Без ответственности

В начале ноября прошлого года 8-летний Артем Молодцов был сбит автомобилем «Тойота-Ярис» на перекрестке Мохова — проспект Победы.

На этом перекрестке все и произошло. | Фото Юлии Катаевой

Мальчик утверждает, что шел по пешеходному переходу. Наталья Погодина, которая была за рулем иномарки, настаивает на том, что ребенок переходил дорогу в нескольких метрах от «зебры». Экспертиза также не смогла определить, кто именно из участников движения нарушил правила. В итоге административное дело против водителя, которая является работником полиции (ОП №1 УМВД по Вологодской области), было прекращено.

Однако юрист родителей Артема Татьяна Левашова утверждает, что сделано это было незаконно.

«Считаю, что такое грубое нарушение норм действующего законодательства привело к ущемлению прав пострадавшего в ДТП ребенка, поскольку женщина полностью избежала административной ответственности», — считает Татьяна Николаевна.

Если бы Наталья Погодина была признана виновной, то ей бы грозил штраф в размере от 1 до 1,5 тысячи рублей или лишение прав управления транспортным средством от года до полутора лет.

«Два дня практически не разговаривал»

К счастью, ребенок серьезно не пострадал, и был отправлен в детскую областную больницу, где провел неделю. При выписке ему был поставлен диагноз «сотрясение головного мозга», также ребенок получил ссадины лица и ушиб левого коленного сустава.

Однако специалист Бюро судебных экспертиз в консультации, приложенной к материалам дела, посчитала, что в результате ДТП вред здоровью ребенка не был нанесен.

«Почему сотрясение головного мозга для ребенка не считается вредом? Это же абсурд», — удивляется Татьяна Левашова.

В итоге инспектор Отдельного батальона ДПС ГИБДД УМВД России прекратила дело в связи с истечением срока давности.

Татьяна Левашова категорически не согласна с таким решением. По данной категории дел срок для проведения расследования и привлечения к административной ответственности составляет год. Несмотря на это, дело было прекращено в связи с истечением срока привлечения к ответственности. Действительно, два месяца, отведенные законом на расследование ДТП, истекли. Однако этот срок продлевается до года в том случае, если в результате ЧП пострадавшему нанесен вред здоровью, даже легкий.

Не ограничившись простым возмущением, она написала жалобу на действия инспектора руководству батальона и в прокуратуру.

Непонятно решение работников ГИБДД и отцу мальчика — Алексею: «Первые два дня Артем вообще практически ничего не говорил, не реагировал на слова. «Отошел» только на третьи сутки. Сейчас он иногда на боль в ноге жалуется. И, конечно, дорогу переходит теперь с большой опаской. Мама с бабушкой его одного не отпускают до сих пор».

Наталья Погодина, напротив, уверяет, что мальчик перенес произошедшее довольно спокойно, можно даже сказать, философски. «Ну, ничего, бывает», — сказал Артем Наталье, когда она на следующий день после ДТП пришла навестить его в больницу. Кроме того, он сообщил женщине, что в тот день к нему никто из родных не приходил. «Но ведь было 4 ноября, выходной день», — недоумевает она.

«Зачем ему обманывать?»

Принципиальным в этом деле оказался вопрос о том, где именно машина сбила мальчика. После столкновения Наталья вышла из машины и, осмотрев ребенка, перенесла его в салон. Вместе с ней ехала ее мама, которая в своих показаниях объясняет, что когда они проезжали пешеходный переход, на нем никого не было, однако самого момента ДТП она не видела.

Отец Артема настаивает на том, что мальчик передвигался, соблюдая ПДД: «Сын приучен ходить исключительно по пешеходному переходу». Сам ребенок в ходе следственных мероприятий однозначно указал на пешеходный переход как место столкновения. Его слова подтверждает и одноклассник Артема Григорий Поромонов, который ждал товарища по другую сторону дороги.

«Я работаю недалеко от места, где произошло происшествие. И испуганный сын прибежал почти сразу же после того, как все случилось. Ведь ДТП произошло у него на глазах, — рассказывает мама Григория Анна. — Когда мы вернулись на место происшествия, то нашли еще одного свидетеля ДТП. Женщина, гулявшая с коляской, тоже была под впечатлением от того, что ребенка сбили на переходе. Кроме того, я верю сыну — зачем ему обманывать? Его несколько раз допрашивали в ГИБДД, причем вопросы задавали по-разному, и он всегда отвечал одинаково».

Возмущает Анну и равнодушие водителей: «В этот момент переезд был закрыт, машины стояли, но никто из водителей не вышел из автомобиля, чтобы узнать состояние мальчика, помочь чем-нибудь».

По словам Анны, этот перекресток довольно опасен — движение на нем интенсивное, а светофора нет. «На днях там опять произошло ДТП — прямо на переходе сбили человека, рядом стояла карета «скорой помощи».

P.S. Имена и фамилии участников ДТП изменены по закону о СМИ.

Комментарий

Сергей МАТВЕЕВ, командир батальона ДПС УМВД России по Вологодской области:

— Картина происшествия достаточно ясна — судя по следам на машине, тормозному следу — мальчик шел не по пешеходному переходу. Установлена и скорость движения машины — 52 километра в час при допустимой 60.

Добавлю, что с места происшествия всех детей обязательно отвозят в больницу. В медучреждении за ними наблюдают, при необходимости назначают лечение. В данном случае, видимо, эксперт, просмотрев историю болезни, посчитал, что вреда здоровью не нанесено.

Однако все это не отменяет возможность родителей обратиться в суд с требованием компенсации морального вреда.

Поскольку поступила жалоба, то мы обязательно проверим все еще раз. Что касается того факта, что водитель работает в полиции, то для нас этот факт не является смягчающим обстоятельством, следствие проводилось максимально прозрачно и четко.

Источник: Юлия Катаева
Автор: Юлия Катаева
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика