Приключения «итальянцев» в России


Начало «итальянской» волны в Ижевске © andrey-konoval.livejournal.com

В России проходит забастовка врачей, и она абсолютно не замечена крупными СМИ. Оно и понятно: сами медики никак этого не афишируют. Однако в частном разговоре всё подтверждают, они не называют имён, не дают фотографировать и делать какую бы то ни было звуковую запись из-за боязни репрессивных мер. Люди возмущены до такой степени, что это невозможно не заметить при личном общении, и настроены они решительно. О сложившейся ситуации рассказывает Сергей Васильев (имя и фамилия по его просьбе изменены). Сам он практикующий юрист, неоднократно консультировал медиков по трудовым вопросам.

Почему вологодские врачи бастуют?

Это не забастовка в полной мере. Это — «итальянская» забастовка, так называемая «уставщина», когда врачи выполняют строго предписанные правила.

В настоящий момент утвердилась ситуация, когда каждого врача обязывают выполнять примерно трёх-четырёхкратный объём работы. Фактически на врачей вешают дополнительные обязанности. При этом эта работа не оплачивается. При этом, если врач работает ровно на одну свою ставку, он получает свою зарплату с премиями и доплатами, и способен выполнить свою работу качественно. Но если он работает на два-три участка, он получает не двойную или тройную зарплату; за каждый дополнительный участок он получает на 30-40% меньше денег. При этом дополнительная работа идёт фактически по устному распоряжению. Ни от одного главврача невозможно добиться приказа о расширении зоны обслуживания. Как только врач просит письменный приказ, к врачу тут же приходит проверка и штрафует фактически за всё подряд. Когда идёт вал людей, примерно под полсотни человек в день, которых нужно осмотреть и записать результаты обследования в карту, многие формальны вещи часто забываются. Каждый день можно упустить три-пять карт, забыть вынести на обложку какие-то вещи.

Каков норматив по приёму у врачей?

Федеральный норматив — 8 человек за приём, сорок минут на человека. Но в Вологодской области существует собственный региональный норматив — 12 человек за приём. Но и эта цифра далека от реальности: сейчас средний приём — это 35-40 человек. Превышение норм приёма не оплачивают, а штрафуют за всё. При этом неофициально сверху спускают план по приёму в размере 20-25 человек.

Например?

Ну вот банально. Больной написал жалобу, что он сидел в очереди три часа. А от врача это вообще никак не зависит. Если у врача в коридоре сидит до 50 человек, он физически не может быстрее. Однако врача оштрафовали за создание очередей. Эти штрафы небольшие — 100, 200, 300 рублей, но они фактически ежедневные. Или другой пример. Один врач заканчивает приём, а второй уже приходит. Но у первого остались какие-то дела и он их доделывает. В итоге приём начинается на 15 минут позже. Он и закончит на полчаса позже. Но больной идёт пишет жалобу и врача опять же штрафуют.

Врачей не хватает, во врачи не идут. Молодой участковый врач будет получать реально на руки 6-8 тысяч рублей, а медсестра — 4-5 тысяч рублей. А работа адская — полноценный рабочий день составляет около 12 часов.

А выходных сколько?

Выходных, как правило, два, как положено. Но все врачи носят карточки домой, потому что вынуждены дописывать, не успевая это делать на рабочем месте. В этом вале, в этом потоке невозможно записать всё полностью. А если что-то недописано, то штраф.

Карточки выносить из поликлиники разве можно?

Тоже нельзя. И если карточки не обнаруживают на месте, за это тоже штраф. При этом жаловаться наверх нельзя. Как только врач начинается жаловаться, у него тут же находят нарушения и выписывают штраф. Чтобы не высовывался. Как только он обращается в вышестоящие органы, то его всё равно плющат. При этом медицинские чиновники стараются быть хорошими. Если пациент обращается к главврачу или в горздрав, то тут же штрафуют врача. Они говорят: у нас всё есть, спрашивайте своего врача. А врачу даётся листок с перечнем разрешённых к выписке лекарств. Там 30-40 лекарств. Если врач не выписывает, то больной жалуется в ОМС. Если выписывает сверх списка, то его штрафует поликлиника.

Врачей сделали виноватыми во всём. При этом штатное расписание укомплектовано на 30-40%. То есть из десяти человек положенного персонала работает трое-четверо. Однако «путинские» десять тысяч отпускаются на все десять штатных единиц, участков. Получается что не менее 60 тысяч в таком случае экономится. При этом учреждения экономят на премиях и надбавках врачам. Из этих денег формируется так называемый ФЭЗП — фонд экономии заработной платы. Из этого фонда себе выписывают премии 3-4 человека: всегда главврач, всегда главный экономист и всегда главный бухгалтер. Они ежемесячно выписывают себе из этого фонда материальную помощь на 150-200 тысяч рублей. Это не секрет ни для кого, это знают все, это бесит всех.

Если главврач отвечает за всё это своей головой, то почему это делается в пользу ещё и экономиста, ведь они всего лишь устанавливает нормы, требования и экономические обоснования?

Врачи писали анонимные письма. Если письмо подписано, то из поликлиники могут уволить — с позором, со штрафами, судебными делами, потому что в таком потоке, в таком вале невозможно работать по-человечески. Когда врач устраивается в другую поликлинику, он видит там всё то же самое. Жуткий бардак просто везде. Идёт просто планомерное системное уничтожение медицины.

Каков масштаб акции?

Это идёт общероссийская волна. Началась она из Ижевска, продолжилась в Волгограде. Осенью в Самаре было скандальное увольнение кардиологов из Самарского областного кардиологического клинического диспансера (СОККОД). Самарские врачи возмущались отсутствием оборудования и инструментов. Врачи отказались работать в таких условиях.

Важно отметить, что единственный прецедент, когда был создан забастовочный комитет, когда врачи официально вышли на улицу с требованиями, когда были известны лидеры, был в Ижевске. В остальных регионах акция проходит полностью непублично.

На Вологодчине в акции участвует почти вся область. Это глухое движение, идущее снизу. Более или менее оно заявило о себе, когда доктора в пятницу провели стихийные собрания прямо в учреждениях. Среди медиков возмущение огромно.

Врачи в поликлиниках будут массово писать заявления об отказе от расширенной зоны обслуживания. Обслуживать будут только один свой участок. И только тех больных, кто по записи. Понятное дело, что экстренных примут. Также врачи будут обзванивать больных, которые вызвали его на дом, чтобы исключить необоснованные вызовы и применять санкции к таким больным.

Врачи хотят, чтобы их труд снова начали ценить. Они вынуждены показать пациентам, что они тоже люди и что их труд нужно уважать. Что это большая и серьёзная работа. Что врачи — это не обслуга и не рабы.

Те врачи, кто выходит на пенсию или увольняются, вполне вероятно что будут подавать иски против облздрава за дисриминацию по признаку профессии. Но делать будут это только те, у кого точно известны сроки выхода на пенсию или увольнения. Они готовы посвятить свои последние месяцы и недели работы судебной тяжбе. Почему-то считается, что врач — это прислуга, которая сделает всё и бесплатно. Дела будут очень сложные и, скорее всего, они будут проиграны. Но эти процессы будут максимально открытыми. Эти процессы будут направлены на то, чтобы обратить внимание на проблемы и всколыхнуть врачебное сообщество, чтобы медики, сейчас угнетённые фактически репрессивной системой штрафов, сказали наконец-то, что они не рабы.

Какова ситуация в детской областной больнице, которая была построена в прошлом году и которую с большой помпой открывала Валентина Матвиенко?

Да, это помпезно было открыто. Там одна-две медсестры на этаж, на них по 40-50 детей. А должно быть минимум 30 медсестёр и санитарок. Во-первых, это двое-трое постовых — то есть те, кто наблюдают за всем этажом и смотрят, чтобы дети не упали, не повредили себе что-то. Далее, те, кто делают процедуры — уколы, перевязки и т.п. Это непрерывная постоянная работа. В том числе, необходимо и неходячих послеоперационных детей обслуживать, принести им еду, вынести из-под них судно. Обычно это должны делать санитарки, но чаще приходится медсёстрам. Сейчас на этаж одна-две медсестры и им приходится обслуживать больных, а следить за коридорами, к примеру, некому. Ребёнок может выбежать из палаты, упасть, в том числе на лестнице. Да и мало ли что ему в голову взбредёт. Могут быть экстренные случаи, когда открывается кровотечение, к примеру. Это могут не успеть заметить просто из-за того, что не хватает рук и глаз.

Фактически, дети подвергаются опасности. Врачи вынуждены выполнять работу санитарок. Он вынужден мыть полы, выносить судно, разносить еду. Вынуждены пускать родителей на проживание с детьми, потому что родители делают и перевязки. Часто безграмотно, но хоть как-то. Короче, выполнять работу санитарок и медсестёр, которых не хватает. Куда это годится? В случае осложнений страховщики опять же штрафуют. Работать невозможно.

Как будет бастовать эта больница?

Там фактически увольняются больше ста человек. Это врачи, медсёстры, санитарки. Сейчас там работает порядка 130 человек, а остаются только бухгалтеры, экономисты, главврач. Там нет ни оборудования, ни лекарств. А голыми руками работать невозможно. Врачи не хотят отвечать за жизнь пациента, когда не хватает инструментов или медикаментов, когда может не быть нормального освещения на операции. Больной умрёт, а пострадает за это врач, он получит судебный срок.

Современная медицина — это не военно-полевая медицина, где одно обезболивающее, скальпель и бинт. Современная медицина — это сложные серьёзные процедуры. Это точное оборудование, на котором ещё нужно уметь работать. Врачей, которых этому обучили, вынуждают работать в условиях военно-полевой медицины. И то не дай бог перерасходовать бинты и вату — за это тоже оштрафуют.

Когда произойдут эти увольнения?

Это начнёт происходить с 11 февраля, с момента начала «итальянской» забастовки. Они практически одновременно планируют подать заявления и отработать положенные две недели.

Какова ситуация в других регионах?

Сейчас во многих крупных городах в поликлиниках работают врачи из ближнего зарубежья. Они зачастую не имеют достаточной квалификации и даже плохо знают русский язык, то есть не могут нормально общаться с пациентами. Они плохо знают лекарства и их действие. Но они реально сидят на приёме и согласны работать за нищенские пятнадцать тысяч. Они готовы работать по сложившимся правилам, ни в чём не возражают администрации. Ситуация просто катастрофическая. В Вологде, подчеркну, пока что такой ситуации нет.

Известны ситуации, когда хирург не имеет достаточной квалификации и не может качественно вырезать аппендицит, после чего пациент попадает в реанимацию с перитонитом. Потому что этот врач реально купил диплом в Таджикистане и никогда не практиковал. Известно несколько таких громких случаев в Нижнем Новгороде. Это были крупные скандалы, но главврачи прикрыли этих хирургов, потому что их это вполне устраивает.

Опять же, терапевты, которые не могут отличить грипп от ОРВИ. Здесь же катастрофическая ситуация с лабораторными исследованиями. Такой анализ необходим, чтобы отличить ОРВИ от гриппа. Но талонов на лабораторные исследования выдают ограниченное количество, причём независимо от того, есть эпидемия или нет. Без талонов исследования сделать невозможно. Получается, что врач вынужден определять на глаз, что у пациента — грипп или ОРВИ. В этом случае неизбежны ошибки.

Современная медицина — это не знахарство, это наука, инструментальные и химические лабораторные исследования. Но делать это фактически невозможно. Финансирования на это толком не выделяется. За превышение расходов врачей и лаборатории опять же штрафуют.

Кроме того существует совершенно невозможная ситуация, когда для врача спускается сверху план на заболевания. В среднем за год врач должен принять определённое количество пациентов с гриппом, с отравлениями и т.п. Если план недовыполнен — штраф, если перевыполнен — штраф. Причём план должен выполняться ежемесячно, независимо от времени года и месяца. Если пациенты не болеют и план не выполняется, то врача всё равно штрафуют. Профилактическая работа врачам не оплачивается.

А если, к примеру, врач выписывает то лекарство, которое пациент готов купить сам?

Это другое дело. Но, как правило, приходят льготники. Из 30 человек, пришедших на приём, 25 будут гипертоники, хроники, инвалиды, которым положены лекарства, пусть и копеечные, по государственным программам. А объём этих лекарств ограничен.

Такая жуткая ситуация существует уже не первый год. Сейчас доктора сказали: мы объявляем «итальянскую» забастовку. Они не будут выходить на улицы. Но будут чётко выполнять официальные нормативы по приёму пациентов.

Кстати, вот любопытные цифры. За каждый приём страховая компания перечисляет 400 рублей. Врач получает 14 рублей, медсестра 6. Остальное остаётся за поликлиникой. Но если что-то не вынесено на обложку карты, 5-6 рублей составит штраф. То есть, медсестра в таком случае может получить за один приём ровно один рубль.

Если бы не путинские надбавки, то реальная зарплата была бы у докторов 12-14 тысяч, а у медсестёр 3-4.

Как забастовка отразится на пациентах?

Пациенты вдруг поймут, что врачи — это не обслуга, что врача нужно уважать. Необходимо понять, что врач не устанавливает правила. На пациента ложится обязанность бороться за свои права с теми, кто эти правила устанавливает. Требовать со всех возможных чиновников — с главврача, с горздрава, с облздрава, с минздрава, с наших законодателей.

Почему врачи не комментируют ситуацию?

Да, это так. Они боятся штрафов. Учреждению вполне по силам оштрафовать врача на 150-200 тысяч, которые врач будет вынуждены выплачивать, а уволиться до полной выплаты штрафа не сможет. Это ставит врача фактически на положение раба.

Автор: Владимир Пешков
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика