Судимы будем

Результаты экспертизы вещества, которое после гибели нашли у Дмитрия Ярославцева, показали, что оно «не включено в реестр наркотических веществ». Дима был ни в чем не виноват... | Фото из семейного архива

В Череповце начался суд над мужчиной, скончавшимся от полицейской пули.

Мать Дмитрия Ярославцева требует признать ее сына невиновным.

К сожаленью, день рожденья...

Трагедия случилась 31 января этого года.

«В этот день у меня был день рождения, — рассказывает сестра погибшего Ольга Князева. — Я совершенно не хотела его отмечать, потому что не очень хорошо себя чувствовала. Дома были мама, мой муж Женя и наш друг семьи. И вдруг звонит Димка и сообщает, что приедет!»

34-летний Дмитрий Ярославцев работал сантехником-монтажником. Причем фирму мужчина организовал сам: составил бизнес-план, защитил его и получил грант на открытие собственного бизнеса. Дело пошло неплохо. В тот день Дмитрий Ярославцев поехал с работы прямо к сестре. Решил, раз торжеств не будет, то и домой переодеваться он не поедет. Позвонил жене и сказал, что после того как поздравит Ольгу, вернется домой. «Димка самостоятельный, решения всегда принимал сам, — рассказывает сестра, — нас у мамы было пятеро. Она всех одна подняла. Так что приходилось и за себя постоять, и за сестер и братьев»

К дому Ольги на улице Архангельской Дмитрий попросил подвезти друзей, которых тоже ехали на Архангельскую на «Ладе-Приоре». Но до этого, как рассказывает женщина, мужчины заехали в дом 33 на той же Архангельской улице, чтобы купить там курительную смесь.

В 21 час «Приора» подъехала к перекрестку неподалеку от дома Ольги Князевой. Дмитрий вышел и направился к подъезду сестры. Мужчина не заметил, как неподалеку припарковались «Жигули» пятнадцатой модели, из которых один за другим вышли двое в штатском. Один занял одну сторону тротуара, другой — другую. Это были сотрудник уголовного розыска Алексей Курочкин и начальник 4 отделения СОБР Денис Федоров...

Под колпаком

«В 8 часов утра 31 января при заступлении на службу я получил пистолет Ярыгина, — спустя несколько дней даст показания спецназовец Денис Федоров. — С ним я получил 36 боевых патронов. Инициатором спецопераций был начальник межрайонного подразделения УУР Паликов. По заданию было необходимо оказывать силовую поддержку в задержании подозреваемых. Был проведен инструктаж, то есть мы знали, что это люди крепкого телосложения. Ближе к вечеру позвонил Паликов и сказал, что два сотрудника СОБР должны проехать с двумя сотрудниками уголовного розыска».

Куда — Федоров, по его словам, не знал. Спецслужбы приехали к дому на Архангельской, 33, где, по имеющейся у них информации, продавали запрещенные курительные смеси.

«От дома отъехала „Приора“, мы двинулись за ней, — рассказал на следствии сотрудник СОБР Федоров. — Сколько человек в автомобиле, мы не знали. По рации передали, что несколько. „Приора“ свернула на перекрестке и остановилась. Из машины вышел один человек».

Федоров и Курочкин вышли, чтобы следить за возможным подозреваемым. Дмитрий Ярославцев ничего не заметил. Спокойно подошел к 4-му подъезду, позвонил в домофон, дверь открыла мать.

Денис Федоров успел войти вслед за молодым человеком, пока дверь не закрылась, второй оперативник — сотрудник уголовного розыска Курочкин — остался на улице. Позже он скажет, что не мог открыть дверь...

Ни в чем не виноват

Что произошло на лестничной площадке — неизвестно. Из показаний спецназовца Дениса Федорова следует, что он прошел через тамбур и стал подниматься за Ярославцевым по лестнице. Один на один попытался его задержать. Достал пистолет и громко сказал: «Стоять, полиция!». В ответ Дмитрий якобы кинулся на него с кулаками, оба мужчины упали и покатились по полу.

«Мама открыла дверь на лестницу, потому что мы ждали Диму, а там — шум и борьба, — вспоминает Ольга Князева. — На площадку бросились мой муж Женя и наш друг. Разнимать дерущихся. Я не знала, что это полиция. Никто не понял, что происходит. Видели человека в штатском с пистолетом!»

Федоров утверждает, что три здоровых мужика навалились на него, и он был вынужден открыть огонь. Сначала один — предупредительный и затем два на поражение. Пули попали точно в живот Дмитрию Ярославцеву и Евгению Князеву.

Дмитрий Ярославцев умер в больнице в 2 часа 10 минут 1 февраля, Евгений Князев, получив тяжелейшее ранение, перенес две операции и остался жив, по словам врачей, лишь чудом. У мужчины было полностью нарушено пищеварение, часть кишечника пришлось вывести наружу, он не мог нормально работать и жить, и только через полгода врачи смогли зашить рану.

«Мы жили на три тысячи рублей в месяц, — плачет Ольга. — Мама в состоянии шока, муж — практически недееспособный, Диму не помню, как похоронили. Спасибо мэрии — нам выделили 10 тысяч рублей».

А потом пришли результаты экспертизы вещества, которое после гибели действительно нашли у Дмитрия Ярославцева. «Изъятая в ходе обыска курительная смесь весом менее грамма не включена в реестр наркотических веществ». Дима был ни в чем не виноват...

«Признаны правомерными»

«По данному факту была проведена служебная проверка, — заявили в УМВД по Вологодской области спустя несколько недель после убийства, — по результатам которой действия сотрудника признаны правомерными, он действовал в соответствии с законом «О полиции».

Поскольку вещество, которое нашли у погибшего, не было наркотиком, в череповецком отделе областного СУ СКР против Дмитрия возбудили только одно уголовное дело — по статье 318 части 1 «Применение насилия в отношении представителя власти». Потерпевшим выступил сотрудник СОБР Денис Федоров.

Евгений Князев, фактически без пяти минут инвалид после пулевого ранения, потерпевшим от рук сотрудников полиции признан не был.

«Дело можно было прекратить, ведь Дима умер, — поясняет сестра погибшего. — Но в таком случае мы бы признались, что полицейские правы! Что можно взять и расстрелять человека просто так?»

В июле 2011 года Конституционный суд Российской Федерации признал нормы УПК РФ, допускающие прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого без согласия его близких родственников, не соответствующими Конституции РФ и разъяснил, что родственники могут сами решать: прекращать дело или нет. Мать Дмитрия Ярославцева воспользовалась этим правом, и 25 декабря она будет защищать интересы своего уже мертвого сына в суде.

«У нас нет больше ни одной возможности, кроме этой, — плачет Ольга Князева. — Я ходила к начальнику УВД города Виктору Гореву. Он мне сказал, что своего сотрудника он никогда «не сдаст».

Денис Федоров продолжает работать в полиции города Череповца. В телефонном разговоре с корреспондентом нашего издания он отказался отвечать на вопросы.

Источник: Юлия Лаврова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика