Белая халатность?

Красивая блондинка, мать двоих взрослых уже дочерей, Татьяна Баллонова работала совсем не на женской должности в охране военной части. | Фото из личного архива

Вологжанка Татьяна Баллонова умерла после обычной плановой операции, каких в областной столице делают по 300 в год.

«Мама ушла в больницу сама, ее не увезли на „скорой“, не было никаких экстренных показаний для операции, — рассказывают дочери погибшей женщины. — Она жила и работала, как все обычные люди. Но... из больницы мама уже не вышла».

Обычная грыжа

Татьяна Баллонова не выглядела на свои 56 лет. Красивая блондинка, мать двоих взрослых уже дочерей, работала совсем не на женской должности в охране военной части в Федотово.

«Шесть лет назад мама попала в аварию, — рассказала дочь Мария. — Их везли в военном крытом грузовике, который попал в аварию. Мама получила ушибы, а через год начались проблемы».

У женщины стала болеть рука, иногда немели пальцы. Врачи ставили разные диагнозы: последствия травмы, последствия застарелого остеохондроза. Доктора назначали лечение, и Татьяна возвращалась к нормальной жизни и работе.

«Мама иногда, конечно, жаловалась на боли в руке, но никогда ее не госпитализировали по этому поводу, — рассказывает дочь Наталья. — Она тяжеленный карабин на работе таскала, вела активный образ жизни».

Спустя несколько лет при обследовании на магнитно-резонансном томографе у Татьяны Баллоновой обнаружили несколько грыж на позвоночнике. В том числе и в шейном отделе. Так была установлена причина онемения и регулярных болей в руке.

«В ноябре мама снова ушла на больничный по этой же причине, — продолжает дочь погибшей женщины. — Где она только не была на консультации — и в областной больнице, и в частных клиниках. Мама пила таблетки, но становилось только хуже. Боли усилились». Потом женщина обратилась в первую горбольницу. Консультировал Татьяну Баллонову нейрохирург Андрей Шаров.

«Он и убедил маму прооперироваться, — поясняют дочери. — Сказал, что операция вполне рядовая, что не нужно никуда ехать, что все есть здесь — в Вологде. И мама согласилась».

18 ноября Татьяна Баллонова собрала вещи и отправилась с больницу. 21 ноября женщина позвонила домой и сообщила, что идет на операцию.

Больше с постели Татьяна Баллонова не встанет....

Сложная операция

«Понимаете, — плачут дочери, — маме и нам ведь сказали, что если эту операцию не сделать, то она станет инвалидом спустя два-три года. Если бы мы знали, мы бы ее не отпустили. Пусть инвалидом. Но живой...»

Оперировал Татьяну Баллонову нейрохирург Алексей Лепаков, ассистировал Андрей Шаров.

Оказалось, что замена поврежденного грыжей позвонка осложнялась тем, что к грыже прирос так называемый «эпидуральный мешок», отделяющий костный мозг. Его пришлось удалить, и костный мозг остался беззащитен. На место поврежденного позвонка врач поставил имплант из подвздошной кости женщины и титановую пластину. Но в результате непредвиденных сложностей потек ликвор — спинномозговая жидкость, швы не заживали.

«Маме было плохо, — вспоминают дежурившие у ее кровати дочери. — Она не вставала. Назначили антибиотики, чтобы предотвратить воспаление и осложнения. Но в итоге все стало еще хуже. Мама отказалась есть, не могла шевелиться». Дочери в отчаянии бегали к врачам.

«К маме даже не подходили! — плачут сейчас родные погибшей. — А кровь взяли только тогда, когда ее увезли в реанимацию, и оказалось, что там только половина нормы белка! Организм обезвожен постоянным жидким стулом, отказом от пищи».

Спустя два дня женщины не стало. В справке о смерти указана причина.... «язвенный колит».

Окончательный диагноз

Нейрохирург Алексей Лепаков работает в городской больнице два года. Общий стаж в нейрохирургии — 12 лет. До 2010 года он трудился в областном стационаре, а сегодня Алексей Лепаков — главный нейрохирург первой горбольницы. По его словам, операция, которая была сделана Татьяне Баллоновой, действительно сложная.

«Чтобы оперировать на этом уровне, нужно сначала до него дорасти, — признает нейрохирург. — Я оперирую уже не первый год».

По словам Алексея Лепакова, в 2011 году операций по удалению межпозвонковой грыжи в городской больнице было сделано 90. Из них 69 — на поясничном отделе, 21 — на шейном. Так же, как у Татьяны Баллоновой. И все — успешные.

«Пациенты уже на вторые сутки вполне ходили на процедуры без посторонней помощи, — констатирует врач. — Поэтому эта смерть была ЧП для больницы. Я тоже не мог понять, в чем причина смерти, и поехал на вскрытие. Вскрыли рану после операции, и оказалось, что все чисто. Пусть меня судят коллеги, но я не увидел в своей работе ошибок».

Потом патологоанатомы обнаружили множественные язвы в кишечнике погибшей женщины и назвали причину смерти — язвенный колит. Татьяне Баллоновой при таком диагнозе категорически нельзя было назначать антибиотики в течение трех послеоперационных недель.

«Но мы об этом не знали, — говорит Алексей Лепаков. — Она и сама не знала. Болезнь никак не проявляла себя и была, по всей видимости, компенсаторной. В острую стадию вошла уже после операции...»

Есть альтернатива

Похоронив мать, дочери Татьяны Баллоновой отправились.... в прокуратуру города.

«Зачем тогда врачи, если, назначая такую сложную операцию, не проводят обследование на противопоказания? — говорят Наталья и Мария. — Мама была веселым и почти здоровым человеком! Была и вдруг ее не стало, потому что ей сделали операцию. Мы были там. Мы видели, как к ней относились. Если за три недели не было взято даже анализа, о каком послеоперационном лечении может идти речь? Почему маму не перевели в реанимацию сразу после операции, а положили в общую палату? Может быть, можно было стабилизировать вовремя состояние, когда кололи антибиотики, и предотвратить обезвоживание организма. Нам другие врачи, не будем называть их имен, говорят, что это опасная операция, и она совершенно не обязательна!»

Мы связались по телефону с независимым экспертом, ведущим специалистом в области лечения межпозвоночных грыж, доктором медицинских наук, профессором, автором более 50 научных статей Сергеем Бубновским и рассказали историю Татьяны Баллоновой.

«Нет. Операция была не обязательна, — пояснил нам Сергей Михайлович. — Грыжа — это не болезнь. Это следствие. Я занимаюсь этой проблемой тридцать лет, и приговоренные к коляскам больные встают без всяких операций. Я сталкиваюсь с этим каждый день, и это не чудо. Когда-нибудь эти операции будут законодательно запрещены, я уверен. Потому что основанием к операции является только снимок и ничего больше. Грыжа не угрожает жизни больного. Больше того, после хирургического вмешательства она вновь возникает на поврежденном позвонке. Безусловно, альтернативой операции является лечение. Да — долгое, да — иногда болезненное, да — трудное и требующее сил от больного. Но человек остается жив и здоров. Ни о какой инвалидности и речи нет».

Как нам стало известно, проверка по факту смерти Татьяны Баллоновой сейчас проводится в отделе дознания УВД города Вологды.

Источник: Юлия Лаврова
Автор: Юлия Лаврова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика