Уходящая натура. Города и церкви Вологодской и Архангельской областей

"Власть" продолжает рассказ об автомобильной поездке к уникальным храмам, природным паркам и старинным городам Русского Севера (первую часть поездки см. "Власть" N38).

Дни четвертый и пятый — 370 км

Каргополь--Вершинино--Каргополь

Эта публикация продолжает рассказ о памятниках культуры Русского Севера. В прошлый раз речь шла о монастырях Вологодской области и деревянных храмах Каргополья. И только ради этого стоило проделать неблизкий путь из Москвы в северные края европейской части России.

Из Каргополя наш путь лежал в деревню Вершинино. Всего 177 км, из них 80 км хорошего асфальта и 95 км очень приличного грейдера. Так что совершенно непонятно, почему системы навигации и сотрудники парка предрекали нам 4-4,5 часа пути. Мы доехали гораздо быстрее, даже несмотря на остановки для фото: удивительно хорошо сохранившийся, хоть и нежилой, с заколоченными окнами характерный каргопольский дом, военная понтонная переправа, деревня, живописно раскинувшаяся на берегу Онеги, деревянный мост, ведущий к разрушенной церкви.

Типичный фасад каргопольского дома

Типичный фасад каргопольского дома. Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

В Вершинино нас уже ждут. Приготовили лодку с сопровождающим: по-другому здесь мало куда можно попасть, по суше доступны далеко не все населенные пункты.

Рассказывать обо всех деревнях и часовнях, где мы побывали, бессмысленно. Каждая из них имеет свои неповторимые особенности: небеса, архитектурные формы, вписанность в ландшафт, историю появления. И все это среди северной природы, первозданной чистоты и нетронутости.

Я обратила внимание, что все часовни Кенозерского парка достаточно поздней датировки, в основном — XIX век. Мне это показалось странным: рядом, на Каргополье, намного более старые храмы. Выяснилось, что часовни, в отличие от церквей, крестьяне могли ставить сами и в любом месте, и часовни не входили ни в какие реестры. Поэтому, как правило, нет никаких документальных источников, позволяющих определять дату их постройки. Исследователи и реставраторы могут это делать только по возрасту бревен, из которых сложены строения. Но дерево требует периодической замены. Так что не исключено, что многие часовни заметно старше их официальной датировки.

Кенозерский парк достаточно благоустроен. Многие церкви, часовни, погосты отреставрированы, другие либо реставрируются, либо ждут своей очереди — работы ведутся в рамках совместной российско-норвежской программы. В одной из деревень на восстановлении часовни работали волонтеры не только из разных городов России, но и из-за границы — три девушки-испанки, баски. А в другой деревне в совсем покосившейся церкви крышу обновляла бригада местных плотников, для того чтобы храм не погиб окончательно до уже запланированной реставрации.

Можно приехать в парк на пару дней, чтобы на лодке с мощным мотором посмотреть все самое интересное. Со своей палаткой, забронировав место на одной из многочисленных стоянок, подготовленных и поддерживаемых сотрудниками парка. Для них выбираются места с песчаным берегом, по возможности продуваемые, чтобы поменьше мучили комары. Обязательно будут деревянные стол и скамейки под навесом, кострище, приспособленное для приготовления еды, заготовленные дрова. Чуть в стороне — туалет, место для мусора.

Также можно отправиться в многодневный пеший поход по парку, остановившись в гостевом доме в одной из деревень. В некоторых деревнях до сих пор живут круглый год. Но большинство все же заброшены. И только на лето в некоторые дома приезжают их владельцы.

Директор парка выразила готовность всячески нам помочь с организацией поездки, но одновременно усомнилась, что парку нужен какой-либо публичный резонанс: дополнительное нашествие посетителей усложняет работу по сохранению природно-исторического ландшафта парка. Все места в гостевых домах и единственной гостинице в Вершинино бронируются еще с Нового года. Нам негде было бы переночевать, если бы нас не поселили в служебных номерах на втором этаже административного здания. То есть парк заполняется туристами полностью. Правда, большинство — это семьи из Мирного и Плесецка, приезжающие сюда из года в год. Но есть и туристы из Москвы, Петербурга.

Кенозерский парк с его органичным сочетанием северной природы и памятников деревянного зодчества — место действительно уникальное. Но многие ли о нем знают? А даже если узнают, то поедут ли, когда самое комфортабельное жилье здесь — это небольшая гостиница в Вершинино. С уютными номерами, но душем и туалетом — только на этаже. А в гостевых домах и того нет. Баня и деревенский туалет на улице.

Здесь бережно относятся к традиционному укладу жизни, быту, стараются их поддерживать во всем: лоскутные покрывала, половички, блюда, которые готовят в трактире, посуда, в которой подают еду. Но питание в трактире надо заказывать заранее, а в номерах с лоскутными покрывалами нет на окнах сеток от комаров.

Кенозерский национальный парк, село Усть-Поча. Церковь Введения Пресвятой Богородицы во Храм.

Кенозерский национальный парк, село Усть-Поча. Церковь Введения Пресвятой Богородицы во Храм. Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Мне кажется, что о парке должны узнать и захотеть сюда приехать гораздо больше людей. И необходимо создать для этого условия. Не в ущерб природе, памятникам культуры и традициям. Можно воспользоваться опытом скандинавских стран, Исландии, поток туристов в которые огромен, но проблем с сохранностью природно-исторических ландшафтов там не возникает.

В центре народных ремесел в Усть-Поче нас уже ждали, когда мы причалили к берегу. Сколько там замечательных вещей! Я не смогла уйти оттуда без очень необычного банного колпака из толстых нитей, из таких делают половички. Но еще больше меня порадовали валяные варежки.

Нам показали кузницу. Кузнец, молодой парень, работал слесарем, в детстве много времени проводил, наблюдая за работой старого мастера. Потом вырос, стал слесарем, работал по специальности какое-то время. И вот пару лет назад вдруг сам захотел освоить кузнечное ремесло. Так и сделал! От него мы вышли с коваными ручками для дверей и коваными же гвоздями к ним.

Отъехав километров 15 от Вершинино, мы въезжаем под провисший над дорогой телефонный кабель. Его абсолютно не видно на фоне грейдера. Убедилась в этом, когда подходила к машинам, которые мы останавливали, чтобы их не постигла та же участь, и водители не могли понять, в чем дело, пока пешком не подходили ближе.

Наша машина основательно повреждена. И мы без связи: в этих краях работает только один оператор, как выяснилось, а у нас нет его сим-карты. Дозваниваемся в ГИБДД по телефонам остановившихся местных водителей. У нас принимают заявление о случившемся. И сообщают, что ближайший экипаж в 150 км оформляет ДТП. После этого может отправиться к нам. В качестве альтернативы предлагают самим все подробно сфотографировать и приехать в отдел в Плесецке. Это означает, что, добравшись до трассы, вместо того чтобы повернуть направо и через 80 км быть в Каргополе, мы должны повернуть налево и ехать 90 км в Плесецк. Но, конечно, мы выбрали второй вариант: уж лучше, чем ждать неизвестно сколько.

День шестой — 700 км

Тотьма. Церковь Входа Господня в Иерусалим

Тотьма. Церковь Входа Господня в Иерусалим. Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Каргополь--Тотьма--Великий Устюг

До того как вернуться в Москву черезВологду, мы решили заехать в Тотьму, Великий Устюг и Сольвычегодск.

Поехали через Вельск — "старой дорогой", как говорят местные. Так себе асфальт километров 120 до М-8, отличная дорога на трассе и наконец поворот на Тотьму. Надо ли говорить, что это был в основном грейдер, а временами и его не было: дорога без дороги, ямы в лесу. Но вполне проезжаемые и объезжаемые, во всяком случае в сухую погоду. И только в самом конце километров 30 — опять асфальт.

Сейчас понимаю, что ехала в эти города в надежде, что не повторятся прошлогодние ощущения, когда я побывала здесь впервые — разочарование, тоска, уныние, недоумение. В надежде абсолютно иррациональной, потому что не было никаких предпосылок для других впечатлений, было только большое желание увидеть, пережить что-то иное, что, возможно, от меня ускользнуло.

Нет, ничего такого не произошло. Когда о Тотьме читаешь "маленький, уютный город, практически лишенный современной застройки", сразу хочется туда приехать. И даже, возможно, остаться, бродить вечером по улочкам, выйти к реке. Благо в городе неожиданно есть вполне приличная гостиница и ресторан, очень неплохо оформленный в русском стиле. Я поинтересовалась, для кого же построена здесь гостиница, кто тут останавливается. Мне ответили, что либо путешественники на автомобилях по дороге откуда-то куда-то, либо "приезжают по делам". Но по каким делам люди приезжают в Тотьму, мне так и не удалось узнать. В общем, как я поняла, аншлагов в отеле не случается, кто бы тут ни останавливался.

Но все эти желания исчезают, стоит оказаться в Тотьме. Вот уж никак не назовешь ее уютной. И хотя сохранилось немало старых зданий, нет ощущения погружения в старину, целостности архитектурного облика: весьма ощутимо вторжение более поздней, скучной и бездарной застройки. Хочется привести в порядок то, что этого заслуживает, убрать все лишнее. А пока — просто уехать.

Кенозерский национальный парк. Реставрация храма

Кенозерский национальный парк. Реставрация храма. Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Да, картуши — церкви в стиле так называемого тотемского барокко — красивы. Мне они напоминают свадебные торты. И неожиданно любопытен музей мореходов, который совсем не ожидаешь здесь встретить. Но это и все, собственно.

К вечеру мы были в Великом Устюге. Устав от неровной, в ямах дороги. И опять дежавю. Старинный северный русский город на первый взгляд радует глаз. Чистые улицы, клумбы с цветами. Множество храмов, некоторые украшены изразцами.

Но быстро становится ясно, что никому нет дела до этой старины. Церкви обшарпаны, в иных даже какие-то учреждения располагаются. Я думала, такого уже не бывает.

Ну и полное отсутствие нормального сервиса. К чему мы уже начали привыкать, к сожалению, и уж точно перестали этому удивляться. Но ведь город заточен под туристический бренд "родина Деда Мороза". Меня лично это расстраивает: развивать лубок, китч и не заботиться о том, что по-настоящему ценно, что надо бы сохранять. Но разве эта "бизнес-идея" развития города не должна была стать хотя бы поводом обеспечить такой уровень услуг, чтобы сюда поехали люди разного уровня достатка, в том числе и искушенные, и много где побывавшие, много повидавшие? Увы, этого не случилось.

День седьмой — 180 км

Великий Устюг--Сольвычегодск--Великий Устюг

С утра собираемся в Сольвычегодск. Это город с историей. Здесь были первые соляные варницы Строгановых. Строгановы жертвовали деньги на строительство храмов в городе, поощряли развитие художественных промыслов. В XVII-XIX веках город был одним из значительных центров русского искусства: славился своим лицевым шитьем, чеканкой, филигранью, а в конце XVII века — самобытной школой живописной эмали (усольская эмаль). Разве не возникает ожидание чего-то интересного? Тем более в этом совсем маленьком, можно сказать, крошечном городке с населением четыре тысячи человек и небольшими, в основном частными, домами сохранились интереснейшие памятники.

Но дальше все развивается, как и год назад. Паромная переправа, которую невозможно найти, если о ней не знать: ни одного указателя и совершенно неочевидные съезды к ней с главных дорог. Паром, кстати, частный, принадлежит ИП. Другая дорога в город намного длиннее — через Коряжму, по понтонной переправе.

В ужасном состоянии редкий для Русского Севера вообще и уникальный для Архангельской области памятник — дворец в стиле классицизма начала XIX века, усадьба Пьянковых.

Особого внимания заслуживает храм Введенского монастыря, прекрасный памятник строгановского стиля. Строение, имеющее строгие формы, фасад которого в то же время изобильно украшен самыми разнообразными, порой причудливыми элементами декора. А внутри сохранился семиярусный строгановский иконостас. Это тем более удивительно, что в советские годы храм закрывался. Ныне он действующий, одновременно — памятник федерального значения. Наверное, поэтому все же нашлись деньги на реставрацию, но и то не целиком. Крыльцо являет собой сильный контраст основному объему здания.

Путеводитель 2006 года еще обещает старую соляную варницу на озере Соленом. Но уже несколько лет, как ее больше не существует.

В городе еще два храма. Один совсем заброшенный. В Благовещенском соборе, бывшем домовой церковью Строгановых, расположенном на берегу Вычегды — прекрасный музей, а с его колокольни открываются чудесные виды на город, реку и дали. Храм Спаса Обыденного, чуть дальше по берегу, в весьма плачевном состоянии.

В городе находится бальнеологический курорт, тут построен санаторий.

Прекрасный, интересный город, который мог бы стать отличным местом отдыха и одной из точек туристического маршрута по Русскому Северу. Но для этого надо, чтобы кто-то вспомнил и о Сольвычегодске, и о Тотьме, и Великом Устюге, захотел о них позаботиться. Они этого заслуживают. Но пока, увы, остается удручающее впечатление, которое только усиливается от города к городу, из-за накапливающегося ощущения закономерности и безысходности происходящего.

День восьмой — 450 км

Вологда. Дом Шахова

Вологда. Дом Шахова. Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Великий Устюг--Вологда

Хорошо, что поездка наша завершалась в Вологде. В этот город я впервые попала четыре года назад, полюбила его сразу же, и с тех пор ничто не могло изменить моего к нему отношения.

Конечно, Вологда в первую очередь ассоциируется с деревянными домами, украшенными затейливой резьбой. И это справедливо, именно в этом ее отличительная особенность. К счастью, таких построек в городе еще хватает. К сожалению, многие из них в плачевном состоянии или изуродованы стеклопакетами и застекленными балконами. Хотя это не худший вариант. Я сама видела сгоревшие деревянные дома, даже фотографировала некоторые. А когда возвращалась в город спустя некоторое время, на их месте оказывались новые каменные строения. Это непоправимо, и так не должно происходить, конечно.

Но Вологда хороша не только своей деревянной застройкой. Интересно и ее сочетание с каменными храмами, расположенными среди одноэтажных домов и вдоль реки на другом берегу.

Очень хороша ухоженная и какая-то по-домашнему уютная набережная. Особенно она мне нравится вечерами, когда аллеи ее сквера заполняются горожанами. Некоторое время назад на выставке в Музее личных коллекций увидела картину Кустодиева "Общественный сад на берегу Волги". И никак не могла понять, почему она мне кажется как будто знакомой, будто что-то напоминающей. И только оказавшись в очередной раз в Вологде, поняла: вот этот вечерний променад на набережной! Скорее по ощущениям, конечно, чем непосредственным сходством с натурой. Но ведь именно эта атмосфера и имеет значение. И удивительным образом она здесь сохранилась.

Красивы и Кремлевская площадь, и расположенное рядом с ней Архиерейское подворье, где к тому же находятся интереснейшие музеи. И это далеко не все достопримечательности Вологды. Имеющей к тому же хорошую инфраструктуру: здесь хватает и отелей, и ресторанов. Город, достоин внимания сам по себе. И отсюда можно и непременно нужно съездить в Кириллов и Ферапонтово. Этого уже достаточно, чтобы найти время и выбраться сюда на два-три дня. Но от Вологды могут начинаться самые разные, интереснейшие маршруты по Русскому Северу. И хотелось бы, чтобы они стали не только известны как можно большему кругу людей, но и комфортны для тех, кто захочет по ним отправиться.

 
Автор: Екатерина Тызыхова, Павел Кассин
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика