Кто там шагает в пятой

Хулиганом быть выгоднее, чем пай-мальчиком. Хамом — перспективнее, чем «извините-пожалуйста». Забудьте все, чему вас учили дома, в школе и институте, если вас там вообще чему-то учили. Смотрите по сторонам и впитывайте уроки реальной жизни. Все — от пассажира метро до президента. Национал-предателям просьба не беспокоиться, о них разговор особый.

Ты — пассажир метро. Тебя из хриплых динамиков постоянно призывают уступать места старикам и детям. Смысл? Сидеть лучше, чем стоять, это и дурак понимает. Следующий шаг — прогнать бабку или малышню с насиженного места. Их проблема, что они слабые и беззащитные. Зато ты — сидишь. Тебе — хорошо.

Ты — дачник. И твоя соседка, пристроившая свой кривой сарайчик прямо к общему вашему забору, — дачник. Конечно, можно годами пытаться уговорить мерзкую старуху снести сарайчик, который затеняет твои грядки с огурцами, а можно, когда тебе вконец надоест быть хорошим соседом, заплатить трактористу Васе, чтобы он въехал на бабкин огород и как бы по пьяни сарайчик разворотил. Васе — хорошо, тебе и твоим огурцам — хорошо. Бабке плохо, нет у нее денег на новый сарайчик. Сама виновата — не захотела по-хорошему.

Ты — судья. Учился неважно, законы знаешь через пень-колоду. Но начальство тебя ценит: в бочку не лезешь, приговоры выносишь правильные, не вызывающие сомнений в их благонадежности. Оправдательных среди них практически нет, как и у более опытных коллег. Постепенно тебя переводят с мелкой уголовки на более крупную. Вот ты уже рассматриваешь дела по статье «Экстремизм». Так и до председателя суда дорасти можно. Разве плохо?

Ты — бизнесмен. Предпринимательского таланта, может, не так много, как у Билла Гейтса, но в паре с префектом или главой управы можно добиться многого. Если ты, конечно, не ведешь себя святее папы Римского, а умеешь правильно выстраивать отношения с теми, кто устраивает конкурсы и тендеры. Хочешь все по закону? Угрожаешь судом? Тоже можно, только не факт, что попадешь к хорошему судье. Их у нас (см. выше) найти непросто.

Ты — полицейский. Ну, тут даже неудобно напоминать, какие чудеса в руках плохого полицейского творит самая обычная бутылка из-под шампанского.

Раскрываемость дел растет на глазах, показатели такие, что отличник, соблюдающий при допросе должностные инструкции, чувствует себя полным неудачником. Начальство срывает на нем зло, он срывается в запой. Выхода из запоя два — или в плохие полицейские, или в частные охранники. Кстати, не потому ли их у нас так много?

Ты — журналист. Чтобы снять объективный репортаж — к примеру, в день референдума в Крыму, — нужно приложить массу усилий. Сначала приехать на избирательный участок и расспросить людей, почему они на него пришли, чего ждут от присоединения к России, чего боятся. Потом поехать к тем, кто не пришел, — скажем, в поселение крымских татар, расспросить: почему не пришли, чего ждут от России, чего боятся? Для очень хорошего репортажа — такие у нас еще несколько лет назад показывали даже на общероссийских каналах — найти семью, где взгляды разделились, их сейчас в Крыму хватает. Тогда картинка становится объемнее и честнее: у события такого исторического масштаба не может быть однозначных оценок, это не детский мультик. Но хорошие журналисты сегодня снимают ролики про кофе, а тем, кто не отлучен от эфира, нужно лишь одно: чтобы картинка была максимально радостной: «Крым — наш!!!»

В принципе ради этого даже не обязательно выезжать в направлении украинской границы, горы, волны и корабли можно и в московской студии смонтировать. Бюджету канала — экономия, журналисту — премия, редактору — одобрительный кивок сверху. Всем хорошо.

Ты — дипломат. Работаешь в пресс-службе МИДа. И выдаешь на официальном сайте в разгар конфликта, на пороге «холодной войны», вот такой дипломатический комментарий: «17 марта в Россию со срочным визитом запросился председатель Европейского совета Х. Ван Ромпей… В Москве оперативно откликнулись на этот запрос и предложили лидеру Евросоюза принять его 19 марта. Ведь действительно похвально, что Х. Ван Ромпей захотел узнать правду о том, что творится на Украине. Однако председателя Евросовета в Москву не пустили. Причем не пустили свои же. Дескать, зачем ему надо знать правду, если и так все уже решено. Есть свои герои украинского кризиса — боевики «Правого сектора» и нелегитимное правительство, в которое входит целый ряд откровенных фашистов. Есть и свои «виновные» — Россия и народ Крыма, которые отказались принять логику неонацистского путча. Есть, наконец, и всевозможные санкции, которые вводятся независимо от того, что Россия сделала или нет. Теперь появился новый санкционный список — невыездных из Евросоюза в Россию. По иронии судьбы первым номером в этот список вписан сам председатель Евросовета Х. Ван Ромпей». Это, уточню, не телепередача Дмитрия Киселева, а официальный сайт высшего дипломатического ведомства страны. Спасибо, как говорится, что не послали.

Ты — президент. Годами пытаешься быть хорошим. Говоришь об общечеловеческих ценностях, о незыблемости международных соглашений, о приоритете прав человека, о невозможности возврата к тоталитаризму, но экономика не слушается, рейтинг падает.

Ничего личного — просто усталость от долгой несменяемости лидера, отрицательная селекция госуправленцев (см. выше) и неизбежно связанная с этим процессом коррупция. Но как только ты перестал следовать правилам поведения, установленным в мире, твой рейтинг тут же взлетает до небес. А коллеги по мировому правительству, еще вчера смотревшие свысока, теперь сами названивают по ночам, спать не дают. Плохо ли? Однова живем!

Ты — водитель. И тебя достали все эти дурацкие правила: включай поворотник, соблюдай скоростной режим, не пересекай двойную сплошную. Ты прибавил газа и вырулил на встречку, чтобы обогнать наконец этого надоевшего зануду на опеле, который держит 90 км на левой полосе. Пусть ты нарушитель, зато доедешь быстрее. А тебе навстречу такой же нарушитель — ведь плохим быть проще, чем хорошим. Бабах — двумя плохими водилами в мире стало меньше.

Нет, неудачный пример. Звучит как предостережение, а с чего бы? Пока мы едины, мы непобедимы!

Лучше так: ты — национал-предатель. Нацпред. Тебе наконец дали определение. Ты слишком умный, не хочешь иметь ничего общего с теми, кто считает себя вправе обманывать, нападать, нарушать и подавлять тех, кто слаб, или тех, кто верит в законы, возможность компромиссов и диалогов, какую-то высшую справедливость, что в новой государственной парадигме сильной страны тоже слабость. Тебе можно только посочувствовать. Ты, прости, — лузер. Власть, опирающаяся на большинство тех, кто аплодирует силе, меньшинства в грош не ставит. И будешь ты плохим национал-предателем или хорошим, твоей гнилой сути не меняет, потому что ты пристроился не к той колонне. Как представитель пятой из них, ты даже в пассажиры метро скоро не пробьешься, не то что в судьи, дипломаты или журналисты. И что толку, что ты читал Конституцию и научился говорить: «Это нарушение прав человека». Да, нарушение, и что? Зато Крым — наш!!!

12 лет назад в фильме «Вечерний разговор» документалист Игорь Шадхан задал президенту первого срока Путину вопрос, возможен ли в нашей стране возврат к тоталитаризму.

Ответ был таким: «Возможен, но угроза эта вовсе не сверху идет, а таится в гуще народной, в нашей ментальности… Да, всегда есть искушение навести жесткий порядок твердой рукой. Но этот порядок воцарится ненадолго — очень скоро эта твердая рука начнет нас душить».

Он тогда честно предупреждал. По-хорошему.

Тэги: Россия
Источник: Газета.Ru
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика