Обещал вернуться

Олега Махнева родные и друзья запомнили добрым жизнерадостным человеком. Никто и представить не мог, что он погибнет, едва перешагнув 30-летний рубеж. | Фото из личного архива

Водитель, насмерть сбивший одного человека и травмировавший другого на «зебре», отделался легким испугом.

Друзья и родные Олега Махнева, погибшего 22 сентября в дорожной аварии, находятся в состоянии шока: оказывается, есть ситуации, когда водитель, фактически убивший пешехода, переходившего дорогу по «зебре», может быть признан невиновным.

В номере 38 (781) от 25 сентября 2012 года «Премьер» писал об этой ситуации. Несколько молодых людей возвращались из леса, где проходила полевая ролевая игра — реконструкция древних сражений. Лесная тропинка выводила ребят прямо к нерегулируемому пешеходному переходу через автодорогу Вологда — Медвежьегорск. Олег позвонил жене — сказать, что подходит к остановке и скоро будет дома... Через пятнадцать минут его не стало.

Последний путь

«Нам всем хорошо знакомо это место, недалеко от этой трассы периодически проходят ролевые игры, — рассказывают вологодские ролевики. — Мы давно знаем, что это место небезопасное — „зебра“ не освещена, в темное время нужно быть очень внимательными». По словам очевидцев, тропинка там поднимается под горку, поэтому неожиданно выскочить на дорогу просто невозможно.

Олег, его друзья Александр и Эдуард вышли к дороге. Как позже рассказали выжившие молодые люди следователю, они перед тем как ступить на «зебру», убедились сначала в безопасности перехода. Было темно, моросил дождь. Эдуард шел на пару метров впереди Олега и Саши и уже был на другой стороне дороги, когда услышал за спиной вскрик и звук удара. Он обернулся — и успел увидеть, как на фоне неба мелькнули чьи-то ноги... Это при столкновении с машиной отбросило Олега. Он упал в нескольких метрах от перехода, прямо у остановки, а рядом с «зеброй» рухнул без сознания Александр. Эдуарду показалось, что скорость машины была очень велика.

Как оказалось, незаметно для пешеходов к «зебре» подъехал «Рено-Логан», который и допустил столкновение с Олегом и Александром. Оба выживших мужчины утверждают, что не видели приближающегося света фар, хотя светящиеся вдалеке фары других машин были заметны им очень хорошо. Сам водитель уверяет, что ехал с включенным ближним светом и на скорости около 60 км/ч.

В отличие от Эдуарда, Александр, получивший сотрясение мозга и множественные ушибы, очень плохо помнит все, что было после аварии. Помнит, что убеждался в безопасности перехода, и фар машин не видел. А потом — удар справа, он потерял сознание. Маяки ГАИ, тело Олега, плачущий над ним Эдик... Александр до сих пор не может ясно вспомнить, что точно произошло тогда на «зебре». Как рассказывает его жена Людмила, муж, очнувшись, был в таком шоке, что даже не сразу понял, что сам травмирован. Они с Олегом были близкими друзьями.

Готовился к худшему

Когда сотрудники ГИБДД начали проверку обстоятельств этого ДТП, водитель, сбивший Олега и Александра, связался с женой погибшего Екатериной. «Он обычный человек, работает сварщиком, — рассказывает молодая женщина. — Вину свою в случившемся признает, постоянно держал со мной связь, предлагал помощь, а я не отказывалась. Видно было, что он мучается совестью и готовится к самому худшему — вплоть до тюрьмы».

Но документом, неожиданным образом решившим судьбу всех участников трагического происшествия, стало заключение экспертизы. Это очень интересный документ...

Так, эксперты установили, что в тех дорожных условиях видимость для водителя составляла 36,5 метра, а «расстояние удаления автомобиля от места наезда на пешехода в момент начала движения пешехода по нерегулируемому пешеходному переходу 63,1 м», следовательно, водитель «не имел возможности видеть момент начала движения пешехода по пешеходному переходу». Получается, что водитель ехал быстрее, чем видел, но в вину ему это не ставится, ведь он двигался лишь с небольшим превышением разрешенной скорости движения. На том участке дороги стоит ограничение скорости 50 км/ч, а «Рено» ехал со скоростью чуть выше 60 км/ч.

«Установить скорость его движения оказалось невозможно, поэтому показатель скорости был записан со слов водителя, — говорит Екатерина Махнева. — Его слова о том, что он двигался не очень быстро, были приняты во внимание, а слова свидетелей, что он ехал очень быстро — не были». Рядом с водителем в момент ДТП ехал его отец, владелец машины, но он сослался на то, что за дорожной ситуацией не следил. И хотя пешеходы в момент ДТП не начали движение, а уже практически завершали переход, они все равно оказались сами виноваты в случившемся.

Сотрудники правоохранительных органов напомнили участникам ДТП, что пешеходы, ступая на «зебру», должны сначала убедиться в безопасности своего намерения. Даже на пешеходном переходе они не должны вынуждать водителей применять экстренное торможение и создавать опасность для движения транспортных средств. «Как нужно себя вести, чтобы ответственность легла на водителя, а не на пешехода?! — возмущаются друзья Олега Махнева. — То нам твердят, что машина — источник повышенной опасности, то требуют, чтобы пешеходы не создавали опасность для машин!»

Вывод следственных органов, основанный на результатах экспертизы: хотя водитель нарушил скоростной режим, но это «не находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями, поскольку водитель не располагал технической возможностью предотвратить данное происшествие путем торможения ни при допустимой, ни при фактической скорости движения автомобиля». То есть в темноте пешеходу на «зебре» рассчитывать вообще не на что: если водитель не заметит его опять, он не будет виноват, разве что скорость машины будет очень велика...

19 октября в возбуждении уголовного дела против водителя «Рено» было отказано.

Сейчас родные и друзья Олега проводят сбор средств на хорошего адвоката, чтобы обжаловать решение СУ УМВД России по Вологодской области.

Ссылки по теме:

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика