Михаил Прохоров оставил след в городе металлургов

В программе «НТВшники» бизнесмен Михаил Прохоров рассказал историю своей жизни, которая, как и у большинства миллиардеров в мире, начиналась с ранних подъемов и труда до седьмого пота с самого детства.

«Норникель»

Свой главный капитал Михаил Прохоров сделал именно на этом предприятии. Комбинат создавался в середине 30-х годов 20 века, и «Норильскстрой» сразу же был передан в состав НКВД СССР. На Таймыре, почти в 2000 км к северу от Красноярска началось строительство крупнейшего в стране горно-металлургического комплекса. К началу 1990-х это было одно из наиболее перспективных предприятий металлургической отрасли во всем СССР. Но Союз распался, активы обесценились, в стране началась «грошовая» приватизация, в ходе которой не один актив ушел за бесценок. И не всегда на законных основаниях.

В 1993-м указом президента Ельцина из государственного предприятия «Норильский никель» был преобразован в акционерное общество. А еще через год предприятие было акционировано. Часть акций РАО тогда передали трудовому коллективу, еще часть – выставили на реализацию на чековых аукционах. В итоге владельцами «Норильского никеля» стали более 250 тысяч человек.

Впрочем, обращаться внимание на число совладельцев комбината никакого смысла не имеет. Ведь контрольный пакет акций РАО (38 % или 51 % голосующих), был закреплен в федеральной собственности, и уже в ноябре 1995 года был выставлен на залоговый аукцион. В итоге номинальным держателем контрольного пакета акций РАО «Норильский никель» стал ОНЭКСИМ Банк.

Председателем правления банка, а затем и его президентом до 2000 года как раз и был Михаил Прохоров. А его бизнес-партнером – Владимир Потанин, который с 14 августа 1996 года по 17 марта 1997 года работал первым зампредом российского правительства. Зона его ответственности на тот момент впечатляла – Министерство экономики, Государственный комитет по антимонопольной политике, Государственный комитет по управлению государственным имуществом, Российский фонд федерального имущества, Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве), ФКЦБ, Федеральная энергетическая комиссия.

Через несколько месяцев после увольнения Потанина с госслужбы, в августе 97-ого состоялся коммерческий конкурс с инвестиционными условиями, на котором государственный пакет акций РАО «Норильский никель» был приобретен ЗАО «Свифт», представлявшим интересы все той же группы ОНЭКСИМ Банка. Победитель заплатил государству за 38 % акций РАО, которые эксперты оценили в миллиарды, всего $ 270 млн. рублей. Бенефициарами (то есть получателями прибыли или доходов, прим. редакции) сделки были Прохоров и Потанин.

Итоги этого конкурса вызвали серьезные сомнения. 2 ноября 1999 года в Счетную палату обратился председатель Госдумы Геннадий Селезнев, который просил провести проверку законности приватизации РАО «Норильский никель». Но никакой проверки назначено так и не было.

Впрочем, даже если по формальным признакам продажа госпакета «Норникеля» и прошла законно, в чем многие до сих пор сомневаются, то и порядок цифр, заплаченных за компанию, и двусмысленные действия руководства ОНЭКСИМ Банка, по-прежнему вызывают много вопросов.

АЗОТ

По такой же схеме бы приобретен и пакет акций череповецкого «Азота». В середине 90-х группа компаний ОНЭКСИМ задумала заняться инвестициями в ОАО «Череповецкий «Азот» – одно из крупных и успешных химических предприятий России.

Инвестиции инвестициями, а ОНЭКСИМ решил получить «Азот» в свою полную собственность. В 90-е при общей неразберихе в стране и разгуле коррупции можно было прибрать к рукам многое, что и было сделано.

12 октября 1994 года были подведены итоги конкурса по продаже 41% акций ЧПО «Азот». Победителем стал Первый национальный банкирский траст, представлявший интересы ОНЭКСИМ-банка. Траст взял на себя обязательства инвестировать в «Азот» $100 миллионов. При помощи нехитрых схем «инвестору» удалось очень скоро изъять свои деньги (под поручительство завода ОНЭКСИМ выдал кредит некоей латвийской фирме, деньги в банк не вернулись, в результате «Азоту» пришлось отдавать «долги» самостоятельно).

Благодаря выстроенной схеме в течение нескольких лет «прохоровцы» наживались на «Азоте»: прибыль получали, но сами в предприятие ничего не вкладывали. Однако экс-губернатору Вологодской области Вячеславу Позгалеву удалось вернуть череповецкий «Азот» в собственность государства. Заключенный контракт признали мошенническим и аннулировали. Тогда же на предприятие начали поступать новые инвестиции, предприятие потихоньку вставало на ноги и… выжило.

У истории с «Азотом» счастливый финал. Но даже эта история – хороший пример того, откуда, как вариант, появились деньги у Прохорова. Он один из самых богатых людей России, участник всевозможных списков Forbes и гламурных рейтингов. Сколько предприятий бизнесмен положил в свой карман? Ответа на этот вопрос у нас нет.

Источник: Ирина Леонова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика