«Помощь взрослым стоит лишь на пятом месте» - Митя Алешковский о благотворительности в России

Согласно рейтингу стран мира по индексу благотворительности 2013 г., Российская Федерация занимает почетное 123 место, совершив рывок и поднявшись на целых 4 позиции со 127 места, которое она занимала год назад. При этом ни одна из бывших советских республик не находится в этом рейтинге ниже России: Туркменистан на 23 месте в мире, Узбекистан на 50, Таджикистан на 64, Казахстан на 66, Азербайджан на 69, Кыргызстан на 73, Молдова на 88, Латвия, Эстония и Беларусь делят на троих 93 позицию в рейтинге, Украина находится на 102 месте, Армения на 113, Грузия на 116, Литва на 120.

Более того, согласно данным исследования проекта Добро Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым стоит лишь на пятом месте по популярности – после помощи детям, старикам, животным и экологическим проектам. 49% населения России не доверяют благотворительным организациям, считая, что фонды занимаются отмыванием денег или работают неэффективно. Само слово “фонд” отпугивает и несет отрицательную окраску для большинства населения.

Значительно увеличивает недоверие населения к НКО политика государства, которое постоянно, с помощью государственной машины пропаганды, создает видимость поиска «иностранных агентов» среди представителей некоммерческого сектора. Статус иностранного агента - на фоне политической нестабильности и роста ура-патриотизма - в глазах общественности становится практически равнозначен предательству. На самом же деле государство, опасаясь конкуренции со стороны НКО, зачастую, более эффективных и лучше информированных, чем официальные структуры, видит в них не только политических конкурентов, но и реальную альтернативу государственным институтам.

"От трети до четверти всех частных сборов в Интернете являются мошенническими."

Основной системой благотворительности в России является адресная помощь. В представлении населения нашей страны только она гарантирует прозрачность, эффективность и, главное, не дает возможности благотворительным организациям забирать часть пожертвований на уставную деятельность. Обычному жертвователю не приходит в голову, что средства, которые благотворительный фонд тратит на зарплату сотрудникам и уставную деятельность, позволяют собирать в сотни раз больше для помощи нуждающимся.

Этим с большим успехом пользуются мошенники, создавая бессчетные группы и странички в социальных сетях с призывами срочно помочь, спасти, поддержать малыша, умирающего от неизлечимой болезни. В таких группах деньги собираются на личные банковские счета, карточки и Интернет-кошельки, что не дает никакой возможности контролировать поступившие средства, зато порождает иллюзию помощи непосредственно нуждающимся. Официальной статистики по этому поводу нет, но, по мнению экспертов, от трети до четверти всех частных сборов в Интернете являются мошенническими.

Плохая информированность и нежелание населения работать с благотворительными организациями порождают огромное количество самостоятельных, малоэффективных, а, порой, и вредных действий с благими, казалось бы, намерениями.

Огромное число больных детей можно было бы вылечить бесплатно в России, если бы родители своевременно обратились за помощью в благотворительный фонд, а не искали бы спасение с помощью Интернет-поисковиков. Профильные фонды имеют многолетнюю практику успешного лечения редких и сложных заболеваний, с которыми больные сталкиваются впервые, и имеют уже готовые алгоритмы действий.

В России чрезвычайно распространена практика одаривания детей из детских домов подарками на все возможные праздники. Последствия этих действий ужасают, около 80% выпускников детских домов в России так и не адаптируются к взрослой и самостоятельной жизни. Воспитывающийся в детском доме ребенок привыкает к тому, что все достается ему бесплатно и легко, и ожидает, что вся дальнейшая жизнь будет складываться также.

"Дело за малым — объяснить на пальцах, с примерами и результатами, эти преимущества обществу."

Однако, перечень задач, с которыми сталкиваются благотворительные организации в России, значительно шире, чем просто лечение детей. Общество занимается возведением мостов, сбором металлолома и строительством храмов, заботой о животных, заботой о природе, оборудованием спортивных площадок, поиском пропавших без вести, поддержкой малоимущих, помощью бездомным, помощью инвалидам, помощью больным ВИЧ и СПИД, помощью онкологическим больным, спасением больниц, оборудованием и комплектацией всем необходимым уже работающих больниц, обучением врачей, помогает матерям, у которых погибли сыновья на войне, ну и, конечно, помогает просто достойно уйти из жизни.

Именно общественным организациям, как ни странно, в большинстве своем доверяли свои пожертвования граждане России во время ужасающих наводнений в 2012 году в Крымске и в 2013 году на Дальнем Востоке. Даже большой бизнес, зачастую, переводил пожертвования не государственным, а общественным структурам, понимая, что эффективность независимых от государства организаций значительно выше, а коррупционная составляющая отсутствует.

К сожалению, переносить опыт чрезвычайных ситуаций в обыденную жизнь население не спешит и продолжает заниматься массовой адресной помощью.

Выходом из сложившейся ситуации может стать комплексная система обучения всех вовлеченных в благотворительный процесс — бизнеса, СМИ, благотворительных фондов, жертвователей и волонтеров, а так же плавный переход от адресной к инфраструктурной, то есть проектной, модели помощи нуждающимся.

Преимущества проектной модели очевидны — это в первую очередь обслуживание всех групп граждан, а не только тех, кто вызывает жалость, это профессионализм, так как проекты реализуются фондами, а не частными лицами, и, как следствие, это эффективность. Дело за малым — объяснить на пальцах, с примерами и результатами, эти преимущества обществу. В этом сейчас, на мой взгляд, главная задача для всех благотворительных организаций в России.

Источник: goethe.de
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика