Дно знаний

Ректоры российских университетов, студенты и представители общественных организаций обсуждают одну из скандальных тем последних дней — список неэффективных вузов, который опубликовало Министерство образования и науки России. Претензии высказывают, в основном, к методам оценки. Но на эту проблему следует смотреть глубже.

Количество метров на каждого учащегося, вступительный балл по ЕГЭ, уровень доходов вуза и процент иностранных студентов — чтобы оценить вузовскую систему хотя бы по этим минимальным критериям, Минобру пришлось пойти на хитрость. Статистику у ректоров они запрашивали как бы между прочим.

«Мы без конца занимаемся бюрократией, без конца. Мы заполняем какое-то огромное количество разнообразных паспортов мониторингов, каких-то других документов», — сетует ректор Московского архитектурного института Дмитрий Швидковский.

Вот среди этих «каких-то» и затесался тот самый главный опросный лист, что лег в основу будущего «антирейтинга». Решив, по обыкновению, что это все равно никто не будет читать, вузы спокойно вбили туда свои данные по всем ключевым критериям.

«Если бы мы считали эти критерии в свою пользу, то оказались бы совершенно по другую сторону этого рейтинга. Но мы пытались просто наивно писать правду, не думая ни о каких результатах», — объясняет Дмитрий Швидковский.

Наряду со всемирно известным МАРХИ, Московским архитектурным институтом, в список неэффективных собственноручно, сами того не понимая, вписались еще около сотни весьма уважаемых творческих вузов. Культурная общественность в шоке! «Температуру можно измерять в разных местах: либо вкладывая градусник в рот, либо устраивая его подмышкой, либо отправляя его в анальное отверстие. Кстати сказать, детишкам, совсем крохам, обычно температуру измеряют именно последним образом. Но поверьте мне, эффективность или неэффективность вузов — это совсем другое. Нельзя через это самое место определять эффективность наших вузов», — считает специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой.

Среди прочих в черном списке — знаменитый Московский литературный институт, где преподавали Константин Паустовский, Михаил Светлов, Евгений Рейн, где учились Анатолий Приставкин, Борис Заходер, Белла Ахмадулина. Почему? Метражом не вышел!

Ростовская государственная консерватория, главный музыкальный вуз юга России, не дотягивает по показателям доходов: Минкульт деньгами не балует, а на сонатах да симфониях нынче много не заработаешь.

Петербургская театральная академия, старейшая, знаменитейшая, с 230-летней историей, не прошла по уровню ЕГЭ своих студентов. Да, они плохо знают химию с физикой, что, впрочем, не мешает им быть актерами. «Это вполне в духе Минобра, это стандартная его политика. Содержательные вопросы они сводят к сугубо формальным показателям, их абсолютно не интересует образование, их не интересует качество образования. Их интересует экономика образования и управление образованием, интересуют, по возможности, большие полномочия бесчисленным чинушам. И абсолютно ноль внимания тем людям, которые спасают в условиях проводимой ими, прости Господи, реформы, остатки образования в стране», — уверен обозреватель журнала «Эксперт», публицист Александр Привалов.

Новый министр стоически переносит все нападки, заявляя, что, наверное, с уникальными творческими заведениями несколько погорячились, но со всеми остальными, кто ни в какие образовательные стандарты не вписывается, иначе никак нельзя. «Я считаю, что каждый вуз должен сам сообщать о себе всю важную информацию. Поскольку наши вузы, как правило, этого не делают, то мы это делали за них, а дальше пусть сами люди решают, хороший это вуз или не очень хороший. Наше дело сделать так, чтобы результаты деятельности высших учебных заведений были бы абсолютно прозрачны и открыты для всех, кто в них заинтересован», — говорит министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

Пока мониторинг коснулся лишь государственных заведений с их расплодившимися филиалами. В итоге признаны неэффективными 36 процентов всех физкультурных вузов, 43 процента гуманитарных, 44 процента сельскохозяйственных и, что совсем уже страшно звучит, 71 процент педагогических. Что касается последней цифры, то это катастрофа.

Собеседование на должность школьного учителя литературы, соискатель — Антон Ткаченко, выпускник Вологодского педагогического университета, аспирант Московского педагогического университета, филолог.

— Я бы хотела, чтобы вы постарались вспомнить, из какого это произведения и кто автор: «Безумству храбрых поем мы славу»?

— Скорее всего, что-нибудь из Лермонтова, если я не ошибаюсь. Может быть, ошибаюсь..

— Эрих Мария Ремарк мужчина или женщина?

— Женщина.

— Жорж Санд?

— Мужчина.

— С кем стрелялся Пушкин?

— С Дантесом.

— А Лермонтов?

— Стрелялся?

— Да. Или он не стрелялся?

— Вы надо мной издеваетесь?

— Как, по-вашему, умер Лермонтов?

— А черт его знает!

Кроме головных вузов, проверялась и региональная сеть. Педагоги и там первые с конца, 78 процентов их филиалов никуда не годятся.

Ольга Рожкова, Московский городской педагогический университет, выпускной курс филфака, специальность — учитель русского языка и литературы.

— «У Лукоморья дуб зеленый...». Вы помните, из какого это произведения?

— Не «Три богатыря»?

— «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный»?

— Я тоже не знаю, откуда это. Ну, я знаю, что это, но в общем — нет.

— «Любви все возрасты покорны»?

— Лермонтов. Нет?

— «Не хочу учиться, а хочу жениться»?

— Я забыла название этого произведения.

— «Не хочу учиться, а хочу жениться»?

— Да я знаю, я сто раз это слышала. Просто сейчас у меня вылетело из головы.

Вузы могут сколь угодно долго спорить о корректности представленного Минобром черного списка, могут, подобно МПГУ, писать, что их нахождение в нем — техническая ошибка, но против таких своих выпускников куда попрешь?

Мария Бондарь, Московский педагогический госуниверситет, пятый курс, специальность — филолог, учитель литературы.

— С кем стрелялся Пушкин?

— С Дантесом.

— А Лермонтов?

— Не помню.

— «Не хочу учиться, а хочу жениться»?

— Тоже не знаю.

— «Безумству храбрых поем мы славу»?

— И этого не знаю.

— «Отчего люди не летают так, как птицы»?

— Это «Чайка» Чехова.

Казалось бы, зачем при составлении очередного антирейтинга вузов считать квадратные метры и измерять какие-то НИОКРы, к чему ждать от ректоров открытости, которую они упорно не хотят проявлять? Неужели нельзя просто взять выпускников и подвергнуть их сторонней переэкзаменовке?

«Конечно, для этого нужно сделать независимую систему госэкзаменов. Может быть, с участием групп ведущих вузов, может быть, Рособрнадзор будет своих инспекторов посылать, может быть, это вообще не в вузе будет. Это сейчас обсуждается, но мне кажется, что в качестве элементарной меры самозащиты общество должно предложить какого-то рода форму независимой аттестации выпускников бакалавриата», — размышляет ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

Если власти когда-то решатся на такую меру, наверное, процентов 40 государственных вузов и 90 процентов частных прикроются сами собой. Ибо там просто ничему не учат. То есть совсем ничему.

Источник: Борис Соболев
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика