Козел отпущения?

Александр Скворцов, приговоренный судом первой инстанции к 5 годам колонии, считает, что его лишили права на объективное и независимое судопроизводство.

Напомним, что на прошедшей неделе Череповецкий районный суд признал Скворцова виновным в ДТП, произошедшем 28 марта 2013 года, когда шесть человек погибли и два десятка получили различные травмы. Скворцов обжалует приговор, считая, что следствие изначально было предвзятым и необъективно оценивало обстоятельства дела.

«В тот же день, как произошла авария, уголовное дело было возбуждено не по факту случившегося, а в отношении меня, — рассказывает Скворцов. — А спустя короткое время, когда следствие только началось, ещё не были проведены все положенные следственные мероприятия и получены результаты экспертиз, глава областного УВД Виталий Федотов также во всеуслышание заявил о моей виновности. Я был уволен из органов МВД, когда находился в больнице, но затем меня восстановили и, дождавшись, когда я выйду с больничного, уволили снова с формулировкой «утрата доверия». Но у меня ни одного взыскания по службе. И суда на тот момент еще не было».

Александр Скворцов рассказал, что, по его мнению, следы ДТП на месте происшествия были изучены поверхностно, не проводилась химическая экспертиза следов жидкостей, вообще не описано левое переднее крыло, хотя именно в него пришелся удар и т.д. Ответ на многие вопросы эксперты дать не смогли, как считает сам подсудимый, между тем от этих ответов зависела судьба человека. «Мы с моим адвокатом неоднократно ходатайствовали о проведении дополнительной экспертизы, но нам было отказано, — говорит он. — А когда мы запрашивали документы для проведения независимой экспертизы, нам опять же было отказано по причине тайны следствия».

Версия Скворцова и его защиты заключается в том, что он не обгонял автобус и не совершал столкновения с передней частью «Скании», а был задет по касательной прицепом фуры. «Я точно помню, как поравнялся с фурой, поехал дальше, а затем слева удар, — рассказывает водитель.

— Предполагаю, что, поскольку дорога там узкая — 9 метров вместе с обочинами, — то водитель автопоезда, увидев встречный автобус, решил немного посторониться, в результате меня задело прицепом». О правильности такой версии, по мнению Скворцова, свидетельствуют следы притирания на задних колесах прицепа и выброса охлаждающей жидкости из радиатора ВАЗ-2115 на тент прицепа. Если бы столкновение произошло так, как указывает следствие, таких следов на фуре быть не могло. А вот переднее колесо и фрагмент бампера «Скании», в которые якобы врезался Скворцов, не имеют характерных для таких ДТП следов. «Экспертам изначально была дана такая вводная: лобовое столкновение, — говорит водитель. — Это предвзятый подход, заранее отметающий все другие версии. Но при этом нет ни одного свидетеля, который видел бы сам момент удара, не учтена разница в весе «Скании» и ВАЗ-2115. При лобовом столкновении большегруза с легковым автомобилем на таких скоростях у водителя легковушки практически нет шансов выжить, поэтому следствие и суд обязаны были изучить все обстоятельства дела прежде чем формулировать свои выводы. Но следствие сначала выдвинуло конкретную версию, а затем под нее подбирало доказательную базу, отметая то, что не укладывается в эту версию».

Дата рассмотрения апелляции в кассационной инстанции еще не определена.

Тэги: ДТП
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика