Лежи, терпи

Роженицы на сохранении вынуждены лежать в вологодских роддомах в коридорах на неудобных кушетках.

Разгневанный супруг одной из женщин, которая испытала все «прелести» будущего материнства в роддоме на Пирогова, обратился в Законодательное Собрание Вологодской области и потребовал разобраться с проблемой.

«Мы столкнулись с ситуацией, когда из-за того, что летом один из роддомов закрыт на ремонт, мест для рожениц катастрофически не хватает, — пишет в обращении к депутату Законодательного Собрания Алексей Бахов (фамилия изменена). — Беременных из районов везут в два оставшихся». В результате, как описывает Алексей, на 50 мест в каждом из оставшихся роддомов приходится до 80-ти рожениц. Женщинам приходится лежать в коридорах, причем далеко не на самых удобных лежанках.

«Премьер» проверил заявление вологжанина, и, как рассказывают женщины, родившие летом, перед родами многим пришлось несколько недель провести на узких, высоких и жестких кушетках в коридорах роддомов №1 на Пирогова и роддома №2 на Чернышевского.

Хамство и неудобства

Алексей Бахов рассказывает, что условий не было даже для его супруги с врожденным пороком сердца. «Во время беременности нагрузка на сердце женщины возрастает на 80%. А теперь представьте, вы лежите в коридоре с сердцем, нагруженным на 80%, а в помещении духота. Из отделения выпускают только на 2 часа в день с 17.00 до 19.00 — когда воздух на улице максимально прогрелся). А если у вас еще сердце с искусственным клапаном, то о каких условиях для родов может идти речь?»

Также роженицы возмущены, что вокруг роддома №1 нет ни одной скамейки: «Может быть, пора меньше креативных композиций открывать в Вологде, а направить свои усилия на установку скамеек для жительниц города, будущих мам?»

Кроме нехватки мест для рожениц в роддомах, Алексей Бахов заметил недостаток квалифицированных врачей. По его словам, супруге кардиохирург дал показание рожать планово кесаревым сечением на 38-й неделе, но по непонятным причинам медики роддома №1 не стали прислушиваться к мнению специалиста: «Сейчас заканчивается 39-я неделя, и очередь до моей жены не дошла. Оперирует один врач, по 2 операции в день. Вполне возможно, что жена не дождется плановой операции, и придется экстренно кесарить, что создаст риски для ее жизни и для жизни ребенка».

«Я возмущен такой ситуацией (как и любой человек на моем месте), но не хотелось бы доводить до греха ситуацию с врачами, — признается мужчина. — Буквально сегодня у соседки по палате жены начались схватки (у нее тоже должно быть плановое кесарево), врачи ей сказали: «Лежи, терпи, не время еще рожать». Разве не издевательство?!»

Когда же пациенты начинают высказывать претензии, коллектив роддома №1, по словам Алексея, сообщает: «Вас здесь никто не держит. Рожайте в другом месте, если здесь не нравится». «Они прекрасно знают, что в другой перегруженный роддом не возьмут, — считает супруг. — Думаю, что на такое хамское отношение к пациентам толкают условия труда врачей. Ведь они тоже перегружены и не могут уделить всем должное внимание. Однако правительство сейчас активно пропагандирует повышение рождаемости и старается повысить привлекательность рождения большего количества детей. Тем не менее привлекательность роддомов оставляет желать лучшего, а нам очень хотелось бы прийти за вторым ребенком в удобный роддом с вежливым и внимательным персоналом».

Коридорная система

Как говорит зам. начальника Департамента здравоохранения Вологодской области Михаил Дуганов, проблема нехватки мест для рожениц, которые попадают в роддом на сохранение, есть: «Дело в том, что мы обязаны по требованиям Роспотребнадзора по графику закрывать один из трех вологодских роддомов на промывку. И в это время нехватка одного из роддомов сказывается. Однако в коридорах или процедурных лежат до родов, которые обеспечиваются, как полагается, и обычно период ожидания места в палате занимает 1-2 дня».

Наши источники утверждают, что время ожидания, наоборот, растягивается на несколько недель. «Женщин и мужчин можно понять, ведь хочется приехать и сразу попасть в нормальные условия, — говорит Михаил Давидович. — Но, с одной стороны, промывку в роддомах проводить нужно, чтобы не было вспышек инфекций, таких, как синегнойная палочка, а с другой, не все роженицы так негативно относятся к неудобствам. Только одна из 10 женщин возмущается, а остальные все понимают. Дома мы тоже не все спим на двуспальных кроватях».

Одним из выходов, по словам заместителя начальника, могло бы стать создание резервного коечного фонда, но пока в нынешних условиях это невозможно. Тем более, что необходимость в нем возникает только летом. «Поэтому мы считаем, что обвинения напрасны», — уверен Михаил Дуганов.

В департаменте здравоохранения считают, что перинатальный центр, открытие которого было намечено на 1 марта, но так и не состоялось, тоже не мог бы спасти ситуацию: «Перинатальный центр — это центр по выхаживанию новорожденных, а нам такое учреждение не нужно, так как рядом с областным роддомом есть областная детская больница, где все эти функции выполняются. Поэтому было решено не строить дополнительную пристройку за 3,5 миллиарда, а решить транспортный вопрос и закупить реанимобили экспертного класса с кювезами, которые позволяют без малейшего вреда для здоровья перевезти малыша из одной реанимации в другую».

Достаточно сложно требовать выполнения соблюдать условия по размещению будущих мам именно в палатах, так как даже родовой сертификат, как рассказывает Михаил Дуганов, не обговаривает, где именно будет находиться роженица: «Родовой сертификат — это как бюллетень для голосования роженицы за определенный роддом». Потребовать пересмотра «результата выбора», если условия не устроили, невозможно — это не предусмотрено федеральным законодательством.

«Когда мы получили обращение от мужчины, я посетил с проверкой роддом №1. Из-за закрытия областного роддома нагрузка резко возросла, и женщины на дородовом отделении действительно лежат в коридорах, — рассказывает Виктор Вавилов, зам. председателя Законодательного Собрания Вологодской области. — Где-то женщины были закрыты шторками, а в другом месте даже шторок не было. И покоя нет — все ходят, им ни раскрыться, ни вещи куда-то положить… Это, конечно, неправильно».

Говорит Виктор Вавилов, после родов в роддоме №1 женщины лежат в палате по четыре человека, что тоже не назовешь идеальной обстановкой для молодых мам: «Я был в командировке в одном из районов, и после ремонта больница стала похоже на гостиницу, когда в каждом номере есть душ. Так и надо! А в Вологде мы закрыли отделение на Московской, где лежали женщины и на дородовом, и теперь такой дефицит, поэтому я считаю, что необходим еще один роддом. Также я считаю, что нужно объединить данные женских консультаций, чтобы вести подсчет, сколько беременных обратится в роддом через 9 месяцев. Иначе как рассчитать количество рожениц?»

Михаил Дуганов считает, что рассчитать такое количество не так просто, как кажется: «Я предлагаю вологжанам больше доверять врачам. Если медики роддома №1 решили, что женщине лучше рожать на 39-й неделе, значит, это правильно — здоровье ребенка будет лучше. Также у нас нет недостатка во врачах в роддомах, и 2 операции в день — это совершенно нормально. Конечно, хочется лучших условий, но в ситуации, когда решаешь проблемы с оборудованием и медикаментами, до обсуждения нехватки скамеек даже не доходишь. Поэтому если кому-то из мужей хочется, чтобы они там были, — пусть подарят их роддому».

Источник: Газета Премьер
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика