Издревле летчик и упоротый лис

В мировом суде Бабушкинского района Москвы завершилось судебное следствие по делу оппозиционера Алексея Навального, обвиняемого в клевете на муниципального депутата Алексея Лисовенко. Поводом для разбирательства стала запись в твиттере Навального, в которой депутат был поименован наркоманом. Лисовенко счел, что это клевета. В суде на полном серьезе исследовался твиттер Навального, который чудесным образом обновляется без участия находящегося под домашним арестом политика. Депутат заявлял, что он «издревле летчик», штурман военной авиации, хотя закончил при этом московский университет леса в Мытищах. А также задавал вопросы вроде: «Могут ли махинации с “Кировлесом” повлиять на заведение Навальным аккаунта в твиттере»? Корреспондент Znak.com следил за процессом.

Навальный, точнее его твиттер, обидел муниципального депутата от «Единой России» 5 марта. Поводом стал депутатский запрос, который Лисовенко направил генпрокурору Юрию Чайке. В нем он просил исследовать условия домашнего ареста Навального и заблокировать все его социальные сети. Лисовенко был уверен, что политик сам ведет свой твиттер, хотя ему запрещено пользоваться интернетом.

Почему он обратился с таким запросом, хотя Навальный даже не живет в его районе, Лисовенко в суде пояснить так и не смог. По его словам он все время пишет самые разные письма. То к Константину Эрнсту обратится (причина обращения не была оглашена). То попросит районных предпринимателей женщинам цветы на 8 марта подарить. Помимо депутатской работы Лисовенко участвует в работе общественно-консультационного совета при ЦИК РФ, экспертной группе молодых депутатов при президиуме общественного совета ЦФО. Правда, интерес СМИ он сумел заслужить, только подав на Навального в суд.

Твиттер Навального, который после его ареста стали вести сотрудники Фонда по борьбе с коррупцией, охарактеризовал Лисовенко как «какого-то депутата-наркомана». Тот обиделся, 211 марта посетил диспансер, взял там справку, что следов наркотиков в его организме нет, и подал иск, обвинив Навального в клевете. Эта статья возвращена в УК РФ, по ней можно приговорить к штрафу в размере до 500 тысяч рублей или исправительным работам. В случае с Навальным обвинительный приговор может привести к тому, что он из-под домашнего ареста отправится в СИЗО. Политик, как известно, вместе с братом обвиняется в мошенничестве по «делу Ив Роше», слушания по этому делу начнутся 24 апреля.

Процесс начался с того, что адвокат Навального Вадим Кобзев попросил перенести дело в другой суд. По его словам, то, что депутат прочитал запись, находясь в Бабушкинском районе, вовсе не означает, что событие предполагаемого преступления произошло здесь же.

«Эту запись одновременно прочитали во многих районах Москвы, городах страны и мира», - настаивал Кобзев. Суд ходатайство отклонил, и Лисовенко зачитал свое исковое заявление.

Из него следовало, что наркомания – это болезнь, выражающаяся в тоске, апатии и раздражительности, а Лисовенко как муниципальный депутат с 2008 года с таким набором качеств не мог бы исполнять свои обязанности. К тому же он православный христианин и военный летчик. «Издревле офицер-летчик является эталоном морально-волевых и личностных качеств, что в принципе несовместимо с обвинением в наркомании», - настаивал Лисовенко. Навальный иронизировал над словосочетанием «издревле летчик», а также указывал, что депутат, подписывающий обращение к нему словами «Искренне Ваш Лис» лично у него ассоциируется с интернет-мемом «Упоротый лис». Публика смеялась, приставы делали замечания, Лисовенко прямо в исковом заявлении цитировал библейское послание к Галатам (это обращение апостола Павла, где он требует безукоснительно соблюдать законы Моисея): «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божьего не наследуют». Навальный в ответ замечал, что «непотребством, бесчинством, а иногда и волшебством» занимаются соратники Лисовенко по «Единой России». А он сидит под домашним арестом и интернетом не пользуется, следовательно, запись в твиттере – не его авторства.

Судья Анна Некряч отпустила участников процесса в восемь вечера и велела быть на следующий день к 11.00. И новое заседание началось с того, что адвокат Кобзев заявил ей отвод. «Беспристрастность судьи под сомнением, у нее уже сформировалось мнение о виновности Навального», - настаивал он. В пользу этого свидетельствуют те факты, что Некряч отказалась передать дело в другой суд и «фактически проигнорировала» решение Басманного суда Москвы, запрещающее Навальному общаться с кем-то, кроме семьи и адвокатов. Кроме того, в кабинете секретаря суда защитники Навального случайно встретили оперуполномоченного, который проводил обыск у политика еще в рамках «болотного дела». А это, по мнению Кобзева, свидетельствует о том, что процесс курируется сверху.

Некряч слушала Кобзева, и по ее лицу можно было сделать вывод, что она оскорблена.

Адвокат Лисовенко Федор Трусов замысловато назвал заявленный отвод «мощной клеветнической информацией, с помощью которой СМИ будут давить на суд», и Некряч ушла думать.

Вернувшись через полчаса, она огласила постановление о том, что сама себя отводить не будет.

Трусов заявил ходатайство о вызове в суд сотрудников Фонда по борьбе с коррупцией, чтобы установить, кто из них ведет твиттер Навального. «У нас и так в интернете анархия, нужен весь набор инструментов, чтобы защитить честное имя», - адвокат Лисовенко продолжал демонстрировать склонность к абстрактным формулировкам. «Вы что, издеваетесь? – отвечал на это Навальный. – Зачем вы тогда обратились в суд, если не знаете, кто сделал запись. Идите в полицию, устанавливайте. Вы понимаете, что писал не я, а подаете в суд на меня». Обратившись к судье, он уже почти взмолился: «Раз принято решение, давайте осудим меня скорее. Этому Лисовенко главное, чтоб в СМИ о нем писали, неважно даже, что именно».

Судья ходатайство отклонила, и Лисовенко (его статус в этом процессе – частный обвинитель) начал давать показания. Из его слов следовало, что твиттер Навального верифицирован, что подтверждено синей галочкой в профиле, а это значит, что записи в блоге может делать только он. Поручение же вести верифицированный твиттер другим лицам нарушает условия некоего лицензионного соглашения. Депутат считает, что оклеветал его Навальный лично. «Это хорошо подготовленный удар по моей репутации, но не продуманная провокация против меня», - Лисовенко, как и его адвокат, тоже говорил загадочно.

- Вы наркоман? – спросил его Навальный.

- Нет, - после паузы, но с достоинством отвечал Лисовенко.

- Запись эту вы сделали? – Навальный предъявил распечатку поста в «Живом журнале», где Лисовенко анонсирует судебный процесс. – «Искренне ваш Лис» - это вы?!

- Подписано так, - сдержанно отвечал Лисовенко

- Сколько вам лет? Как назвать взрослого человека, если он свои письма подписывает: лис, конь или олень?

Лисовенко успел признаться, что ему 34 года, а потом судья сняла вопрос.

- А почему твит был написан пятого, а вы пошли в диспансер только 21-го? Чтобы следы наркотиков исчезли? – продолжал давить Навальный.

Пикировка продолжалось около получаса. Абсурда добавляло еще то, что Лисовенко и Навальный - полные тезки. Время от времени судья произносила фразу: «Алексей Анатольевич уже отвечал на этот вопрос Алексея Анатольевича». Навальный, тем временем, выяснил, что Лисовенко окончил московский университет леса, но военных сборах был один раз в жизни и потребовал объяснить: на каком основании депутат считает себя летчиком, да еще и издревле. Потом политик требовал доказать религиозность депутата и просил сказать, кто такие Галаты. Лисовенко от ответов тщательно уходил. «Я христианин, я ношу крестик, а ваш вопрос воспринимаю как клевету и оскорбление моих чести и достоинства», - говорил, к примеру, он. В ходе дальнейших расспросов выяснилось, что справку ему врач выдал, основываясь лишь на беседе, анализов на наркотики сделано не было. Навальный все увереннее говорил, что Лисовенко – наркоман.

 «Я слышал, что вы под арестом в нарушение его условий сами в твиттер пишете», - не  собирался сдаваться депутат. Навальный говорил, что условия его ареста сто раз уже проверяли, и никаких нарушений не нашли.

- Любая запись ассоциируется с вашим именем! – зашел с другой стороны бабушкинский депутат.

- Ассоциируется или есть факты, подтверждающие, что это я ее сделал? – спрашивал в ответ Навальный. – Твиты, как мы выяснили, и без меня появляются.

Оппозиционер продолжал говорить, что аккаунты в твиттере есть у Папы Римского, Барака Обамы, Леди Гаги и даже у Мосгорсуда, все они верифицированы, но пишут туда специальные сотрудники, а не Папа Римский на трех языках и не глава Мосгорсуда Ольга Егорова, к примеру.

«Пусть сотрудники вещают из своих аккаунтов и ссылаются на вас», - устанавливал правила Лисовенко. «Слушайте, рукава засучите и вены свои покажите судье, летчик издревле вы наш», - не сдержался Навальный. «Летчик издревле», - с удовольствием повторил Лисовенко. «Ага, к Галатам летаете», - еще раз не сдержался Навальный.

Второй адвокат Навального Ольга Михайлова заявила ходатайство об изъятии из дела нотариально заверенных документов. В том числе и сам распечатанный твит. Дело в том, что нотариусы имеют право заверять бумаги только по гражданским делам, а не по уголовным. Судья ходатайство отклонила, сказав, что сама даст оценку документам, вынося приговор. «У вас какой-то специальный УПК что ли, где всем все можно, а мне ничего нельзя?» - прокомментировал отказ Навальный, и молчание было ему ответом. Почти все другие ходатайства защиты тоже были отклонены. Таким образом, судья Некряч уместила весь процесс в два дня, оставалось только самого Навального допросить.

Он в очередной раз сказал, что к твиту никакого отношения не имеет, интернетом под домашним арестом не пользуется. «У вас есть доказательства, что твиттер ведется от вашего имени другими людьми? Можете сказать, кто это?» - спросил адвокат Трусов. «Не могу, - отвечал Навальный. – Поскольку опасаюсь такого же непотребства в их адрес с вашей стороны». «Есть ли у вас доказательства, что мой подзащитный наркоман?» - продолжал Трусов.

«По моему оценочному суждению, да. У него бессвязная речь и невнятные суждения. Человек окончил лесной университет, а называет себя штурманом военной авиации, о чем тут говорить», - настаивал на своем оппозиционер.

Вопросы начал задавать сам Лисовенко. Первый звучал так: «Вы верифицировали свой твиттер до или после Йельского университета (Навальный был там на полугодовом обучении в 2010 году – Znak.com)?». Судья вопрос сняла, а приставы еле-еле смогли успокоить зал. «Могут ли махинации с «Кировлесом» повлиять на заведение аккаунта в твиттере?» - спросил Лисовенко. Возможно, судья сняла вопрос, возможно, Навальный что-то ответил – разобрать было невозможно из-за хохота в зале». «У вас в рамках домашнего ареста установлены в квартире видеокамеры? Записи с них можно увидеть?» - продолжил интересоваться Лисовенко. «Хоумвидео? Вы извращенец? Держите это при себе», - успел сказать Навальный, прежде чем и этот вопрос был снят. «Я просто имел в виду, что он, может, ночью в темноте в твиттер пишет!» - обиделся Лисовенко, на этом вопросы у него кончились.

«На каждом из судов, где меня судили, правда и право были на моей стороне, но это не мешало признавать меня виновным, - говорил Навальный, обращаясь к судье в последнем слове. – Возможно, это произойдет и сейчас, я готов. Понимаю, что вы сделаете то, что вам сказано – я это всем судьям говорю. Вы только помните, что рано или поздно за все придется отвечать».

Приговор по делу о клевете на муниципального депутата Лисовенко будет вынесен 22 апреля.

Источник: znak.com
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика