По живому

Ошибка врача может перечеркнуть судьбу человека.

Вологжанка обвиняет медиков в том, что ей вырезали внутренние органы на основании ошибочного диагноза.

Светлане Красиковой (ФИО изменено) на момент операции было 43 года. «Я как раз уволилась с работы, чтобы подыскать более интересное место. А пока дома, решила пройти обследование», — рассказывает она.

Версия Светланы Красиковой

О том, что у нее рак, Светлане сообщила врач Александра Сахарова. Сначала она отправила женщину на УЗИ и взяла материалы на биопсию. «Когда я пришла к ней на прием в ноябре 2007 года, врач мне сказала, что у меня — рак шейки матки».

Светлана попыталась выяснить, можно ли ей пройти дополнительные исследования? Но онколог, как утверждает пациентка, убедила ее, что нужно срочно удалять матку и яичники, так как ее жизни грозит опасность.

Вологжанка направилась к Олегу Сухареву, хирургу и зав. отделением, но и он, рассматривая документы, заверил, что дополнительные исследования ничего не дадут.

Результатов своей биопсии Светлана, по ее словам, так и не видела. Чтобы не пугать родных и друзей, она ничего никому не стала рассказывать, включала воду в ванной и плакала там навзрыд... В январе 2008 года ей сделали операцию, удалив матку и придатки.

Однако потом исследования вырезанных органов показали, что злокачественные изменения отсутствуют. Удаленные части еще раз направили на изучение, и снова — тот же результат!

Другие врачи посоветовали пациентке сделать иммуногистохимическое (ИГХ) исследование дооперационных и послеоперационных материалов, которое проводят только в Москве или в Питере. «Исследование специалистами в онкоцентре имени Блохина показало, что даже в первом, дооперационном материале — картина подострого воспаления, а элементов злокачественного роста не обнаружено», — удрученно констатирует женщина.

От сотрудников столичного института Светлана узнала, что к ним все чаще поступают жертвы региональных онкологов. В пример они привели случай 20-летней беременной девушки, у которой диагностировали рак и вырезали матку и плод: «А оказалось, что у нее излечимая эрозия шейки матки. Причина ошибок, как мне рассказали столичные медики, в устаревшем оборудовании, в низком уровне врачей-специалистов, в устаревших реактивах... Рассказывая про этот случай, они сказали, что, слава Богу, у меня есть ребенок и что мне не 20 лет».

Предположительный диагноз

Также московские медики предупредили женщину, что из-за удаления матки и яичников ее организм начнет преждевременно стареть. «Патологоанатом закричала на меня: «Как ты могла идти на такую серьезную операцию, не уточнив диагноза? У тебя здоровые органы! Ты видела результаты дооперационной биопсии вологодского онкодиспансера? Там черным по белому написано — диагноз предположительный и необходимо сделать дополнительное обследование!» — говорит Светлана Красикова.

Светлане Красиковой стало дурно… По возвращении в Вологду она спросила врачей онкодиспансера, почему с ней так поступили. «Сахарова сказала только: «Ишь, умные какие пошли, в Москву на исследования ездят» и замолчала. А Сухарев сообщил — главное, что я жива. Ни один не извинился!»

С тех пор прошло 4 года. Женщина считает, что операция подорвала ее здоровье. Она лечится у различных врачей, проходит заместительно-гормональную терапию, пьет антидепрессанты, психотропные и другие лекарства. После нервного потрясения прошла курс лечения в стационаре Вологодской областной психиатрической больницы…

Она никак не может понять, почему от нее скрыли, что диагноз предположительный? Ведь исследование материала без ИГХ в институте им. Блохина в Москве стоило всего 1 тысячу рублей, да и само ИГХ — 4,5 тысячи: «Согласитесь, что ни одна женщина не пойдет на операцию, даже если у нее есть хоть маленькая надежда на то, что ее можно предотвратить».

Экспертиза — без ссылок?!

В 2011 году Светлана Красикова подала в вологодский городской суд иск на онкодиспансер и Департамент здравоохранения. Она требует за нанесенный ее здоровью ущерб 10 миллионов рублей — возмещение затрат в связи с ненужной операцией и оплату дальнейшего лечения для поддержания здоровья.

Российский центр Судмедэкспертизы Минздравсоцразвития РФ пришел к выводу, что операция была проведена без необходимого диагностического минимума, без объективного морфологического обследования и на основании неправильно установленного диагноза. Судмедэксперт отделения судмедэкспертиз по делам о профессиональных правонарушениях медработников Ирина Плетянова лично приехала на судебное заседание, чтобы подтвердить результаты экспертизы.

Главврач онкодиспансера Андрей Ежов говорит, что врачи учреждения отнеслись к своей работе добросовестно: «Женщине было рекомендовано провести дополнительное исследование, которое проводится только в столичных центрах, так как в онкодиспансере для этого нет возможности. Об этом ей сообщил Олег Сухарев, но она отказалась, так как оно было платным. Пациентке нужно было самой решать, доверять или не доверять нашим врачам».

Данный момент — ключевой для решения горсуда. С одной стороны, данные о рекомендации были записаны в результате первой биопсии, а с другой — нет письменного документа о том, что Светлана Красикова была об этом информирована. Как говорит московский эксперт Ирина Плетянова, онкодиспансерам подобные документы необходимы, и во многих учреждениях они уже введены. Но, по мнению Андрея Ежова, хватит и того, что Светлана подписала перед самой операцией информированное согласие.

Одна из последних судебно-медицинских экспертиз архангельских специалистов подтвердила, что степень нанесения вреда здоровью тяжелая. «Действительно, вред здоровью нанесен, в какой степени, установить сложно. Ведь пациентка также может принимать происходящее за естественные возрастные изменения», — объясняет Андрей Борисович. По словам врача, специалисты онкодиспансера не стали бы делать операцию, если бы не было достаточных показаний, и в случае Светланы Красиковой были основания — дисплозия, которая со временем могла перерасти в рак.

Многие пациенты и просто прощают обидчиков. Как писал «Премьер», в 2011 году так поступил вологжанин Андрей Замков (ФИО изменено), которому онкодиспансер поставил ошибочный диагноз перед Новым годом. Вологжанин сделал повторный анализ в Санкт-Петербурге, который установил, что Андрей здоров. Тогда главврач онкодиспансера в своих комментариях сообщил СМИ, что от ошибок никто не застрахован...

Светлана Красикова никого прощать не намерена. Она, красивая блондинка и энергичная женщина, которая занимала руководящие посты, считает, что из нее сделали неполноценную женщину: «Я не могу работать, трачу огромные суммы на лекарства, у меня проблемы в семье. Я не хочу, чтобы с другими женщинами поступили так же, как со мной».

Источник: Марина Чернова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика