Город, которого нет

Путешествие по самым таинственным местам древней Вологды.

Я приехал в Вологду в 1977 году и поначалу жил на улице Панкратова, 82-а. В первые же дни краем уха ус­лышал от соседки непонятную для меня фразу: «Поеду в го­род». Я удивился: а мы где жи­вем? Разве не в городе?

Позже, исходив Вологду вдоль и поперек и перелопатив груду книг в городской библио­теке, я понял, что живу в дере­веньке Ковырино, а город — это вековая память о первоистоке Вологды, кремле. Городе, кото­рого нет. Уже нет...

Итак, как же появился на свет Вологодский кремль? В 1564 году на этом месте были болото, несколько строений посада, огороды да церковь. Сам город был поодаль, в рай­оне улиц Ударников-Бурмаги-ных, от памятника 800-летию Вологды и выше по течению реки. Но внезапно капризом Истории захолустная Вологда оказалась на столбовой доро­ге международной торговли. Двумя годами раньше в Во­логду прибыл первый англий­ский посланник — Ченселор, искавший путь в Индию через северные моря, а попавший в Московию. Вологжанин Осип Непея отправляется послом в Англию, Вологда становится центром международной тор­говли и третьим городом в Рос­сии после Москвы и Костромы!

Уже в сентябре 1565 года в Вологду приехал Иван Грозный с царицей и сыновьями Ива­ном и Федором. И повелел Ио­анн Васильевич строить город на новом месте: «.рвы копать, и сваи уготовлять, и место чи­стить, где быть градцким сте­нам каменного здания».

Строительство велось, что называется, с чистого листа. Розмысл (инженер) Петров на местности вешками разметил план крепости, по его указа­ниям сносились постройки, копались и строились погреба для боевого запаса и казны, рылись «тайники»: только к реке Вологде из крепости вело четыре подземных хода, сохра­нившихся, по меньшей мере, до середины XVII века.

Всех горожан независимо от чина и звания заставили кру­глое катать и плоское таскать. Царь приехал в Вологду на Пас­ху и повелел: «.Кто в сей день и час в церкви Божий у обедни или в улицах, или в торгу, или кто где был несть, князь или болярин, или воевода, и всяк человек и возраст, и жены бо­ярские, княжиа или гостиныа,

от малых и великих вси наро­ды, от церкви бы в дом свои не ходя и платье бы с себя не сло­жа, в коем кто стоит, чтобы но­сили сваи дубовые в ров, что готовлены под городову стену».

В это же время иноземцы отмечают множество опустев­ших деревень по дороге от Во­логды до Ярославля. Позднее это объясняли неописуемой жестокостью Иоанна Грозного: царь, дескать, тупо уничтожал собственное население, вот и опустели деревеньки.

А задуматься бы: рядом про­ходит строительство редкостно­го размаха, на котором рабо­тает до десятка тысяч человек. И откуда им было взяться? Из ближних и дальних деревень

— откуда же еще? И всем была работа, ибо строилась кре­пость небывалая — в два раза больше Московского Кремля! С длиною стен 3 100 метров (в Москве — только 2200), пло­щадью 56 гектаров (в Москве

— менее 28, в Новгороде Вели­ком — и вовсе 12 га). Северная стена шла вдоль естественного рва — реки Вологды, а вдоль других стен с истинно царским размахом земляных работ были выкопаны крепостные рвы.

Для строительства столь слож­ного гидротехнического сооружения был приглашен англий­ский инженер Хемфри Локк. Ведь нужны были не просто большие канавы, а фортифика­ционные сооружения, постоян­но заполненные водой. Для чего и копались каналы (Копанка), изменялось русло рек и ручьев, ставились подпорные плотины. А вдоль крепостных рвов уста­навливались стены шириной до... 9 метров. Представляете себе стеночку, которую спустя полтыщи лет системой «Град» не пробьешь? Диаметр башни — 20 метров. Высота — 36 метров! Ак­курат нынешняя девятиэтажка! В хорошую погоду далеко-о-о было видно!

Каменная стена с девятью каменными башнями была по­строена вдоль нынешней ули­цы Мира, еще две каменные башни — угол Октябрьской -Ленинградской. Остальные до поры до времени построили деревянными. В Вологду при­везли 300 пушек. Стражу, по­мимо опричных дворян, несли 500 стрельцов.

Но Вологодскому кремлю не суждено было стать полностью каменным. 24 мая 1571 года войска крымского хана Девлет-Гирея подошли к предместьям Москвы и подожгли город. При сильном ветре пожар уничто­жил всю деревянную столицу, сохранился только Кремль. Погибших было столько, что их невозможно было похоронить. Трупы просто сваливали в реку и отталкивали палками от бе­регов, чтобы плыли вниз по те­чению, по Волге, мимо Казани и Астрахани, в Каспий...

Ивану Грозному стало не до опричной столицы, и он поки­нул Вологду. И вовремя, надо сказать. Годом позже Орда опять пошла на Русь. Но ре­формы Ивана Грозного дали результат: первое на Руси ре­гулярное войско наголову раз­громило противника в пятиде­сяти верстах от Москвы. Воин­ственные крымчаки никогда еще не терпели такого унизи­тельного поражения. Двадцать лет после этого они не осмели­вались показаться на Оке.

...А в Вологде тем временем на недостроенных стенах и башнях были нарублены де­ревянные «тарасы». Вместо каменных стен с южной, за­падной и северной сторон со­орудили деревянные башни, а между ними — деревянные стены из заостренных свай, ко­торые проходили по земляно­му валу. Во время польско-ли­товского нашествия в 1612 году сгорела часть деревянных стен и башен города. А те стены, что не сгорели, через какое-то вре­мя обветшали.

По указу царя Михаила Фе­доровича в 1631 —1632 годах останки старых деревянных стен были разобраны и по­строены новые — рубленые, высотой более шести метров, с башнями. На основаниях каменных стен и башен опять же нарубили новые, деревян­ные. И теперь это была пусть не «самая-самая», но все же крепость!

Во время пожаров 1636 и 1641 годов деревянная часть стен и башен вдоль реки Золоту­хи сгорела практически дотла. В 1652 году вологодский воевода Милославский доносил царю Алексею Михайловичу, что веш­ние воды Золотухи подмыли бе­рег, и река подошла к проезжим воротам и башням кремля. От Благовещенской башни до реки осталось только два метра... По извечной традиции обратились за помощью к Москве, но Мо­сква обращение «не примети­ла». Крепость в Вологде утрати­ла свою надобность...

Опись 1657 года отмечает, что деревянных стен с север­ной и западной сторон крепо­сти уже нет. Каменные башни и стены сильно разрушились. Во многих местах своды ба­шен обвалились. Рвы заплы­ли илом,надолбы сгнили. По­сле паводка 1670 года, когда половодье размыло земляной вал крепости от Водяных во­рот до Ильинского рва, кре­пость больше не восстанавли­валась.

В 1822–1823 годах при ге­нерал-губернаторе Брусилове остатки каменных стен были разобраны, рвы засыпаны. Вологда готовилась к пафос-ному визиту императора Алек­сандра I и отряхивалась от се­дой старины.

Однако следы той титаниче­ской работы мы можем видеть и сегодня. Крепостная река Золотуха. Остаток крепостного рва — пруд в парке ВРЗ. Осталь­ные рвы видны на плане горо­да в виде скверов. Прогулива­ясь по скверу от улицы Мира по Октябрьской улице до ворот парка, помните, что когда-то это были крепостные рвы и валы Вологодского кремля...

Источник: Павел Шабанов
Автор: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика