Кредитная истерия

Пострадавшая Нина Макова говорит, что терять ей больше нечего. | Фото Юлии Лавровой и с сайта profi-forex.org

Несколько десятков вологжан стали жертвами схем воровства денег из «Банка Москвы».

Люди брали на себя кредитные обязательства, о которых и понятия не имели. В результате заложниками банка оказались вологжане с доходами в 8-10 тысяч рублей и с долгом в полмиллиона.

Дела житейские

В 2006 году от Нины Маковой ушел муж.

«Все случилось в одночасье как-то, — вспоминает женщина. — Я осталась одна с детьми. А тут еще здоровье пошатнулось. В результате зубы потеряла, и требовалось срочное протезирование».

Работала женщина тогда продавцом за 2,5 тысячи рублей, а зубопротезисты просили минимум 30 тысяч рублей.

«Тогда я решила взять кредит. Обратилась в банк, собрала все документы, справки о доходах и... получила отказ, — рассказывает вологжанка. — Мои доходы были слишком малы для обеспечения кредита. Вот тут я и вспомнила про мою знакомую Светлану Карасову. Не раз общались с ней в одной компании, и я знала, что у нее можно попросить о помощи».

На тот момент Светлана Карасова работала главным бухгалтером ООО «Завод КДК», учредителем которого был известный вологодский предприниматель, глава чеченской диаспоры Муса Аутарханов.

«В ответ я услышала: «Хорошо, я денег одолжу. Более того, я помогу взять кредит в „Банке Москвы“, — рассказывает женщина. — И действительно — помогла».

По словам Нины Маковой, все произошло очень быстро.

«В конце сентября 2006 года мне позвонила Светлана Карасова и сказала, что нужно подъехать к „Банку Москвы“, который в тот момент располагался еще на улице Зосимовской. Там меня ждала сама Карасова и юрист».

В руках у Нины Маковой моментально оказались какие-то документы, договор на выдачу банковского кредита.

«Причем мои справки о заработной плате у банкиров, видимо, вопросов не вызвали, — недоумевает женщина. — Но в тот день кредит так и не выдали. Я уехала домой, и только к вечеру следующего дня мне домой привезли 30 тысяч рублей и сказали, что деньги банк выдал».

На самом деле сумма кредита, как позже узнала Нина Макова, была не 30 тысяч, а почти 1 миллион рублей. Но тогда никаких подозрений в отношении знакомой у нее не возникло. Больше того, Светлана Карасова просила вернуть ей только 20 тысяч из заемной суммы.

«Сказала, что понимает мое положение, а для нее сумма в 10 тысяч не такая и значительная», — вспоминает пострадавшая женщина.

Дела уголовные

Деньги Нина Макова вернула через 4 месяца и думать забыла о том, что когда-то брала кредит. Однако в 2009 году ей вдруг позвонили из «Банка Москвы» и сообщили, что за женщиной числится долг более чем в полмиллиона рублей.

«Я была в шоке, — говорит вологжанка. — И, конечно, сразу же позвонила Светлане Карасовой. Она мне сказала, чтобы я не беспокоилась. Они выплатят все деньги банку, просто на сегодняшний день возникли некоторые трудности».

И действительно, звонки из службы безопасности «Банка Москвы» прекратились. До 2010 года, когда в отношении главы ООО «Завод КДК» Мусы Аутарханова, главного бухгалтера Светланы Карасовой и их подчиненной Нины Вахневой не было возбуждено уголовное дело по статье 159 «Мошенничество» при получении кредитов в «Банке Москвы».

По данным следствия, в период с 2006 по 2009 годы Аутарханов и компания получили кредитов более чем на 800 миллионов рублей. Причем среди должников оказались 17 ничего не подозревающих вологжан и 28 «подставных» фирм, аффилированных заводу «КДК». Сейчас все они фактически обанкрочены, а уголовное дело находится в следственной части УМВД по Вологодской области.

Еще одно дело о незаконно выданных кредитах расследуют следователи Следственного управления Следственного комитета по Вологодской области. Речь идет о руководстве вологодского филиала «Банка Москвы» Николае Голубине, его сыне Сергее и нескольких подчиненных, которым вменяется «отмывание» денежных средств и «мошенничество».

«Всего на подставных лиц они получили более 300 миллионов рублей, — поясняет официальный представитель СУ СКР по Вологодской области Наталья Летенкова. — Затем они легализовывали эти средства через аффилированные структуры».

Еще в 2009 году проверкой деятельности вологодского филиала занимались спецслужбы собственной безопасности из Москвы. Однако к решительным действиям обворованные банкиры перешли только в этом году.

Дела судебные

«Я получила иск, — показывает документ Нина Макова. — Банк требовал с меня погасить оставшуюся от миллиона сумму долга плюс проценты за пользование кредитом, которого я в глаза не видела. В итоге 21 сентября Вологодский городской суд удовлетворил иск „Банка Москвы“ и постановил взыскать с меня 530 тысяч 56 рублей в пользу банка. И оказалось, что нас таких много!»

Денег у обыкновенного продавца с заработной платой чуть больше 10 тысяч нет. В собственности только 1/3 квартиры, в которой Нина Макова живет вместе с дочерью и ее семьей. Но даже если продать эту часть недвижимости, денег у женщины вряд ли хватит. Женщина обратилась в полицию с просьбой признать ее потерпевшей.

«Ведь я не знала, что меня используют! — аргументирует вологжанка. — Я не получала этих денег!»

Однако заместитель начальника отдела СУ УМВД по Вологодской области Юрий Поспелов в удовлетворении ходатайства женщине отказал.

«Установлено, что ущерба Маковой в результате преступной деятельности группы Аутарханова не причинено, действия обвиняемых не были направлены на завладение ее имуществом. Наоборот, от преступного посягательства на собственность „Банка Москвы“ Макова получила доход в размере 10 тысяч рублей».

В несколько иной ситуации оказалась еще одна пострадавшая — Марина Алехина, которая тоже, как и Нина Макова, якобы получила кредит. По нему даже был выплачен весь долг банку, и в отношении Аутарханова и группы было прекращено уголовное преследование по этому факту. Но Алехиной тоже пришел иск! Банк потребовал возместить неустойку и проценты и выиграл суд. В результате женщина должна несколько сотен тысяч рублей.

«Мы не вправе признать ее потерпевшей, — поясняет следователь Юрий Поспелов, — по этому эпизоду уголовное преследование прекращено. Однако проценты и неустойки, которые потребовал банк, уже выходят за рамки действия Уголовного кодекса. Только причиненный прямой ущерб является составом преступления. А проценты — это уже в гражданском порядке. То есть женщина может подать иск в частном порядке к тем людям, которые не выплатили эти проценты, но только после того как состоится уголовный суд».

Однако дело Аутарханова почему-то до сих пор на стадии следствия. Хотя попытка передать его в суд уже была, однако прокурор Вологодской области Сергей Хлопушин вернул его на доследование...

Источник: Юлия Лаврова
Автор: Юлия Лаврова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика