Далеко не внутренне дело, или Отрава-16

О том, как  Череповецкий водоканал гробит весь Волжский бассейн европейской части России.

Как говорится, у каждой палки два конца. Например, перед «Водоканалом» стоят две основные задачи:

1) взять воду из реки, очистить и подать горожанам;
2) принять от города сточные воды, очистить и подать их в реку.
Обе задачи «Водоканал» должен выполнять на высочайшем уровне, потому что от этого зависит санитарно-эпидемиологическая безопасность целого региона. Может, так бы оно и было, не вмешайся в дело ПГМГ.

Сточные перспективы

Мы уже неоднократно писали о том, что опасность реагентов, применяемых «Водоканалом», определяется как «высокая». Но этот вывод сделан при исследовании препаратов в лабораторных условиях с испытанием на мышах. Чтобы применять технологию в приготовлении питьевой воды для людей, реагенты должны были прежде испытать на людях. Но не тайно, как это случилось в Череповце, а на добровольной основе. Чтобы люди знали, на что идут, и дали свое согласие.  
Но даже тогда этого было бы недостаточно. Дело в том, что применение всяческих реагентов должно быть регламентировано нормативными документами – СанПиНами и Гигиеническими нормативами. А вот тут-то как раз и не все в порядке. Потому что ни один из этих документов не устанавливает норм содержания ПГМГ-ГХ в питьевой воде. В этой плоскости и должно все решаться в судебных инстанциях.

Но «Водоканал» представлял в судах документы, в которых указывались нормативы на содержание ПГМГ-ГХ. Но только не в питьевой, а… в сточной воде!

Но если мы уже пришли к выводу, что с питьевой водой «Водоканал», как говорится, опростоволосился, и это вот-вот окончательно выйдет наружу, то со сточной водой компетентным органам еще предстоит разобраться.

И лучше, если они обратятся к этой проблеме со всем рвением и пристрастием истинных патриотов от экологии. Потому что речь идет – ни много, ни мало – о судьбе Волги. Мы, можно сказать, находимся в ее верховьях и сбрасываем ПГМГ вниз по всей Великой Реке вот уже четвёртый год. А в бассейне этой реки живет более 40% населения Европейской части нашей страны. Вот какие масштабы и перспективы печально прославиться у нашего «Водоканала».

Почему же?

Вразрез с буквой закона

Что ж, перейдем к сути.
Реагенты с содержанием ПГМГ-ГХ и Катамина АБ начали применяться в Череповце «тихой сапой» с 2010 года. Несмотря на то, что к концу 2009 в водоканалах Санкт-Петербурга и Москвы завершены двухлетние испытания этого препарата и эксперты вынесли свой однозначный негативный вердикт.

Так в Москве для проведения испытаний была сформирована экспертная комиссия, в состав которой вошли ведущие специалисты Российской Федерации из «НИИ ЭЧ и ГОС им.А.Н.Сысина», «Института водных проблем» Российской академии наук, Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова, ГУП "МосводоканалНИИпроект", ФГУЗ "ЦГиЭ в г.Москве", «Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии» и одного из крупнейшего в Европе аналитического центра «РОСА».
В Санкт-Петербурге выводы были аналогичными. Имеющаяся в редакции служебная записка от 11.12.2009г. резюмирует: «Применение препарата для обеззараживания природных и сточных вод неэффективно в связи с низким бактерицидным эффектом на рекомендованных дозах и превышением нормативных значений остаточными концентрациями составляющих препарата при использовании повышенных доз».

После того как в декабре 2009 комиссия потребовала включить в свой состав представителей лабораторий ФГУ 27-го научного центра Министерства обороны, головного «ЦГиЭ» ФМБА России и ФГУЗ «ФЦГиЭ» Роспотребнадзора, разработчики неожиданно потеряли всякий интерес к продолжению испытаний и «ушли на дно». Однако через месяц всплыли в Череповце на пару с «НИИ ЭЧ и ГОС им.А.Н.Сысина»… Тогда-то и начались уже повторные испытания реагента на череповчанах, то есть на нас с вами.
Как ни странно, в составе экспертной комиссии, высказавшейся против внедрения технологии в наших столицах, был и этот «загадочный» НИИ, который спустя всего несколько месяцев неожиданно сменил свою шкурку и втихаря выдал очень добродушное заключение на «Дезавид концентрат» на основании всего лишь двухнедельных совместных испытаний с Череповецким водоканалом на ледяной шекснинской воде. Но вернемся к теме сточных вод.

Итак, как мы уже сообщили в начале, что в определении ПДК в питьевой воде «Водоканал» руководствовался нормативами на сточную воду. То есть, в некотором смысле череповчане сточную воду и пьют. Но сточная вода вытекает, как правило, в реку, которая является объектом рыбохозяйственного значения. Программа государственного мониторинга требует, чтобы для всякого вещества, попадающего в воду со сбросами сточных вод, был определен ПДК. Такого показателя для новых «дезавидных» реагентов никогда не было, и нет.
Более того, перед началом применения новых реагентов в Департаменте природных ресурсов Вологодской области не было получено разрешение на сброс токсичных химических веществ 2-го класса опасности на основе упомянутых биоцидов и оно не получено до сих пор.
Несколько месяцев подобным образом «Дезавид-концентрат» применялся в Великом Новгороде, где разрешение на сбросы сточных вод с его содержанием тоже получено не было. В итоге от рискованной затеи там отказались, а у нас – нет.

И, наконец, разновидность той же гремучей смеси под новым названием «Дезавид БАС» используется в бассейнах и аквапарках по территории всей страны в нарушение законодательства. Сброс же воды из этих объектов в реки и водоемы производится без надлежащего контроля – содержание этого реагента в сточной воде никто нигде не измеряет.

Что говорят специалисты?

Тем временем тема эта не замалчивается, в России ее изучают, над этим вопросом думают. И специалисты в своих оценках возможности применения ПГМГ и подобных ему полимеров пока весьма осторожны.

Так, «Токсикологический вестник» (№5 от 2004 года) указывает, что «недействующая доза вещества установлена не была». И до сих пор не установлена.

«В случае подтверждения данных о гонадотоксическом действии вещества, – указывается далее в статье, – может быть рассмотрен вопрос о корректировке действующей ПДК (0,1мг/л) для водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования и запрете на его применение для обработки воды».

То есть, вещество подозревают в гонадотропном воздействии! Это означает, что оно убивает половые клетки, отвечающие за воспроизводство, нарушает овариально-менструальную функцию, что проявляется в появлении выкидышей, ослаблении половой потенции и бесплодии у мужчин и женщин.

Далее, «Роспотребнадзор» в своем письме «О состоянии водоснабжения и водоотведения населенных мест» (№0100/4037-06-32 от 10.04.2006) указывает:  
«Учитывая изложенное, с целью обеспечения безопасности питьевой воды территориальным управлениям Роспотребнадзора необходимо: …
8. Запретить использование в водоподготовке неразрешенных синтетических полиэлектролитов».

Разрешённые, это те, что входят в «Перечень материалов и реагентов, разрешенных для применения в хозяйственно-питьевом водоснабжении» утверждённый Минздравом России (№11-1/40-09 от 01.03.2000г.), где никаких ПГМГ-ГХ и «дезавидов» никогда не было, и нет.

И, наконец, «Токсикологический вестник» (№5 от 2009 года) указывает, что при смешивании препаратов ПГМГ-ГХ и Катамина АБ токсичность первого увеличивается в 25 раз, а второго – в 300 раз!

Думаем, этого пока достаточно, чтобы понять, с какой гадостью мы имеем дело. И что скармливает нам и волжским рыбам наш «Водоканал».

В космических масштабах

Словом, вдобавок к скармливанию ПГМГ жителям 300-тысячного города «Водоканал» распространил свои благотворительные порывы на весь Волжский бассейн. О том, как Сергей Нарциссович старается выполнить свою осложнившуюся задачу, можно судить по спутниковым снимкам – грязевые стоки нашего «Водоканала» различимы даже из космоса.

Далее они накапливаются в Рыбинском водохранилище, достигают определенной выдержки и поступают прямиком в зону Дарвинского заповедника и далее по течению к жителям Рыбинска, Углича, Мышкина, Ярославля...

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика