Потеряшки...

Жители восьмиквартирной двухэтажки в лесном посёлке ежедневно рискуют …провалиться в «тартарары»

Общение с хозяйкой двухкомнатной квартиры в доме № 7 по ул. Центральной (п. Советский), началось с коротенького послания в социальных сетях: «Евгения, обращаемся к Вам с просьбой написать статью о нашем рассыпающемся доме. Крыша течёт, печки не топятся, полы проваливаются, стяжки, которые держат здание, прогнили. Мы обращались в сельсовет. Там пообещали признать дом аварийным, но потом о нас забыли… Надежда только на газету – помогите, Христа ради…».
Подобные крики отчаяния сразу цепляют за живое. Договариваюсь о встрече – и в назначенное время гостья появляется на пороге редакционного кабинета.

Свой рассказ Светлана Нитинская, а именно она обратилась в редакцию, начала с воспоминаний о далёких уже 90-х, когда перебралась в упомянутый дом вместе с семьёй. Тогда деревянная двухэтажка принадлежала лесопункту и имела более-менее приличный вид. С тех пор миновала почти четверть века… Лесодобывающее предприятие развалилось, а люди столкнулись с обычной в таких случаях ситуацией: как-то разом стали никому не нужны…

Лет пятнадцать жильцы находились в подвешенном состоянии – дом оказался … ничейным. Ни технического паспорта, ни каких-либо других документов, подтверждающих принадлежность строения тем или иным собственникам, обнаружить не удалось. Здание попросту затерялось на отрезке постперестроечного передела имущества…

Когда проблемы коммунального характера обострились до предела, жильцы забили в набат. К тому времени кому-то удалось приватизировать жильё частично или полностью, кто-то переехал, двое супругов умерло. Одну квартиру и вовсе приобрели неизвестные покупатели, сделали в ней ремонт и … больше не показывались в тех краях. 

Сегодня в злополучном доме проживают Светлана с мужем, женщина с сыном и дочерью, имеющей статус матери-одиночки, двое мужчин с не сложившейся семейной жизнью да пожилые супруги: ветеран труда, семидесятидевятилетняя пенсионерка с мужем-инвалидом, 40 лет отработавшим в лесопункте вальщиком деревьев и лишившимся обеих ног – безнадёжно подорвал здоровье на заснеженных делянках. Все они влачат жалкое существование в полусгнившем деревянном сооружении, которое по всем признакам уже не подлежит ремонту…

Светлана твёрдо решила поправить незавидную участь жильцов дома-«потеряшки». Три года назад она впервые обратилась в местную администрацию с просьбой восстановить документы на дом и признать его аварийным, а впоследствии ещё не раз напоминала о бедственном положении людей. В муниципалитете обещали содействие, даже выехали на место. Взору управленца предстало шокирующее зрелище: дырявая крыша, перекошенные стены и потолки, гуляющий в помещениях ветер, скособоченные печки. Диван в одной из квартир, провалившийся … со второго этажа на первый, завершал картину. Осмотр произвёл надлежащее впечатление: жильцам твёрдо гарантировали помощь, которая, по словам моей собеседницы, до сих пор где-то в пути… 

Поинтересовалась у пятовчанки, удалось ли ей самой приватизировать жильё. Выяснилось, что квартира в собственности лишь наполовину. Причём, в этой ситуации Светлану больше всего возмущает позиция власти. Когда это удобно чиновникам, квартиру рассматривают как приватизированную (по этой причине женщине отказали в предоставлении жилья, когда десять лет назад в помещении случился пожар, причём не по вине Светланы – она в то время проходила лечение в областной больнице и вернулась уже на руины). Когда же она попыталась прописать у себя сноху, вновь получила отказ: на сей раз поводом для него послужило то, что квартира … не приватизирована. 

- Как хотят, так людьми и вертят! – с возмущением констатировала собеседница.

Подобные рассказы вызывают тягостные чувства. Отправляюсь в Советский, дабы удостовериться в деталях и пообщаться с другими жильцами. 

…Даже беглого взгляда на дом достаточно, чтобы убедиться: для людей, живущих в двухэтажке, наступил, что называется, «край». Молодые зеленеющие ёлочки на крыше у печных труб, вываливающиеся из фундамента кирпичи, покосившееся крыльцо, сгнившие стяжки, каким-то чудом сдерживающие строение от полного обрушения… Перечислять внешние признаки аварийности можно долго, но что скажут сами жильцы?

Сухонькая бабулька (та самая, которая вот-вот разменяет восьмой десяток) плачущим голосом причитает:

- Ночью боимся глаз сомкнуть. Щелчки раздаются такие, будто стреляет кто. Дом трещит по швам… А намедни печку топить принялась, так соседка прибежала с криками: «Чего это у тебя, Филипповна, дым из-под крыши валит?». А и немудрено: печные стояки совсем прохудились да и сами трубы того и гляди вниз съедут… 

Светлана, успевшая к тому времени присоединиться к разговору, подхватывает:

- Как-то поднимаюсь с улицы к себе на второй этаж, уж и ногу над ступенькой занесла, и тут со двора кто-то окликает. Пока суть да дело, слышу страшный грохот у моей двери. Взбегаю наверх: батюшки-светы, здоровенный кусок изоплиты на полу валяется, а вокруг – пыль, щепки! Потолок не выдержал… А ну как случись внучку моему Роде здесь пробегать или ещё кому из ребятёнков – покалечило, а то и зашибло бы насмерть…

Жалобы сыплются нескончаемым потоком. Люди, копившие обиду на судьбу многие годы, спешат выговориться. А в глазах – отчаяние…

Пересказываю все эти грустные истории главе МО «Пятовское» Валерию Федотовскому и его заместителю по вопросам ЖКХ Татьяне Фуниковой, с которыми встречаюсь на следующий день в местной администрации. Разговор получается безрадостным – собеседники не сообщают в ответ ничего утешительного.

Начать с того, что в журнале учёта письменных обращений от граждан с 20 ноября 2009 года обнаруживается всего … одна запись (от 11. 02. 2011 г.), касающаяся упомянутого дома. И та содержит входные данные заявления о газификации.

Больше официальных обращений от жильцов в журнале не зарегистрировано! Выходит, Светлана ограничивалась лишь устными просьбами? В наше время поступать подобным образом более чем опрометчиво: нет бумажки – нет проблемы!

Несмотря на это, по словам Валерия Александровича, в прошлом году администрация направила все необходимые запросы по пяти из восьми жилых помещений дома № 7. Что касается трёх других квартир, на одну отыскать документы так и не удалось, две – приватизированы. Согласно поданным заявлениям (двум – от 17-го, трём – от 20-го сентября прошлого года), в ГУЮ жилью присвоен статус «бесхозное», что подтверждено штампом учреждения. По российскому законодательству, процедура признания его таковым на судебном уровне длится ровно год. Только по истечении этого срока местная администрация, если она того пожелает, может подать заявление для вынесения решения о передаче ей прав собственности. Таким образом, хлопотать на сей счёт в отношении двух квартир муниципалитет имеет право после 17-го, а касаемо трёх других – после 20-го сентября года нынешнего. За этим следует процедура выдачи свидетельств на право собственности опять же в ГУЮ. И только в случае получения там соответствующих документов МО «Пятовское» сможет поставить жильё на баланс. 

- И тогда, наконец, жильцы получат возможность затевать процедуру признания их дома аварийным и рассчитывать на расселение? – оживляюсь после такого сообщения.

- Не всё так просто, - остужают мой пыл Валерий Александрович и Татьяна Ивановна. – Чтобы признать жильё аварийным, необходимо вызвать оценочную комиссию из Вологды. По самым приблизительным подчётам, это будет стоить больше 40 тысяч. В муниципалитете таких денег нет! Мы порой не знаем, на какие средства выключатель в клубе заменить, а Вы говорите… Но даже если мы представим на мгновение, что финансы чудесным образом найдутся и специализированная оценочная комиссия примет решение о признании дома аварийным, это совсем не означает, что жильё войдёт в проект расселения. Да будет Вам известно, что сроки ныне действующей программы ограничены 2017-м годом. В нашем районе под её реализацию попали только те дома, которые признаны аварийными до 1 января 2012 года. Остальным придётся сначала дожидаться окончания срока действия текущего проекта, а потом пытаться войти в новый. А кто знает, что нас ждёт в 2018-м году? Жизнь такая непредсказуемая…

Понимаю, что этим наш диалог исчерпан. Действительно, в существующих условиях российского государственного устройства вряд ли отыщется прорицатель, способный с уверенностью сказать, что случится со страной завтра. Что уж говорить о временном отрезке в четыре года? Общество живёт по законам, принимаемым политиками, которых мы выбираем сами. И пока в людском сознании не укоренится мысль о том, что, делая свой выбор, необходимо, что называется, «зрить в корень», а не идти на поводу щедрых посулов и клятвенных заверений, которым на деле – грош цена, до тех пор мы будем слёзно испрашивать милостей у судьбы. И до этих самых пор на бескрайних российских просторах появится ещё не одно поколение «потеряшек». 

А людей в Советском – искренне жаль…
 

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика