Леонид Бершидский: Оптимистик ченнел

Есть две новости про свободу слова в России: плохая и хорошая. В плохую сейчас принято верить в нераздавленной части медиасообщества, в курилках госСМИ и в Кремле. Хорошую никто не замечает, но она себя еще покажет.

Прокремлевский сайт politonline.ru составил рейтинг «антироссийски настроенных СМИ». Это те, что употребляют в отношении крымской эскапады Владимира Путина слова «аннексия», «аншлюс» и «агрессия», называют немаркированных российских солдат «зелеными человечками», а не «вежливыми людьми», допускают сравнения российских официальных лиц с нацистами, публикуют одобрительные высказывания о западных санкциях и Майдане. В списке — все обычные подозреваемые и даже несколько вполне лояльных в последнее время, но некогда неподцензурных СМИ. На первом месте «Эхо Москвы»; дальше — и «Сноб», и «Слон», и «Ведомости», и Forbes, и «Лента», и «Дождь», и «Новая газета», и «Коммерсантъ».

Почти все, в общем, остатки новостной индустрии, которую несколько тысяч энтузиастов, и я в том числе, строили в России последние 25 лет.

Зато никого из этих СМИ нет в другом списке — уважаемых народом журналистов. Фонд «Общественное мнение» 27 марта опубликовал на своем сайте опрос про журналистику. Среди прочего он интересовался у своих респондентов, кого из журналистов они уважают. Результаты: Владимир Соловьев, Дмитрий Киселев, Владимир Познер, Аркадий Мамонтов, Сергей Брилев, Алексей Пиманов, Андрей Малахов, Андрей Караулов, Александр Гордон, Екатерина Андреева. Это топ-10. У следующих незначительный рейтинг; из тех, кто имеет хоть какое-то отношение к «антироссийским СМИ», в списке есть только Леонид Парфенов, уважаемый одним процентом опрошенных, но и те, скорее всего, видели его не на «Дожде».

Бросается в глаза, что все названные — люди из телевизора. Другим опросом ФОМ объяснил почему: 88% наших соотечественников получают информацию о последних событиях от центрального телевидения. И 60% считают, что телевидение объективно освещает происходящее (правда, их них по 1% верят «Дождю» и РБК-ТВ). Вообще, 62% опрошенных доверяют госСМИ, причем 54% допускают искажение информации в государственных интересах и 72% считают, что какие-то темы, опять же в интересах государства, можно замалчивать.

То есть большинство полагает, что государство само разберется, что и как показывать, и ему в этом отношении можно доверять.

И это, конечно, плохая новость. Список politonline.ru и приведенные выше данные ФОМ свидетельствуют о том, что проект под названием «свободные СМИ в России» воспринимается страной как инородный, если вообще хоть как-то воспринимается, а не просто пролетает «ниже радара». Все, кто участвовал в этом проекте, полжизни — а кто и всю сознательную жизнь — занимались ерундой. Судьба ерунды предсказуемо печальна: поскольку она все равно никому не нужна, да еще и представляет собою пятую колонну, она будет выметена на свалку истории. И никто не всплакнет над ее, ерунды, горькой судьбиной.

Хорошая новость, однако, содержится в тех же опросах ФОМ.

Целых 16% — это многие миллионы людей, вообще-то, — считают телевидение необъективным, а 22% думают, что два-три года назад СМИ вообще были объективнее, чем теперь. И 40% уверены, что советские СМИ были менее объективны, чем нынешние, — это несмотря на всю советскую ностальгию и патриотические порывы большинства.

Опять-таки 16% населения в целом — и 32% молодых людей с высшим образованием — доверяют негосударственным СМИ. У доверяющих государственным совсем другая демография: низкие доходы, предпенсионный или пенсионный возраст.

В недопустимость цензуры все еще верят 28% жителей России. Хотя в 2001 году таких было 45%, все равно еще много осталось. И 44% жителей городов-миллионников входят в эти самые 28% противников государственного вмешательства в контент.

Казалось бы, эти люди все равно не знают никого из журналистов негосударственных СМИ. То есть спрос на другую журналистику — не такую, как на государственных телеканалах, — вроде бы потихоньку сжимается, потому что никто не в состоянии предоставить народу то, что ему нужно. Но на самом-то деле понятно, где этот спрос реализуется.

По данным ФОМ, уже 41% российских жителей черпает информацию из интернета. А в мае 2013 года таких было всего 32%. За неполный год рост больше чем на четверть!

Ну да, интернет-среда не создает таких «звезд» журналистики, как телевизор. (Это, конечно, как посмотреть; Алексея Навального вот, к примеру, нет в списке ФОМ, потому что его считают скорее политиком, чем журналистом, хотя как журналист он значительно успешнее.) Но ведь и воспринимается информация из сети иначе, чем телевизионная — не через персоналии, а исходя из ценности самого контента.

Я не знаю, можно ли принимать цифры ФОМа за чистую монету, — возможно, они искажены «в интересах государства» и предназначены для демонстрации «пятой колонне» ее никчемности, — но даже если они верны, то свидетельствуют о наличии немалого спроса на свободные медиа. Которые, работая в интернете, могут составлять все более серьезную конкуренцию государственному ТВ.

Понятно, что в сети сейчас полно провластных ресурсов, не говоря уж о платных троллях и фальсификаторах. Но с ними вполне можно соревноваться, пока государство не создало русскую версию «Великого китайского брандмауэра». Оставлять большую аудиторию, предъявляющую спрос на честный, нецензурированный контент, без этого контента лишь потому, что эта аудитория — не большинство, было бы в корне неправильно.

Понятно, что никто сейчас не видит в работе на эту аудиторию бизнес-возможности: у всех перед глазами пример того же «Дождя». Риск с виду перевешивает потенциальные выгоды. Однако в списке «антироссийских» СМИ и сейчас есть прибыльные. Где есть спрос, там в конечном счете есть и деньги. В том числе рекламные.

Даже удивительно, как много еще не потеряно. «Антирусские» не сдаются — может, потому как раз, что они тут самые русские и есть.

Тэги: СМИ
Источник: Сноб
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика