Живительный рудник

Власти Буркина-Фасо изо всех сил приветствуют развитие в стране крупных золотодобывающих проектов (на фото — премьер Люк-Адольф Тиао на церемонии открытия рудника Bissa)
Фото: Nordgold/Frank Herfort
Одной из африканских стран, куда заходят российские металлурги, стала Буркина-Фасо. Руководители принадлежащей Алексею Мордашову Nordgold считают, что политический риск там не выше, чем в России.

Денис Скоробогатько, Уагадугу—Москва

Подконтрольная основному владельцу «Северстали» Алексею Мордашову золотодобывающая Nordgold — одна из немногих российских горнодобывающих компаний, чьи менеджеры даже в частных разговорах заявляют, что им нравится работать в Африке. Точнее, нравится им в Буркина-Фасо, где компания недавно запустила производство на втором своем руднике — Bissa. Сравнивают они в основном с Гвинеей, где Nordgold также ведет добычу золота (проект Lefa), и с другими странами континента, где им лично доводилось работать. Например, геолог Игорь, проживший в Африке более десятка лет, говорит, что Буркина-Фасо — первая страна, куда он смог привезти свою семью из Москвы.

Лицензии на золотые рудники в Буркина-Фасо достались «Северстали», а затем выделенной из ее состава Nordgold вместе с канадской High River Gold. Контроль над ней компания Мордашова получила в 2008 году, когда «Северсталь» активно диверсифицировала бизнес и искала новые инвестиционные возможности. Вложения в золотодобычу выглядели перспективными в свете продолжавшегося роста цен на драгметаллы и на фоне нестабильности на финансовых рынках и в мировой экономике вообще. Расчеты оправдались: с осени 2008 года, когда «Северсталь» купила обремененную долгами High River, по сегодняшний день мировые цены на золото выросли более чем в 2,5 раза. Инвесторы, однако, хотели видеть «Северсталь» чисто стальной компанией, поэтому в 2011 году было принято решение выделить золотодобывающий сегмент в виде Nordgold в отдельную компанию. Все остальные непрофильные активы «Северстали» были распроданы, а для новых инвестиций в необычные проекты Алексей Мордашов создал специальный частный фонд.

В Nordgold считают проекты в Буркина-Фасо самой ценной частью High River, которая уже к концу первого квартала 2013 года будет на 100% принадлежать компании Алексея Мордашова. К тому же это первые, но при этом наименее проблемные африканские активы Nordgold (британская Crew Gold, недропользователь месторождения Lefa в Гвинее, была куплена Nordgold в 2010-м). В целом на африканские активы в 2012 году пришлось почти 42% производства золота и выручки всей Nordgold (24% от проекта в Гвинее и 18% от Буркина-Фасо).

К моменту покупки у High River в Буркина-Фасо был уже один работающий рудник — Taparko-Boroum. Запущенный в 2007 году, он стал первым золотопроизводящим проектом в стране с момента закрытия государственного месторождения Poura в 1999-м. По состоянию на конец 2012 года в Буркина-Фасо, которая по запасам золота занимает третье место на континенте, помимо Taparko работало еще пять рудников, подконтрольных компаниям из Канады и Великобритании. Интерес инвесторов к золотодобывающей отрасли Буркина-Фасо позволяет одной из беднейших стран мира (ВВП на душу населения, по данным МВФ, $664 в год) занимать четвертое место в Африке по объемам производства драгметалла. На золотодобывающую промышленность приходится около 10% ВВП страны (вся экономика, по данным МВФ, составляет около $10 млрд). Всего в Буркина-Фасо добывается около 1,2 млн унций в год, из которых в 2012 году почти 127 тыс. унций было произведено на принадлежащем Nordgold руднике Taparko. В ближайшие пару лет ожидается начало добычи на четырех или пяти новых рудниках.

Наряду с промышленной добычей золота в стране активно развито старательство. Недорогую лицензию может получить любой желающий, все найденное золото продается государству. Шахты, в которых работают старатели, больше напоминают норы, обычно слишком узкие для взрослого человека. В результате артели часто состоят из детей, родители которых предпочитают, чтобы те работали, а не тратили время на школу. Мысли о том, что образованный ребенок в будущем принесет больше пользы, чем необразованный, если и посещают бедняков Буркина-Фасо, то быстро отступают перед необходимостью искать средства на пропитание уже сейчас (за неделю старательством можно заработать около $14, а хорошей в стране считается зарплата $5 в день). Занимаются старательством беднейшие слои населения — крестьяне, которые большую часть года не могут вести сельскохозяйственную деятельность в силу климатических особенностей Центральной Африки.

Бедственное положение Буркина-Фасо ощущается повсюду, даже в столице страны Уагадугу. Причем буквально сразу же при выходе из самолета. Но после первого шока и знакомства с местными дельцами, встречающими каждый международный рейс, чтобы предложить вновь прибывшим иностранцам свои нехитрые услуги носильщиков или таксистов, начинаешь к ситуации привыкать. И если не слоняться по ночам без дела в окрестностях крайне немногочисленных приличных отелей, то, как уверяют давно живущие в Уагадугу россияне, можно чувствовать себя в полной безопасности. Действительно, местное население при более близком знакомстве оказывается миролюбивым и неозлобленным, и желание иронизировать по поводу названия страны (Родина достойных, или честных, людей, в переводе с двух местных языков) почти пропадает. Почти — потому что придумавший это название (взамен постколониальному Верхняя Вольта) прежний президент страны Томас Санкара, известный как африканский Че Гевара и самый бедный президент, в 1987 году был свергнут и убит в ходе государственного переворота, устроенного его другом и соратником, тогда министром юстиции Блэзом Компаоре, с тех пор бессменным главой страны.

Гендиректор Nordgold Николай Зеленский считает, что политические риски в Буркина-Фасо не выше, чем в России или в Казахстане, и отмечает деятельное участие властей страны в реализации проектов компании. Глава Nordgold гордится тем, что рудник Bissa удалось ввести в строй в рекордно короткие сроки — всего за 15 месяцев. За это время Зеленский лично встречался с президентом Компаоре всего дважды, а с премьер-министром Буркина-Фасо Люк-Адольфом Тиао и вовсе познакомился только перед церемонией официального открытия рудника. В 2013 году Bissa произведет около 100 тыс. унций золота, затем ожидается увеличение производства до 200 тыс. унций.

Помпезность официального открытия наглядно показала его важность для властей страны и местного населения. Торжественные речи, неизменно начинавшиеся с бесконечного списка взаимных благодарностей, внимательно слушало около тысячи человек, большая часть из которых — жители близлежащих деревень. Для многих из них развитие крупных золотодобывающих проектов означает ощутимые изменения в жизни. И дело не только в шансе найти хорошую постоянную работу: наличие крупного производства рождает спрос на новые услуги. Например, Nordgold обучила местных жительниц производить мыло, которое в будущем намерена закупать.

Кроме того, в процессе обустройства рудника Nordgold пришлось переселить две деревни. Их жители получили новые современные дома. Но не все были этому рады: после переселения выяснилось, что проживание под одной крышей нескольких жен сразу (многоженство в Буркина-Фасо разрешено официально) является большой проблемой. В старых деревнях у каждой из жен был маленький, диаметром метра два, но свой круглый домик, собственное личное пространство, которого не оказалось в общем новом жилище. Впрочем, эту проблему жители новых деревень решают строительством таких же лачуг во дворах.

Местность, где расположено месторождение Bissa, представляет собой несколько холмов, которые со временем превратятся в рудники. Но один холм в районе месторождения не будет снесен никогда, сколько бы золота под ним ни было,— таковы условия лицензии. Холм священен, на нем дважды в год проводят обряд обрезания мальчиков.

Многие сотрудники рудника, в первую очередь иностранные (россияне, канадцы, австралийцы, французы), постоянно или во время длительных командировок живут в оборудованном на месторождении поселке, выглядящем весьма комфортного. Рабочий день на руднике у работающих вахтовым методом экспатов длится 12 часов, из них один час обеденного перерыва, рассказывает горный инженер Артем, в преддверии запуска Bissa проведший в Буркина-Фасо несколько месяцев. Развлечений не очень много — спортзал, бассейн, бар. Последним, по словам Артема, никто не злоупотребляет — больше пары бутылок пива за вечер выпивать не принято. В выходные можно съездить в Уагадугу (до столицы около 100 км по приличной дороге), где развлечений больше, например ночные клубы и боулинг.
Автор: Денис Скоробогатько
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика