Сердечная недостаточность

Врачи реанимационной бригады «Скорой помощи» чуть было не отправили на тот свет пациента?

Елене Шумиловой пока не до жалоб. Больше всего ее интересует здоровье любимого человека. «Хотя я понимаю, что завтра в моей ситуации может оказаться кто угодно, — говорит женщина, — и исход может быть печальным…» | Фото Юлии Лавровой

«Уже в больнице мне сказали, что муж находился на пороге черты, переступив которую, не возвращаются, — рассказала жена 52-летнего Владимира Шумилова. — Счет шел на минуты. Мы успели лишь чудом»

Приступ

Владимиру Шумилову всего 52 года. Мужчина отслужил в МЧС, отличался завидным здоровьем и никогда не жаловался на сердце.

«В голову не могло прийти, что мужа настигнет инфаркт, — признается Елена Шумилова. — Поэтому, когда 6 марта он неожиданно стал жаловаться на чувство сдавленности в груди, ни ему, ни мне не было ясно, насколько это серьезно. И какое счастье, что я оказалась дома!»

Этот день у супругов начинался как всегда, с утра планировали различные дела. И Елена, и Владимир в прошлом служили в силовых структурах, поэтому на пенсию вышли рано и свободное время проводят вместе.

Владимир Шумилов в этот день был записан на прием к стоматологу в поликлинике УМВД, а Елена отправилась в магазин.

«Муж рассказывал, что едва дошел до поликлиники, — вспоминает женщина. — Зубы лечить не стал и попросил талончик на другой день. Он пришел домой и лег, но когда я предложила вызвать «скорую», отказался наотрез. Мужчины — они такие. Тем более что мой муж действительно никогда не жаловался на сердце. Но ему становилось все хуже. В конце концов я не стала его слушать и сама набрала 03».

«Неси сама!»

Машина «Скорой помощи» приехала на улицу Предтеченскую в считанные минуты.

«Зашли две женщины, смерили давление, пульс и, подняв на меня глаза, сказали: «У Вашего мужа инфаркт, положение очень, очень серьезное!» — плачет женщина. — Сразу стали колоть какие-то уколы, видно было, как они испугались. На тот момент Володя уже находился в очень тяжелом состоянии. А я стояла и бессильно плакала. Мне было очень страшно. Врач сказала, чтобы я вызывала реанимационную бригаду. Владимира нужно было спасать».

Бригада интенсивной терапии приехала моментально. Не прошло и трех минут, как в квартиру к Елене на четвертый этаж поднялись трое высоких сильных мужчин в бордовой униформе.

«Увозим, — оценил состояние Владимира Шумилова один из них. — Срочно. Несите его вниз в машину!»

«И тут я поняла, что он обращается ко мне, — рассказывает женщина, — что это я должна нести мужа на руках в машину. Я глазам и ушам своим не поверила: передо мной стояли три здоровых мужика и ждали, что я вынесу больного мужа! На мой вопрос, как же я это сделаю, они ответили: «Идите к соседям. У вас во дворе вон сколько крутых машин стоит. Найдете кого-нибудь».

Женщину затрясло.

«Я уже хотела на самом деле идти, но куда? У нас дом старый, центр города, одни бабки живут! — говорит женщина. — А машины и правда крутые. Но это машины жителей соседних домов, в которых я не знаю никого».

В это время женщины из первой бригады «скорой» выходили из квартиры, сочувственно глядя на Елену.

«Внизу работали монтеры связи, — рассказала Елена. — Два молодых человека тянули какой-то телевизионный кабель. Эти женщины рассказали им о моем горе. Тогда молодые люди поднялись в квартиру и вынесли моего мужа в машину «скорой».

По тревоге

В горбольнице на помощь моментально пришли все, кто работал в приемном покое. Состояние Владимира Шумилова было критическим. Мужчина в любой момент мог погибнуть. Его подняли в отделение реанимации, подключили к аппаратам, а Елене, пряча глаза, сказали: «Ждите. Ничего не известно».

На момент выхода этого номера Владимир Шумилов оставался в отделении реанимации. Кризис мужчина преодолел. Но еще несколько минут промедления, и все могло обернуться по-другому…

«Если бы не оказалось этих молодых людей в тот день в нашем подъезде, — рассуждает женщина, — что бы стало с моим мужем, страшно предположить…»

Как рассказал нам главный врач станции «Скорой помощи» Юрий Маркевич, работникам бригады интенсивной терапии не доплачивают за то, чтобы они транспортировали своих пациентов. Но это не отменяет их обязанностей.

«Я буду разбираться лично с этим случаем, — пообещал Юрий Николаевич. — Линейная бригада — именно та первая бригада, что была на вызове, — в своих обязанностях имеет, например, организацию транспортировки. Что они и сделали: нашли людей. А вот что касается второй бригады — я проведу служебное расследование. Я не верю, что такое могло произойти. Если пострадавшая от действий сотрудников обратится с жалобой, уточнит адрес и точное время — будут основания для наказания. В том случае, разумеется, если они виноваты».

Источник: Юлия Лаврова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика