Колокол сердца

27 марта исполняется 100 лет со дня рождения Александра Яшина

Село Пермас: закрытая недавно школа и бедствующий храм. Фото: Марина Сорокина/РГ
Село Пермас: закрытая недавно школа и бедствующий храм. Фото: Марина Сорокина/РГ

В несметном нашем богатстве

Слова драгоценные есть:

Отечество,

Верность,

Братство.

А есть еще:

Совесть,

Честь...

Ах, если бы все понимали,

Что это не просто слова,

Каких бы мы бед избежали.

И это не просто слова!

Александр Яшин, 1957 г.

Когда в 1989 году я прилетел в Никольск, то первое, что увидел еще из окна Як-40, — строки Яшина. У края летного поля стоял большой фанерный щит, на нем было написано: «Спешите делать добрые дела!»

Сохранилась фотография, сделанная в 1968 году: по дороге меж хлебов течет народ — жители Блудново и окрестных деревень провожают Александра Яшина в последний путь на Бобришный Угор, на высокий берег Юг-реки, где поэт завещал похоронить себя. Два километра на руках, на расшитых полотенцах несли его мужики. Женщины в платочках, в старинных домотканых сарафанах.

Яшину было всего 55 лет. Совсем недолго успел он поработать в избушке, которую сам построил на Бобришном Угоре. Место это было примечено им еще в детстве. Из записей 1966 года: «Уже давно у меня появилось желание творческого одиночества — этим объясняется и строительство дома на Бобришном Угоре... Очень уж моя жизнь стала тяжелой, безрадостной в общественном плане. Я слишком много стал понимать и видеть и ни с чем не могу примириться... Мне такое заточение в глуши лесов, снегов дороже славы и наград — ни униженья, ни оскорбленья, ни гоненья...»

Гонения пришлись на последние десять лет его жизни. Эпоха, благостно названная «оттепелью», карала поэта за то, что прозрел, глубже, чем было положено. Журналы отказывались печатать его стихи. Рассказ Яшина «Рычаги», опубликованный в 1956 году, изъяли из библиотек и запретили о нем упоминать. Пророческая повесть о деревне, которою он написал в 1960 году, была опубликована только через четверть века. В 1963 году на Яшина набросились за рассказ «Вологодская свадьба», напечатанный Твардовским в «Новом мире».

Чем же все-таки раздражал Яшин власти? Ведь в его стихах и прозе — просто жизнь. Боль за родную землю, за крестьянина, и вообще — за русского человека, лишенного веры и корней. Но вот сострадания ему и не простили. Не поэтому ли и сегодня Яшина издают редко?

Александр Яковлевич был красивым и сильным человеком. Среди тех, кто его ценил и любил — очень разные люди. Добрыми отношениями с Яшиным дорожили Пришвин, Чуковский, Симонов, Тендряков... С глубокой привязанностью относилась к семье Яшина великая пианистка Мария Вениаминовна Юдина. Как родного отца любил Яшина бывший детдомовец Николай Рубцов. Александр Исаевич Солженицын сидел в больничном коридоре у палаты умирающего Яшина и писал ему письмо в надежде, что тот еще сможет его прочитать.

Наталия Александровна Яшина пишет в предисловии к книге отца: «Некоторые считают, что советские писатели были недуховными людьми. Это не так. Была горячая, действенная любовь к людям, к родине, было восхищение природой, как творением Божиим. Такие писатели, как мой отец, сохранили веру в Бога через любовь к отечеству, призывали к правде, в какой-то мере восполняя словом отсутствие храмов...»

Александр Яшин был крещен в Крестовоздвиженской церкви села Пермас. Ее прихожанами были дед и прадед поэта. Храм, к счастью, уцелел, его видно с любого конца села, но находится он сегодня в бедственном положении. Жители села стараются возродить храм (пока там изредка служат лишь молебны, священник приезжает издалека). Сельчане своими силами разобрали перекрытие, делившее пространство церкви на два этажа; остеклили рамы, сделали дверь, заново построили крыльцо. В магазине поставили копилку, куда взрослые и дети опускают копеечки. Но люди в селе бедные, живут трудно. Многие не имеют работы.

Мне с отчимом невесело жилось,

Все ж он меня растил -

И оттого

Порой жалею, что не довелось

Хоть чем-нибудь порадовать его.

Когда он слег и тихо умирал, -

Рассказывает мать, -

День ото дня

Все чаще вспоминал меня и ждал:

«Вот Шурку бы...

Уж он бы спас меня!»

Бездомной бабушке в селе родном

Я говорил: мол, так ее люблю,

Что подрасту

и сам срублю ей дом,

Дров наготовлю,

Хлеба воз куплю,

Мечтал о многом,

Много обещал...

В блокаде ленинградской старика

От смерти б спас,

Да на день опоздал,

И дня того не возвратят века.

Теперь прошел я тысячи дорог -

Купить воз хлеба,

дом срубить бы мог...

Нет отчима,

И бабка умерла...

Спешите делать добрые дела!

Александр Яшин, 1958 г.

P.S.

Если кто-то захочет помочь в восстановлении храма на родине поэта, то можно обратиться к священнику отцу Александру Мелкову по телефону: 8 81754 218-82 (с 20 до 22 часов по московскому времени).

Счёт для помощи Пермасскому Крестовоздвиженскому храму:

Филиал ОАО «Сбербанк России» Великоустюгское отделение N 151

ИНН 7707083893

КПП 352631001

Транзитный счет 30301810512006001229

БИК 041909644

кор.счет 30101810900000000644

Вологодское отделение N 8638 г. Вологда

ОГРН 102770132195

р/с 40703810512290000323

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика