«Электоральная спячка» и как с ней бороться

Выборы «для галочки»

В принципе, абсурд проходящих в России выборов легче всего проиллюстрировать на примере городской думы самого богатого в стране субъекта федерации — Москвы. В столице нынче избирали новый состав Мосгордумы, чья важнейшая обязанность — составление бюджета города. Бюджет Москвы — это порядка 50 миллиардов долларов ежегодно. За 5 лет (таков нынче срок полномочий у депутатов) наберется, таким образом, 250 млрд. Четверть триллиона долларов. Такой суммой (которая не снилась даже богатейшим людям планеты Земля — их состояния в разы меньше) будут ворочать 45 скромных героев — депутатов МГД, коим к тому же придется — по новому закону о Мосгордуме — выполнять свои депутатские функции безвозмездно, без отрыва от основного места работы.

То есть будет так: человек с мандатом московского депутата плодотворно поработает в школе или, например, в поликлинике по своей основной специальности — а потом в свободное время позаседает еще и в МГД, где быстренько прикинет и раскидает: этот миллиардик туда, этот — сюда… И так 5 лет без отрыва от производства!

Добавим к этому, что в Мосгордуме всегда наблюдалась довольно большая стабильность состава — то есть многие депутаты отсидели в ней 2-3, а то и 4 депутатских срока. Несмотря на это, подавляющая часть депутатов практически неизвестна москвичам. Летом я видел данные опросов по известности «старых депутатов»: редко у кого показатели известности были больше 20%. То есть люди отсидели в «народных представителях» по 12 и более лет — но при этом 80 и более процентов москвичей признавались, что даже никогда не слышали их фамилии…

Возникает вопрос — а что же москвичи? Почему они дозволяют практически неизвестным им людям распоряжаться огромными суммами, по сути, своих собственных денег — то есть денег своего родного города? Откуда у горожан такое поразительное легкомыслие? Почему выборы «смотрителей за бюджетом» не превращаются в важнейшее общественное мероприятие пятилетия, не привлекают всеобщее внимание? И это, заметим, не где-нибудь, а именно в Москве — городе, который, по мнению всей остальной России, поистине помешан на деньгах!

Ответ на этот каверзный вопрос прост. Более того — ответ позволяет нам понять секрет отношения к выборам не только москвичей, но и всех остальных россиян.

Дело в том, что московские избиратели уже давно не считают, что депутаты чем-то там на самом деле распоряжаются, а уж тем более — такой важной и дорогой вещью, как бюджет Москвы. Вопреки мнению озлобившихся либералов, люди в России вовсе не дураки, и они не склонны впадать в иллюзии.

Большинство российских обладателей права голоса или знает, или догадывается нутром, что те, кого им дозволяют избирать — фигуры в лучшем случае церемониальные, ничего на самом деле не решающие. Проще говоря — избиратель в России давно уже не верит, что он в самом деле может избрать власть.

А если на выборах нельзя избрать власть — зачем они вообще нужны? Зачем на них ходить, зачем запоминать тех, кто изображает статистов-«кандидатов»? Народ и не ходит, и не запоминает.

Исключение — федеральные выборы. Поскольку в России вся реальная власть сосредоточена в Центре — избиратели пока еще ходят на выборы Государственной Думы и Президента страны. Выборы же иных, более низких уровней — региональные и муниципальные — с каждым новым циклом все теряют и теряют явку. Очередное яркое тому подтверждение — только что прошедший единый день голосования.

 

Под собою не чуя страны

Многие чересчур радикально настроенные либералы склонны порой в запале обвинять народ в «тупости» и «непонимании основ демократии». На самом деле российские выборы показывают, что наш массовый избиратель прекрасно понимает вроде бы совсем не афишируемые особенности именно нашей, специфической «сувенирной демократии». Просто надо знать, куда смотреть.

Просто не стоит так уж внимательно изучать цифры «процента голосов» за того или иного кандидата: они не показательны, так как почти все выборы в РФ заведомо не включают в себя весь спектр наиболее сильных и достойных кандидатов — их до выборов просто не допускают.

Смотреть надо на явку.

Вот первая, уже отмеченная особенность современной РФ: федеральный Центр здесь — всё, регионы — ничто, местное самоуправление — меньше чем ничто (что бы там ни было написано в Конституции). Так и избиратель у нас по всей стране более-менее старательно посещает федеральные выборы (60 и более процентов явки), вяло посещает региональные выборы (20-40%) и почти совсем не ходит на местные выборы (15-25%). Разве это тупость? Это здоровый прагматизм!

Вторая особенность РФ: у нас практически отсутствует продекларированное, но ничем не подкрепленное «разделение властей». То есть законодательной власти именно как самостоятельной ветви на деле не существует, она является лишь придатком исполнительной. И что же? Избиратель давно уже об этом догадался, и именно поэтому явка на выборы глав исполнительной власти (мэры, губернаторы, президент) стабильно и намного (порой в разы) выше, чем на выборах депутатов соответствующего уровня.

По мере прояснения этой, в общем, безрадостной картины российский избиратель повсеместно впадает, если можно так выразиться, в «электоральную спячку». А как иначе, если он убежден, что никакого влияния на реальную власть он не имеет и иметь не может, поскольку она находится попросту вне его контроля?

 

Губернаторы подсуетились

Впрочем, у нынешних выборов был один аспект, который чуть-чуть скорректировал вышеописанную тенденцию последнего десятилетия на понижение интереса как к «выборам» как таковым. Это, конечно же, украинские события, резкое обострение международной обстановки вокруг России и вызванный всем этим патриотический подъем, чтобы не сказать истерия. В тех регионах, где губернаторы оказались поразворотливее, они оседлали эту патриотическую волну, сумев представить свои локальные выборы в глазах избирателя как некое «голосование за вотум доверия» всей внешней политике РФ и ее нынешнему руководству. То есть региональные назначенцы Путина совершили ловкую подмену, повысив свои выборы до статуса «почти федеральных».

Фактически выборы губернаторов в большинстве регионов «перепозиционировали» в этом году в виде плебисцита, причем не по конкретному губернатору, а по федеральной власти в целом. Такому повороту способствовал и фактически безальтернативный характер выборов губернаторов почти во всех 30 регионах, где эти выборы проходили (всех реальных конкурентов до этих выборов просто не допустили). В итоге люди не просто пришли на эти «референдумы» (явка кое-где даже превысила 50%!), но и обеспечили почти «северокорейские» показатели «поддержки губернаторов» — в 80 и даже 90% голосов.

Эта подмена, впрочем, чревата для Кремля в будущем потерей баланса. Уже сейчас многие наблюдатели отметили, что губернаторы «зарвались», осмелившись набрать в своих регионах больше, чем в этих же регионах набирал Путин на президентских выборах в 2012 году. А что если губернаторы «возомнят о себе» и рискнут так или иначе оспорить безусловное доминирование Центра в своих вотчинах?! На данный момент популярность Путина безусловна и абсолютна, никто из региональных князьков не осмелится бросить ему вызов; однако кто знает, как все повернется через год-другой, если, не дай бог, санкции подточат не только российские финансы, но и сам рейтинг «национального лидера»?

 

Как вернуть интерес и явку

Самым главным стратегическим успехом кремлевской «внутренней политики» можно считать то, что «серым кардиналам» из АП удалось в глобальном смысле развести на в электоральном поле Амбиции и Деньги. Нынче по всей стране как-то складывается так, что «в политику» рвутся люди амбициозные, но совсем без денег, в то время как «люди с деньгами» или никаких амбиций не имеют вовсе, или очень тщательно их скрывают.

По сути, Кремль уже давно взял очень жесткий курс на всестороннее ограничение «политической конвертируемости рубля» (не путать с экономической): делается всё для того, чтобы бизнесмены и думать не могли без чиновничьего одобрения конвертировать свои капиталы в те или иные политические посты. Политикой, по мнению АП, имеют право заниматься только чиновники, а бизнес должен быть у них в лучшем случае на подхвате.

Пока бизнес не осмелеет до такой степени, чтобы ворваться на электоральное поле — нынешняя спячка российских избирателей будет продолжаться, а вся российская «несистемная оппозиция» будет представлять собой кучку нищих маргиналов. Проблема в том, что российский бизнес всегда был в политическом плане довольно слаб и пуглив, чтобы не сказать трусоват.

Однако без его поддержки оппозиция никогда не сможет доказать избирателю, что она является реальной оппозицией, то есть претендует на реальную власть, а не просто на удовлетворение амбиций и улучшение личного благосостояния. Когда произойдет перелом — неизвестно.

Пока можем лишь констатировать, что 14 сентября, в Единый день голосования, Россия оказалась от реальных выборов едва ли не дальше, чем в любой другой день в 21 веке.

Источник: "Новая газета"
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика