Арриведерчи, Нина Ивановна

С недавних пор в сознании всех череповчан, следящих за новостями, между словами «сирота» и «Америка» возникла прочная ассоциативная связь. Изменения в нашу понятийную парадигму внес так называемый «закон Димы Яковлева», который запретил американским гражданам усыновлять российских детей. Однако в практическом плане для Череповца это ничего не меняет. Ведь наших детей увозят чаще всего в Италию и Испанию, откуда они, научившись писать, шлют потом письма главврачу дома ребенка: «Бонджорно, Нина Ивановна! Грасиас. Арриведерчи».

Дима и Джессика

Дима Яковлев — мальчик, который четыре с половиной года назад трагически погиб в Штатах по вине своего нового американского папы. Вероятнее всего, 99 % нынешних депутатов Госдумы, услышав тогда об этом происшествии из теленовостей, тут же о нем забыли. А теперь вдруг вспомнили. Но при этом им потребовалось «забыть» другое: как совсем недавно они аплодировали американской супружеской паре, которая удочерила в Иркутске девочку-инвалида и вырастила из нее многократную чемпионку. Джессика Лонг — так ее зовут. В минувшем сентябре на паралимпийских играх в Лондоне она завоевала очередные медали по плаванию. Вся Россия обсуждала удивительную судьбу Джессики. И думцы тоже. Принимая участие в популярных телешоу, они с большим скепсисом отвечали на вопрос: а как бы сложилась жизнь Джессики, останься она в бытовых и медицинских реалиях родного государства? Теперь предметом обсуждений стали сами депутаты, инициировавшие «закон Димы Яковлева». Их защищают, выстраивая статистику из сирот: 19 детей, усыновленных в России, погибли в США с 1991 по 2011 год. И их ругают, приводя в противовес другую статистику: в России только в течение 2011 года выявлено 2 495 случаев жестокого обращения с приемными детьми...

Бабушкины жалобы

Череповец на фоне этих цифр выглядит тихой мирной провинцией: никаких тебе разоблачений, связанных с усыновлением и опекунством. Наши специалисты даже недоумевают, обсуждая всплывающие в центральных СМИ скандальные истории.

— Вот недавно в одной программе бабушка жаловалась, что она хотела оформить опекунство над внуком, а его уже отдали на международное усыновление. Да такого быть не может! — рассуждает Елена Сенникова, начальник отдела опеки и попечительства городского управления образования. — Скорее всего, бабушка в свое время, когда органы опеки к ней приходили, писала отказы, поэтому анкета на ребенка была помещена в международный банк данных, а теперь ситуацию неправильно интерпретировали. Ведь в процедуре усыновления есть строго определенные сроки. Преимущественное право усыновления российских детей имеют граждане России, поэтому сначала информация о ребенке размещается в региональном банке данных. По истечении года, если никто не пожелал устроить его к себе в семью, информация переходит в федеральный банк. Проходит еще один год — и только после этого кандидатура ребенка выставляется на усыновление в международной базе. И на каждом из этих этапов органы опеки связываются с родственниками, выясняют, не изменилась ли их позиция относительно ребенка, и отказы заново оформляются в письменном виде, заверяются подписями и печатями. Просто взять и перепрыгнуть две ступени нельзя, ведь механизм очень открытый и прозрачный.

— А если заинтересованные лица заплатят денежку?

— Это мне тоже сложно представить. Может быть, в городах-миллионниках незаконные схемы и применяются, я не знаю, но чтобы решиться на такое, нужно быть абсолютным авантюристом. Все-таки в процессе участвуют не один — два человека, а целая группа людей: это представители и того учреждения, где находится ребенок, и местного органа опеки, и регионального органа, и московской ассоциации, уполномоченной работать с иностранными кандидатами в усыновители...

— Часто ли в Череповце усыновленных или приемных детей возвращают обратно?

— За 15 лет мы только один раз расторгли договор с приемной семьей: родители и ребенок не смогли ужиться, — отвечает Елена Сенникова.

С приветом из-за океана

О «законе Димы Яковлева» череповчане, работающие в сфере сиротства, говорят неохотно. В отделе опеки объясняют: «Мы чиновники, государственные служащие, а значит, любой закон для нас — не предмет для диспутов, а инструкция». Главврач дома ребенка Нина Положенцева тоже избегает давать оценки публично. «Да и какой смысл, — говорит она, — ведь усыновители из Штатов у нас были только в середине 1990-х годов». Однако уловить отношение Нины Ивановны к новой российско-американской «перезагрузке» можно, если прислушаться к эмоциональной окраске историй, которые она рассказывает.

— Конечно, далеко не каждая семья, взявшая к себе ребенка, поддерживает с нами тесную связь впоследствии. Но многие пишут письма, особенно поначалу, и сами детки пишут. А бывает, что после многих лет приезжают повидаться, рассказать о своей жизни. К примеру, в прошлом году приезжала семья из Америки, взявшая у нас когда-то двоих детей. Девочке — она цыганка — сейчас 16 лет, мальчику — у него перинатальный ВИЧ-контакт — 18 лет. Они были совсем маленькими, когда их усыновили. Подросли и захотели познакомиться с родиной. По-русски знают только «здравствуйте» и «до свидания», но в общении очень раскрепощены и большие умнички. Мальчик планирует стать юристом, а девочка — врачом.

В кабинете Нины Ивановны стоит книжный шкаф. В нем, как и положено, книги, а еще множество портретных снимков. Для каждого из них у главврача найдется своя история, и каждая непременно начинается так: «О, а это мой любимчик!»

Вот парнишка в ярко-красной футболке. Прическа, как у популярного американского подростка-музыканта Джастина Бибера, улыбка голливудская.

— Мальчик наверняка в Америке?

— Нет, в Испании. Это мой любимчик. Он взят в семью профессионального футболиста и сейчас уже сам в младшей группе футбольной команды играет... А вот эти ребятки, — Нина Ивановна переходит к фотографии, на которой улыбаются белокурые двойняшки, — на Канарских островах живут. Сейчас им лет десять. У одного были большие проблемы со здоровьем — усыновители сделали ему четыре операции. Не так давно письмо на русском языке прислали, их учитель на дому обучает русскому.

Вспоминая об особых случаях, Нина Ивановна находит в фотоальбоме фотографию малышки, которая родилась без ноги. В Германии, где живет семья усыновителей, девочке изготовили протез. Она теперь занимается плаванием и в школе числится лучшей ученицей.

Тому, что главврач помнит почти каждого воспитанника, остается только удивляться, ведь текучка в доме ребенка теперь огромная. К примеру, в прошлом году поступило 67 детей, а выбыло 64.

— В сравнении с 2000 годом ситуация в корне изменилась, — говорит врач Положенцева. — Тогда мест в доме ребенка не хватало, мэрия даже подготовила проект пристройки, но сегодня нужды в расширении нет, поскольку занято только 68 мест из 85. Раньше в числе всех поступивших детей было почти 50 % отказников, теперь — лишь 11 %.

Курс на семейственность

Причины позитивных перемен специалисты связывают главным образом с тем, что несколько лет назад российское правительство простимулировало интерес соотечественников к устройству сирот в семью, введя форму возмездной опеки, или приемной семьи. От обычной опеки она отличается тем, что с приемными родителями заключается договор об оказании услуг по воспитанию ребенка. Помимо ежемесячного пособия на содержание подопечного (7 160 рублей — на школьника, 5 200 рублей — на дошкольника) им выплачивается зарплата — 4 798 рублей в месяц, а если ребенок инвалид или хронический больной — 7 997 рублей. Считается, что этих сумм недостаточно, ведь содержание ребенка в детском доме обходится в шесть раз дороже. Но тем не менее введение материальной поддержки возымело действие, и сейчас в Череповце 127 детей воспитываются в 98 приемных семьях, тогда как в 2000 году таких семей было всего шесть. И подозревать, что люди это делают корысти ради, было бы несправедливо, ведь многие семьи впоследствии усыновляют приемных детей, а за содержание и воспитание усыновленных детей государство пособий и зарплат не платит.

По наблюдениям специалистов, в последнее время спрос на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, стал даже превышать предложение, учитывая, что в основном люди просят самых маленьких деток и желательно здоровых. Сейчас в отделе опеки зарегистрировано 87 кандидатов в усыновители и опекуны (50 семей), а малышей в доме ребенка 68, при этом большинство из них не имеет абсолютного здоровья.

По-прежнему стойкий интерес к череповецким детям проявляют иностранцы. Почему? Неужели европейское общество настолько благополучно, что там нет своих сирот?

— Просто в странах Западной Европы очень развит принцип семейственности, когда все усилия направляются на то, чтобы ребенок остался в родственном клане, а не попал в детдом, — объясняет Елена Сенникова. — О приоритетности семейных форм устройства сейчас говорит и наше правительство. Потому и суды стали чаще выносить решения не о лишении родительских прав, а об ограничении. Родителям дается шанс реабилитироваться и восстановить семью.

Сколько детей усыновлено за последние годы в Череповце и гражданами каких стран являются усыновители?

2009 год: Россия — 22, Италия — 9, Испания — 4, Германия — 1, Франция — 1.

2010 год: Россия — 13, Италия — 5, Испания — 3.

2011 год: Россия — 21, Италия — 5, Испания — 2.

2012 год: Россия — 13, Италия — 4, Испания — 1.

Автор: Татьяна Тихонова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика