся «уходить в землю» на глубину 9-12 метров, а чем глубже приходится забираться, тем дороже строительство».

Народ против

Работники рынка — народ простой, без обиняков высказываются даже в присутствии администрации предприятия. Мария Петровна работает на рынке 20 лет, продаёт мясо со своего подворья. «Я бы хотела, чтобы всё осталось как есть, и все коллеги так относятся, — рассуждает она. — Куда мы со своим мясом пойдём? У меня дома телята и поросята, куда я пойду?»

Постоянные перетряски многих утомили, но это мягко говоря. В течение нескольких лет было очень трудно уследить, как меняется руководство рынка. Бывало, что на официальном сайте горадминистрации значилась одна фамилия, а директором работал совершенно другой человек. Продавец Татьяна Данилова выступает категорически против грядущих изменений. «Как хорошо раньше было: всё стабильно было, никаких проблем не было, мы работали — благодать одна, — говорит она. — Мы за стабильность, пусть всё остаётся как есть. Работать надо, а не переживать — устали мы от изменений».

Семья Татьяны Николаевны — потомственный производитель мёда из Грязовецкого района. Её отец торговал на Старом рынке, а затем передал своё хозяйство дочери. «Я очень переживаю, ведь где я буду продавать свою продукцию? — разводит она руками. — В деревне людей мало осталось, покупателей почти нет, а в другие города мы никогда не ездили».

Источник: Газета Премьер
Автор: Владимир Пешков
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика