Пляски дикарей. История одного кощунства


Вы знаете, почему аборигены съели Кука? Ответ на этот вопрос доподлинно неизвестен. Но хорошо известно, что сие прискорбное событие произошло на одном из островов Полинезии, между архипелагом Тонга и Гавайями.

К чему я клоню? Начну изда­лека, с сентября 1909 года, когда в центральной части Вологды был заложен фундамент нового христианского храма - римско-католического костела Воздвижения Святого Креста. Строительство здания шло долгие четыре года. 27 октября 1913-го к ликованию немногочисленной католической общины города Во­логды храм был освящен, и в его стенах прошло первое богослуже­ние.
Тотчас после своего открытия костел стал одной из заметных городских достопримечатель­ностей. Он был выстроен по не­обычному для наших мест ар­хитектурному проекту, внешне напоминая католический крест.
Но через несколько месяцев нача­лась мировая война, переросшая в две русские революции 1917-го года и последовавшее за ними братоубийственное гражданское противостояние. Число вологод­ских католиков – в большинстве своем поляков, литовцев и бело­русов – резко уменьшилось из-за массовой эмиграции. Гонения на Церковь со стороны новой власти довершили дело. Вначале было конфисковано церковное имуще­ство; затем арестован и позже бес­судно расстрелян настоятель ко­стела отец Ян Ворслав. А храм без пастыря – словно тело без души. Робкие протесты обезглавленной католической общины остались неуслышанными. В 1929 году Во­логодский горсовет принял реше­ние закрыть храм и передать по­мещение городскому клубу юных пионеров.
Это было лишь началом «крестного пути» единствен­ного в городе католического храма навстречу своей Гол­гофе. После полувекового безвременья, когда бывший костел переходил из ведом­ства в ведомство и медленно ветшал, наступила эпоха без­умной приватизации. Весной 1989 года в помещении быв­шего храма Божия открыли ресторан «Мишкольц». Изна­чально задуманный как пре­стижное заведение с европей­ской кухней и изысканным сервисом, «Мишкольц» так и не сумел подняться выше уровня заурядной столовой. Единственным его отличием от других второсортных «ка­фешантанов» был благород­ный антураж бывшего хри­стианского собора.
В начале 90-х годов за­брезжил луч надежды на вос­становление исторической справедливости. Возрожде­ние Церкви в новой России не обошло стороной и Волог­ду. В июне 1993-го в област­ном центре был зарегистри­рован Римско-католический приход Успения Божией Ма­тери, который с первых дней своего существования начал работать над возвращением бывшего храма в лоно ка­толической общины. Одна­ко подобный поворот явно не входил в планы местных «приватизаторов». На словах отрекаясь от идейного на­следия коммунистов, ото­бравших храм у пастырей и паствы, на практике рефор­маторы первой волны не горели желанием «платить по счетам» своих предше­ственников. Здание костела продолжало переходить из рук в руки, приобретая все более сомнительную репу­тацию благодаря некоторым «камерным» помещениям, откуда по ночам раздавались характерные повизгива­ния…
Ситуация приобрела но­вые краски в 2010 году, ког­да владевшее зданием обще­ство с ограниченной ответ­ственностью «Мишкольц» было признано банкротом, и нежилое помещение по адресу: улица Галкинская, 37, выставили на торги. Лишь два года спустя быв­ший храм обрел нового соб­ственника, но вологодские христиане-католики и на этот раз остались в сторо­не. Сумма сделки, превы­сившая 20,3 миллиона руб­лей, оказалась общине не по карману. Победителем конкурсной продажи была признана никому не ведо­мая индивидуальная пред­принимательница, которая, по имеющейся информации, представляет интере­сы одного небезызвестного вологодского бизнесмена. И вот в этот момент веко­вая история глумления над христианским храмом при­обрела характер воинству­ющего святотатства. Поме­щение костела было сдано в аренду фирме, намерева­ющейся устроить здесь не центр культуры и искусств, который можно было бы ис­пользовать для религиозной службы (надо полагать, на нынешнем этапе это устро­ило бы и католическую об­щину); и даже не ресторан сравнительно приличного «мишкольцевского» форма­та, а ночной клуб и бар под названием «Тонга».
Возвращаясь к печальной истории английского мо­реплавателя Джеймса Кука, убитого дикарями непода­леку от архипелага Тонга, я нахожу в этом совпадении нечто символичное. Капи­тан Кук нес аборигенам крест христианской цивилизации, а они «в благодарность» раз­резали его на части, сожгли тело на костре и устрои­ли ритуальные танцы над останками.
Полуночные языческие пляски в бывшем христи­анском соборе, скорее все­го, обойдутся без кровавых жертвоприношений. Но это, пожалуй, единственное раз­личие…
«И вошел Иисус в храм Божий, и выгнал всех продающих и покупающих в храме..
И говорил им: дом мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников». (Евангелие от Матфея. Гл. 21:12-13)

Источник: Михаил Скляр
Автор: Михаил Скляр
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика