Лес - под лупой экспертов

«Вступление в ВТО грозит полной ликвидацией лесной отрасли», — считает депутат Госдумы Вячеслав Позгалев

Недавно было принято решение о создании при комитете по промышленности Государственной Думы Экспертного совета по лесной промышленности, который возглавил бывший губернатор одного из самых продвинутых лесопромышленных регионов страны — Вологодской области депутат Вячеслав Позгалев. Зачем потребовалось создавать дополнительную структуру и какими проблемами парламентарии намерены загрузить экспертов лесного комплекса? Поиски ответа на эти вопросы привели нас в рабочий кабинет руководителя экспертного совета.

— Вячеслав Евгеньевич, чем вызвана необходимость появления Экспертного совета по лесной промышленности?

— В Государственной Думе существуют разные комитеты, которые занимаются определенными направлениями и разрабатывает свой, строго очерченный круг вопросов. Я вхожу в комитет по промышленности. Понятно, что в рамки такого широкого понятия, как промышленность, попадает целый комплекс проблем, связанных со спецификой различных отраслей экономики. Очевидно, что для принятия грамотных решений депутатам требуется помощь узких профильных специалистов. Институт экспертных советов — идея не новая. Она довольно широко используется в законотворческой деятельности. Учитывая, что Россия является крупной лесной державой, обладающей огромными запасами пока еще недооцененного возобновляемого ресурса, лесопромышленный комплекс способен оказать серьезное влияние на будущую экономическую модель страны.

По какому сценарию будет развиваться лесной комплекс, во многом зависит от качества принимаемых законов. Именно поэтому я инициировал создание Экспертного совета по лесной промышленности. Хоть я по образованию не лесник, но проблемами лесопромышленного комплекса мне приходилось заниматься вплотную на протяжении многих лет. Вологодская область занимает второе место после Иркутской по объемам заготовки древесины. Но при этом нам удалось создать высокоиндустриальный производственный комплекс. Достаточно сказать, что в прошлом году из 12,5 миллиона заготовленных в регионе кубометров древесины в круглом виде было реализовано только 500 тысяч кубов. Все остальное пошло в переработку. Конечно, мы отстаем по уровню глубокой переработки от финнов, но все же нам удалось добиться, чтобы прибавочная стоимость создавалась на территории области. Так как я неплохо знаком с высококлассными специалистами, разбирающимися в проблемах лесного комплекса, мне было проще, чем моим коллегам, собрать в совет лучших экспертов. Моя роль в экспертном совете заключается в том, чтобы координировать его работу. Главная задача, стоящая перед советом, заключается в том, чтобы давать анализ ситуации, сложившейся в лесной отрасли. И на основании этого анализа вырабатывать рекомендации и готовить экспертные оценки законодательных актов, так или иначе затрагивающих лесную промышленность. У экспертного совета довольно широкий круг полномочий. Но в нем будут трудиться не штатные сотрудники Госдумы, мы будем привлекать к работе экспертов исключительно на общественных началах. Уже собраны предложения от ученых, промышленников, арендаторов, общественных организаций, которые готовы представить в совет своих представителей.

— Сколько человек войдет в совет?

— Мы не ставим жестких ограничений по составу. Я думаю, это будет около 30 экспертов. Но список не будет закрытым. Ведь членство в экспертном совете ничего, кроме обязанностей, не дает.

— Какие вопросы попадут в повестку дня первых заседаний совета?

— Повестка дня пока не определена. Это мы спросим у промышленников.

— А лично вы какие бы вопросы вынесли на обсуждение?

— Прежде всего, я бы на серьезном профессиональном уровне обсудил последствия для лесной промышленности от вступления России в ВТО. Лесная отрасль наиболее уязвима, так как перерабатывающая промышленность находится в очень отсталом состоянии, что не позволяет конкурировать отечественным предприятиям на мировом рынке. Ни целлюлозно-бумажная, ни деревообрабатывающая промышленность сегодня не могут составить достойную конкуренцию западным компаниям. Вступление в ВТО может грозить полной ликвидацией лесной отрасли в России. Безусловно, вхождение во Всемирную торговую организацию создает преимущества для наших лесозаготовителей. Сегодня российские предприятия обеспечиваются сырьем искусственным путем, благодаря высоким заградительным таможенным пошлинам, которые тормозят вывоз круглого леса за рубеж. Российские перерабатывающие предприятия не могут дать хорошую цену за сырье, так как технологически остались в прошлом веке. Открытие границ приведет к значительному финансовому подъему для лесозаготовителей и к значительному ухудшению финансового положения наших лесоперерабатывающих производств. Российские предприятия могут посыпаться одно за другим. Мне кажется, это самая злободневная тема, которую мы должны обсудить и наметить меры по снижению негативных последствий от вхождения в ВТО.

— Вологодская область считается одной из самых передовых в плане развития лесного сектора. Причем лесная отрасль сделала прорыв тогда, когда вы руководили регионом. Какие ключевые моменты следует учитывать при выстраивании системы управления лесным комплексом?

— Действительно, за довольно сжатый отрезок времени лесная отрасль Вологодской области сделала огромный шаг вперед. В 1996 году в области заготавливали 3 миллиона кубометра леса, из которых только 1 миллион кубов шел на переработку. Сейчас мы подвергаем глубокой переработке 10 миллионов кубометров, то есть в 10 раз больше. И таких результатов удалось добиться за пятнадцать лет. Я, наверное, скажу крамольную вещь, которая не всем понравится. Нам необходимо Федеральное агентство лесного хозяйства усилить лесной промышленностью. Сегодня промышленность отделена от сырьевой базы, и этот разрыв, существующий на уровне управления, крайне негативно влияет на реальный сектор экономики. Лесное хозяйство и лесная промышленность подчинены разным ведомствам, которые ставят разные цели. Это не нормально, они должны быть в единой связке. Раньше было принято говорить — от поля до прилавка. Так же и с лесом: должна быть единая управленческая и технологическая цепочка от лесной делянки до потребителя. При этом агентство, которое объединило бы и лесное хозяйство, и лесную промышленность, я уверен, должно напрямую подчиняться российскому правительству, а не входить в качестве структурной единицы в какое-либо министерство. Это ключ к успеху. Мы в Вологодской области создали единый департамент, который занимался и вопросами лесного хозяйства, и проблемами, стоящими перед перерабатывающей промышленностью. И такая управленческая модель быстро доказала свою состоятельность.

Автор: Антонина Крамских
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика