Отрезали по живому

83-летний постоялец расформированного дома-интерната в поселке Кузино Великоустюгского района покончил жизнь самоубийством.

Трагедия случилась 16 июня. 83-летнего Анатолия Прокопьевича нашли рано утром на территории Кузинского интерната.

Очевидцам издали показалось, что мужчина просто сидит на скамейке под березой. И только подойдя ближе, увидели у него петлю на шее…

Ни шагу от родины?

Анатолий Прокопьевич и его супруга Елена Сергеевна — коренные жители поселка Кузино. Анатолий Прокопьевич всю свою жизнь работал на Великоустюгском судоремонтном заводе, а его жена была мастером лесопильного участка. Пенсионеры вырастили двух сыновей. Сейчас в живых остался только один, который давно живет далеко в другой области.

«Уже в преклонном возрасте Елена Сергеевна получила перелом шейки бедра и не могла ходить. Передвигалась в инвалидной коляске, — рассказывает один из местных жителей. — Жили они в старом деревянном доме. И, поскольку большинство кузинцев в свое время покинули поселок в поисках лучшей жизни, соседей у них не было. Жизнь, конечно, несладкой была у них. В доме очень холодно, помочь некому. Приходили соцработники, но они же не могут быть рядом со стариками круглые сутки. Поэтому Анатолий Прокопьевич по сути в одиночку ухаживал за своей супругой. И в аптеку бегал, и за продуктами… А самому 83 года. Хоть он и «живчик» был, но все равно тяжело… Поэтому интернат для них выбивали всем миром. Для них это было спасением. В интернате уход за ними был очень хороший. А когда сообщили о закрытии учреждения, они больше всех протестовали — не хотели уезжать. Но потом они решили купить жилье в Кузино и остаться в родном поселке. Мы полагаем, он побоялся, что не сможет справиться с лежачей супругой, что тяжело ему будет. А уезжать не захотел. Поэтому и свел счеты с жизнью».

С такой версией суицида пенсионера согласна и начальник Управления соцзащиты населения Жанна Белых, которая считает, что мужчина наложил на себя руки, потому что не смог бы самостоятельно делать то, что раньше для его жены делали квалифицированные повара, медсестры и другой персонал. «Для нас это стало страшной и непредсказуемой трагедией. Мужчина был вполне здравомыслящий, адекватный, мы с ним находили компромиссные решения, — говорит Белых. — Когда зашла речь о ликвидации дома-интерната в Кузино, я лично разговаривала с этой семейной парой и убеждала переехать в Красавинский интернат. Там условия гораздо лучше, им была бы предоставлена комната на двоих, была бы возможность прогулок на улице (в Кузино у лежачих больных такой возможности не было). И если мужчина склонялся к переезду, то женщина была настроена категорично против. Объясняла привязанностью к этому месту, Кузино — их родина. Видимо, и убеждения мужа на нее никак не повлияли. Мы ведь даже предлагали съездить в Красавино хотя бы на месяц. А уж если не понравится — тогда стали рассматривать бы вариант хосписа или муниципального жилья в Кузино. Конечно, такое жилье мы бы им предоставили. Но как справляться с лежачей больной в таких условиях? Ни помыть ее, ни накормить хорошо».

Как рассказала Жанна Белых, на похороны приехал сын погибшего, и по договоренности с ним было принято решение не оглашать матери причину смерти ее супруга. Ей было сказано, что у него случился сердечный приступ. Сейчас женщина находится в очень тяжелом физическом и моральном состоянии, сын пока живет с ней, но обращается за помощью в органы соцзащиты.

Есть такое слово — «родина»

Официальная версия закрытия Кузинского дома-интерната — несоблюдение требований пожарной безопасности. Но можно предположить, что область прежде всего экономит средства, ведя политику укрупнения сети социальных учреждений. По данным Управления социальной защиты населения, за 2013 год область потратила на интернат в Кузино более 3 млн. рублей, а на 2014 год было запланировано порядка 4,5 млн. рублей затрат. Теперь постояльцы учреждения — 25 «ходячих» и 7 «лежачих» — будут размещены в Красавино.

«В стране зафиксировано очень много случаев пожаров и связанной с ними гибели постояльцев домов-интернатов, — комментирует ситуацию заместитель главы районной администрации Татьяна Забелинская. — Хоть на этом социальном объекте и были соблюдены все противопожарные нормы, но, если судить объективно, в случае возгорания вынести лежачих больных из огня было бы невозможно. Мы неоднократно выезжали в дом-интернат, общались с людьми, разговаривали, убеждали, вытирали слезы... Большинство согласно на переезд, хоть для них это и стресс».

По словам главы поселения Ирины Балиной, в прошлом году здесь побывала начальник Департамента социальной защиты населения Лариса Каманина, которая пообещала сохранить учреждение в том виде, в котором оно есть сейчас. Недавно в ответе на запрос «Премьера» Каманина обошла вопрос о том, сколько учреждений такого типа в области планируется закрыть, отметив лишь, что количество мест не уменьшится. Но, как видно из ситуации с Анатолием Прокопьевичем, человеческий фактор чиновники явно не учитывают.

Ирина Балина согласна, что в планах чиновников оказалось слабое звено: «Половина наших постояльцев — это коренные жители поселка Кузино, — говорит она. — Они родились и выросли на этой земле, знают здесь каждый уголок, каждого жителя. Они имели возможность выходить на улицу и общаться со своими односельчанами, да и те всегда могли прийти к своим давним знакомым, поговорить о жизни. Практически все знакомые и родные люди наших подопечных также люди престарелые».

В здании уже бывшего дома-интерната планируется открытие частного хосписа. Директор медцентра «Медведь» Надежда Удачина, которой принадлежит идея, планирует справиться с пожарными проблемами, установив специальный подъемник для быстрой эвакуации постояльцев. Предполагается, что в хосписе будут лежать пациенты как из Великоустюгского, так и из соседних районов, без ограничений по возрасту. Будут палаты и для онкобольных.

Предварительно рассчитана и плата — не менее 25 тысяч в месяц с постояльца. Есть информация, что два бывших обитателя кузинского интерната хотят попасть в этот хоспис. В Кузино плата за проживание составляла порядка 70% от пенсии постояльца — около 8,3 тыс. рублей.

«Для сравнения, в других подобных учреждениях плата доходит до 80 тысяч в месяц, — говорит Надежда Удачина. — С учетом вложений в здание и прочих затрат речи о получении прибыли от данного учреждения пока нет». Планируется, что в хосписе найдут работу 19 сотрудников Кузинского дома-интерната.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика