Чья рука владыка-2

Несмотря на наличие таблички, штрафстоянка не работает. | Фото Надежды Колосовой

Простой экономический расчет дает представление о том, как был организован оскандаливший Вологду на всю Россию бизнес Юрия Владыко.

Ведь с июля прошлого года по 1 февраля 2013 года в нашем городе действовали самые высокие в стране тарифы на штрафстоянку для эвакуированных автомобилей.

Сейчас история, немало оживившая политическую жизнь Вологды этой зимой, практически завершилась. Точнее перешла в новую фазу — городская администрация совместно с автомобильной общественностью пытается выработать новые правила игры.

Стараниями вологодской оппозиции многие вологжане остались в уверенности, что «там что-то явно нечисто». И это мнение наверняка отразится на будущей, да, в общем, уже наступившей предвыборной ситуации. Ведь в сентябре Вологду ожидают выборы главы города.

Попытаемся проверить политические выводы элементарной логикой и простыми расчетами.

Предыстория

ИП Владыко выиграл конкурс, организованный УМВД по Вологодской области, а затем предоставил экономическое обоснование тарифов в городскую администрацию. Их проверили чиновники департамента городского хозяйства и утвердил своим постановлением глава города.

Зимой, когда активность эвакуаций резко возросла, это вызвало протестную реакцию у сообщества автомобилистов, вылившуюся в резолюцию митинга с требованием о радикальном снижении тарифов. Обстановку подогрело участие оппозиции и федеральных телеканалов.

Глава города поначалу защищал своих подчиненных, проверявших экономическую обоснованность тарифов, однако после согласительных комиссий с общественностью лично проверил экономические расчеты. В тот же день тарифы были снижены, а заместитель начальника департамента городского хозяйства А.Никонов уволен, по словам Евгения Шулепова, за «разгильдяйство, граничащее с должностным преступлением».

Между тем новые тарифы не устроили никого. Автомобилисты все равно сочли их чересчур высокими, а собственники — слишком невыгодными для себя. Прокуратура возбудила уголовное дело против собственника штрафстоянки Юрия Владыко, а сама стоянка прекратила работу.

Площадь

Много вопросов вызвала площадь штрафстоянки, явно чрезмерная для потребностей города. Ведь в день эвакуировали не больше 17 машин, а задерживались они там в среднем на три с половиной часа. Но представители ИП Владыко говорят, что таково было требование УМВД, и исходили они из реального на тот момент времени задержания — более 6 часов.

Кроме того, каждый месяц на штрафстоянке «зависает» несколько автомобилей, которые никто не забирает. Юридическая процедура для них есть, но она долгая (от полугода до 5 лет) и довольно муторная. Со временем штрафстоянка может такими машинами попросту «зарасти», поэтому нужны площади про запас.

Площадь земельного участка на Северной, 25, принадлежащего депутату городской Думы Евгению Сурову, — 17 428 метров. Площадь, которую ИП Владыко арендовал у Сурова для штрафстоянки, — 14 938,78. То есть — почти 86% участка.

При этом нужно учесть, что на оставшихся 14% комфортно разместились стоянка такси, авторынок и стоянка для брошенных автомобилей. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно просто приехать на Северную, 25 и зайти на территорию.

Причем такое соседство невозможно чисто математически. По СНиПу площадь стояночного места 13,25 м2. А ведь у Сурова на этом же участке земли (но не сданном в аренду Владыко) хранится более 300 брошенных автомобилей. Правда, в два «этажа». Но даже в таком случае они практически полностью «съедают» не занятый штрафстоянкой остаток.

Возможно, в документах ИП Владыко предоставил заведомо больший участок земли, который фактически занимали другие бизнес-проекты Сурова, а проверять это никто не стал.

По-моему, с точки зрения УК РФ это называется мошенничеством.

Косвенным подтверждением такого вывода стало то, что после вмешательства главы города площадь стоянки, которую ИП Владыко арендовал у депутата гордумы Евгения Сурова, чудесным образом съежилась до 6 288 кв.м. Более чем в два раза.

Затраты

Есть обычная платная стоянка — 60 рублей в сутки. И есть (была) штрафстоянка — 565 рублей в час. Какая между ними разница? Асфальт, забор, будка с охранником...

Но она есть. Дело в том, что к штрафстоянке предъявляются особые требования по охране, площади, наличию помещений для работы с «клиентами», круглосуточному режиму, возможности въезда и работы эвакуатора, персоналу. Штрафстоянка несет полную материальную ответственность за эвакуированный автотранспорт.

То есть затраты у них заметно выше. Но достаточно ли их для того чтобы цена, по сравнению с обычной стоянкой — 60 рублей в сутки, отличалась более чем в 200 раз? Давайте посмотрим на эти затраты более пристально.

Самая большая из них — аренда земли. ИП Владыко ежемесячно отстегивал Евгению Сурову 660000 рублей. Как сказал один из моих экспертов, узнав об этом: «Других подробностей не нужно, экономика кончилась, началась афера».

И как мы уже выяснили, арендуемая площадь была чрезмерной. С ценой аренды тоже не все просто. Какая цена аренды на землю в Вологде? От 22 до 77 рублей за метр квадратный — сообщил на согласительной комиссии представитель ИП Владыко, как бы намекая, что 44 — вполне по-божески. Но не на окраине города — сказали наши эксперты в сфере недвижимости — в том районе красная цена аренды — 15, максимум 20 рублей за метр.

Смотрим на новые тарифы, утвержденные главой города, и видим — 19 рублей 72 копейки.

В общем же расчетные затраты ИП Владыко на аренду земли, после того как их лично изучил Евгений Шулепов, снизились с 660 до 124 тысяч рублей. В 5,32 раза.

В 2012 году в экономически обоснованных затратах был и пункт «содержание территории». Я так понимаю — снег почистить, асфальт подмести. И обходилось это удовольствие в 201800 рублей в месяц. По-моему, в микрорайоне за такие деньги можно прибраться и окна в домах помыть.

После вмешательства главы города эта же статья расходов стала обходиться в 18 000 рублей. Официальное объяснение — уменьшение площади стоянки. Но площадь уменьшилась в 2,37 раза. А платеж — более чем в 11 раз.

Сходная ситуация с затратами на охрану. Было 140000, и вдруг стало 50000. Звоню в охранные фирмы, выясняю расценки, сговариваюсь на 70 рублях в час, умножаю, получаю... 50000.

Объяснение этому может быть только одно — изначально некоторые цифры были взяты «с потолка» и никто не удосужился их серьезно проверить.

До тех пор, пока их не затребовал к себе на стол глава города. Евгений Шулепов в прошлом, как известно, предприниматель. Для него не составило большого труда разобраться в ситуации и привести ее хоть к какому-то представлению о реальной экономике.

Эвакуация

Почему цена эвакуации 2700, при том что у обычных эвакуаторов в среднем — 1100? Таким вопросом задавались критики высоких тарифов.

Во-первых, 1100 — это в час, а по оценкам представителей бывшей штрафстоянки, у них на приезд-погрузку-отвоз-разгрузку уходило в среднем 1 час 45 минут.

Во-вторых, они используют эвакуаторы с манипуляторами, а они дороже обычных.

В-третьих, обязаны обеспечить круглосуточный режим работы. На три эвакуатора требуется 12 человек: водитель и стропальщик, посменно.

С другой стороны, обычные частники работают в режиме «то густо, то пусто», а штрафстояночные благодаря ГИБДД обеспечены постоянным и стабильным фронтом работ. За четвертый квартал прошлого года ИП Владыко эвакуировал 1643 машины по 2700. Значит, 4436 тысяч было получено за эвакуацию. В месяц — почти полтора миллиона. Тут никакой почти информации о расходах не прозвучало. Только, что около 300000 рублей уходит за лизинг.

Какие еще затраты могут быть в этом деле? Зарплата. Тысяч 200-250. Ну, еще бензин, техобслуживание, запчасти, налоги.

Как ни крути, больше 800 тысяч в месяц не получается. А это значит неплохую рентабельность. Попробуем проверить расчет, исходя из новых тарифов. 130 рублей с километра. За средний путь до штрафстоянки примем 10 км. То есть 1300 в среднем с машины. 547 машин в месяц (по данным четвертого квартала прошлого года). Итого — 711 000 рублей.

Я не знаю, какими данными пользовался Евгений Шулепов, наверняка у него информации было больше, чем у меня, но результат почти сходится. А значит, вологжан пытались «нагреть» и здесь.

Экономика

Почему после вмешательства Евгения Шулепова так заметно, порой в десятки раз, снизились составляющие тарифа, ранее проверенные и перепроверенные его подчиненными?

Тут важно понять методику таких проверок. Она заключается в том, что чиновники изучают представленные предпринимателем расходы за прошлый период и переносят их на будущее.

Чем для ИП Владыко прошлый период (лето 2012 года, когда и утверждался тариф) отличался от будущего (зима 2012)? Тем, что летом у него работал всего один эвакуатор и машин на стоянку привозили совсем немного.

Тут нужно обратиться к азам экономики. У предприятий есть два вида расходов. Переменные — те, которые зависят от количества проделанной работы. Например, бензин для эвакуатора. Выехал — потратил. Не выехал — сэкономил.

И есть затраты постоянные. Например, зарплата для водителя эвакуаторщика. Выехал, не выехал, а зарплату вынь да положь.

И в структуре затрат штрафстоянки ИП Владыко таких вот постоянных затрат довольно много. Зарплаты водителям, стропальщикам и кладовщикам, аренда земли, плата ЧОПу за охрану.

И все эти затраты пропорционально «ложатся» на каждую единицу продукции. В нашем случае это тариф на эвакуированную машину.

Когда их привозили по 2-3 штуки в день, они для бизнеса были «золотыми» и тариф в 565 рублей в глазах чиновников вполне мог выглядеть оправданным (особенно с учетом интересных арендных отношений с Евгением Суровым).

И не случайно довольно высокие тарифы мы видим сейчас в районах области. Машин там не очень много, проблем с парковками меньше, один эвакуатор, автомобилей на штрафстоянку привозят немного. Но при этом есть ряд затрат, которые ты просто обязан нести, если подписался на этот бизнес.

Так было и в Вологде, но когда Владыко взял в аренду еще 2 эвакуатора и благодаря резкой активизации работы ГИБДД стал завозить по 15-17 автомобилей в день, доля постоянных затрат на каждую из них резко уменьшилась. Кладовщиков-то или охранников больше не стало.

Предприниматель в погоне за прибылью поступил совершенно рационально. А для чиновников городской администрации изменившаяся структура затрат стала бы фактом только при следующем пересмотре тарифа.

В нашей ситуации это произошло раньше, потому что глава города под давлением общественности вмешался лично и в ручном режиме привел «экономику» ИП в соответствие с изменившейся реальностью.

Правда, самому ИП это не понравилось.

Что тут нечисто?

Кто такой этот Владыко? — интересовались многие вологжане. Ведь в ходе этой истории никто его не видел и не слышал. Был он недоступен и для прессы. Существует ли он на самом деле?

В том, что такой человек есть, нет никаких сомнений, но вот существует ли он как самостоятельный субъект хозяйственной деятельности — большой вопрос.

Все дела по штрафстояночному бизнесу решают либо его представители, либо (как говорят) депутат Евгений Суров. Юристами, защищающими Владыко в судах, выступают сотрудники автосалонов, принадлежащих Сурову. В справочных службах и регистрационных данных телефоны ИП Владыко совпадают с телефонами предприятий Сурова.

Давайте представим, что никакого Владыко действительно не существует. И в конкурсе участвует сам Евгений Суров. Тем более, что он это вполне успешно делал, выиграв, например, конкурс на хранение брошенных транспортных средств.

И мы знаем, что он должен предоставить экономически обоснованные тарифы. Что он может в них включить, например, по затратам на землю? Ставку земельного налога да благоустройство. На 660000 в месяц никак не тянет. В несколько раз.

И тут появляется типа владыка, который типа берет в аренду у Сурова участок земли по баснословной цене. И эта цена является вполне экономически обоснованной. Вот договор, подпись, печать, все как положено.

В современном российском бизнесе такие штуки называются словом «прокладка». Их задача — принять на себя экономические и правоохранительные риски и (или) увеличить доходность в «работе» с бюджетом.

С одним выгодоприобретателем определились. Но один ли он?

Давайте посмотрим, кто руководит штрафстоянкой? Это Дмитрий Новожилов, бывший сотрудник УМВД и, между прочим, заместитель председателя конкурсной комиссии, на которой ИП Владыко и получил право на свою штрафстояночную деятельность.

Ну а представителем ИП Владыко на согласительных комиссиях выступал Николай Голубцов, в прошлом начальник милиции общественной безопасности Вологды, осужденный за превышение служебных полномочий.

Да и сам Юрий Владыко — из системы, традиционно близкой к правоохранительным органам, был заместителем начальника судебного департамента Верховного Суда Российской Федерации в Вологодской области

На конкурс УМВД ИП Владыко, как говорят, предоставил договоры аренды эвакуаторов с ООО «Киото», директором которого является Игорь Николаевич Головкин. Брат милицейского генерала Головкина.

При этом совершенно очевидно, что доходность штрафстоянки напрямую зависит от активности работы сотрудников ГИБДД, которые в данном случае выступают кем-то вроде торговых агентов, обеспечивающих ИП Владыко постоянный приток «клиентов». Многие заметили, что именно после покупки новых эвакуаторов резко активизировалась активность ГИБДД в борьбе с незаконными парковками.

Знающему человеку такие совпадения говорят о многом.

При подготовке публикации были использованы данные из интернет-расследования Евгения Доможирова (http://domozhiroff.livejournal.com

Ссылки по теме:

Автор: Роман Романенко
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика