Алексей Мордашов: «Рыночные слухи не комментируем»


ТЭК, так же как и автопром, судостроение, строительная отрасль, остается ключевым клиентом «Северстали».ТЭК, так же как и автопром, судостроение, строительная отрасль, остается ключевым клиентом «Северстали».
На минувшей неделе сразу два ведущих деловых издания — «Коммерсантъ» и «РБК daily» — опубликовали интервью генерального директора ОАО «Северсталь» Алексея Мордашова, в которых он затронул стратегию развития компании, возможные перспективы консолидации российской металлургии, а также пояснил, почему «Северсталь» рассчитывает снова получить кредит правительства США, и рассказал о том, зачем подчиненные оценивают результаты его работы.
Ситуация на рынках не влияет на стратегию
В прошлом году «Северсталь» стала лидером по рентабельности в российской металлургии, опередив своих ближайших конкурентов. Сейчас отрасль снова оказалась в зоне турбулентности: рыночная конъюнктура цен не столь благоприятна. Более того, угроза второй волны разгорающегося в Европе кризиса делает неопределенными и перспективы спроса на металлопрокат. Все это не повод для того, чтобы «Северсталь» отказалась от стратегических планов, считает Алексей Мордашов. Хотя их коррекция не исключена.
«Наша программа имеет стратегический характер. Мы предполагаем, что будем реализовывать ее всю. Другое дело, что сроки реализации могут несколько сдвинуться, измениться в соответствии с обстоятельствами, в которых мы будем находиться. Ведь при реализации программы мы рассчитывали на собственное финансирование и не планировали существенно повышать уровень долга. Наши проекты по развитию активов дивизиона „Российская сталь“, по всем американским металлургическим активам практически реализованы. Сейчас самое главное — планы по развитию майнинга (горнодобывающего сегмента — прим. автора), и они остаются в силе. Конечно, они тоже зависят от того, как будет развиваться мир. Но пока мы считаем, что сырье будет востребовано», — отмечает глава «Северстали».
По словам Алексея Мордашова, пока не видно и причин для сокращения инвестиционной программы компании, оценивающейся на нынешний год в более чем 1,5 миллиарда долларов.
«Наша программа достаточно сбалансирована, хорошо управляема, и мы можем всегда маневрировать в зависимости от обстоятельств. Конечно, перед нами стоит серьезная задача правильно структурировать финансирование новых проектов в майнинге. Там есть большие проекты с большими капиталовложениями, где мы должны будем опираться в какой-то степени на заемное финансирование, может, привлекать внешних инвесторов на какие-то проекты», — сообщил Алексей Мордашов.
«Сделок по слиянию и поглощению не планируем»
Журналисты «Коммерсанта» и «РБК daily» попросили Алексея Мордашова прокомментировать появившуюся информацию о возможной консолидации «Северстали» с одной из российских металлургических компаний. Несколько месяцев назад эти слухи подогрел глава «Евраза» Александр Абрамов, заявивший, что не исключает возможности объединения с «Северсталью». В числе вероятных претендентов фигурировали также «Мечел» и Магнитогорский металлургический комбинат.
«У нас есть политика не комментировать рыночные слухи», — ответил Алексей Мордашов.
«В России металлургия уже достаточно высоко консолидирована, — продолжил глава „Северстали“. — У нас практически три игрока в плоском прокате. Учитывая размер нашей страны и ее географию, представить одного главного игрока, например, как в Германии или во Франции, трудно в связи с нашей дистанцией, необходимостью конкуренции и т. д. К тому же наши компании достаточно устойчивые, эффективные и самодостаточные. Как они будут развиваться, покажет жизнь. Наверное, в будущем консолидация возможна, но я не думаю, что мы должны ожидать какой-то суперактивности на этих полях сейчас».
Впрочем, на данном этапе «Северсталь» не планирует сколько-нибудь серьезных сделок по слиянию и поглощению. Более того, компания уже не управляет европейской Luchini, а также продала три из пяти американских активов. Перспективы роста «Северстали» Алексей Мордашов видит прежде всего в реализации инвестиционных проектов внутри России.
«Сейчас мы рассчитываем на органический рост, связанный с реконструкцией наших череповецких заводов. У нас одна большая инвестиция, направленная на увеличение объемов производства. Это завод в Балакове. Он должен быть запущен в будущем году. Никаких других активов, которые мы хотели бы построить заново, пока не планируем», — подчеркнул Алексей Мордашов.
Индийский интерес
Исключением могут стать быстро растущие азиатские рынки и, в частности, Индия — страна с низкой стоимостью производства и обеспеченная сырьем. Примерно два года назад «Северсталь» подписала с индийской государственной компанией NMDC соглашение о строительстве совместного предприятия по выпуску 3 миллионов тонн стали в год. Рассматривался вопрос и о приобретении уже готового металлургического предприятия в Индии с его последующей модернизацией. Однако, как посетовал глава «Северстали», за два года проекты в этой стране пока существенно не продвинулись.
«Любые планы роста будут реализовываться только тогда, когда мы будем уверены, что проблемы с землей, местными жителями, доступом к инфраструктуре и т. д. будут урегулированы», — отметил Алексей Мордашов.
Новая заявка на кредит
Ровно год назад ведущие мировые агентства и издания облетела сенсационная новость: правительство США готово выделить «Северстали» беспрецедентный кредит в размере 730 миллионов долларов. Причем на льготных условиях. Эти средства компания Алексея Мордашова обязалась направить на развитие производства автолиста, предназначенного американским же автопроизводителям. «Северсталь» прошла все необходимые процедуры и согласования. Однако, как считает большинство экспертов, в дело вмешалась большая политика. Представители Республиканской партии в высших эшелонах американской власти заявили о недопустимости предоставления финансовых ресурсов российской компании, и кредитное соглашение так и не было подписано.
«Несмотря на наши многочисленные запросы, мы до сих пор не получили детальных объяснений причин такого решения. Тем не менее мы исходим из того, что нам было отказано. Поэтому мы подали вторую заявку уже на меньшую сумму, соответствующую размеру инвестиций в эту конкретную линию. Это около 320 миллионов долларов... Сейчас мы снова проходим через процесс проверки. Надеемся, что на этот раз кредит мы все-таки получим», — так прокомментировал ситуацию Алексей Мордашов.
Выбор инвесторов
Кроме этого, в своих интервью Алексей Мордашов пояснил, почему «Северсталь» еще несколько лет назад вкладывала серьезные финансовые ресурсы в диверсификацию бизнеса — приобретение золотодобывающих активов, месторождений алмазов, урана и так далее, а сейчас начала активно от них избавляться.
«Мы услышали очень четкий сигнал от наших акционеров. Они хотели, чтобы мы все-таки оставались сфокусированными на наших корневых компетенциях — производстве стали и производстве сырья для ее изготовления. Потому что, как я понимаю, инвесторы хотят сами выбирать портфель инвестиций. Они не хотят, чтобы мы, условно менеджеры „Северстали“, делали за них выбор, наполняя содержание акций компании разными бизнесами. Они хотят, чтобы „Северсталь“ была металлургической компанией, а золото, если они захотят, купят отдельно, никель — отдельно... Поэтому мы приняли решение отделить золото и продать другие непрофильные проекты», — пояснил Алексей Мордашов.
Почему работу Алексея Мордашова оценивают подчиненные
«Для стальных компаний, где технологии и продукты легко копируются, не существует конкурентных преимуществ, которые можно один раз создать и иметь навсегда. С другой стороны, мы видим, что есть компании, которые демонстрируют успешность десятилетиями. Значит, есть возможность создать бизнес-систему, которая будет давать конкурентные преимущества, некую уникальную модель ведения бизнеса, присущую только „Северстали“. Мы рассмотрели элементы цепи создания стоимости и определили десять основных проектов повышения эффективности, начиная с безопасности труда и клиентоориентированности и заканчивая сделками по слияниям и поглощениям и управлением инвестиционными проектами. И по этим направлениям идет постоянное совершенствование», — так определяет конкурентные преимущества компании Алексей Мордашов.
Между тем, по его словам, ключевым звеном бизнес-модели «Северстали» по- прежнему остаются люди.
«Именно поэтому мы уделяем особое внимание развитию наших сотрудников. Например, у нас есть система оценки »360 градусов". Каждый сотрудник каждый год оценивается подчиненными, начальником и коллегами. В том числе и я каждый год оцениваюсь своими подчиненными, обсуждая свои успехи и недоработки. Но так как у меня нет начальников, оценку сверху мне делает совет директоров. В целом наша бизнес-модель очень простая. Мы должны уметь производить по низким издержкам и продавать по высокой цене«, — подчеркнул глава «Северстали».
«По итогам прошлого года мы показали самую высокую маржу среди российских сталелитейных компаний, первый квартал закончили лучше многих и надеемся в дальнейшем быть самыми эффективными среди конкурентов. Кроме того, у нас самый низкий среди российских металлургических компаний долг. Мы считаем это очень большим преимуществом, потому что это банально необходимо, чтобы выжить в период нестабильности мировой экономики. Надо быть готовыми ко всему. Мы хотим быть устойчивыми к колебанию цикла. И второе направление — мы будем улучшать коммуникации с инвесторами, объяснять им наши намерения, делиться нашими планами», — так обозначил вектор движения «Северстали» на предстоящую перспективу Алексей Мордашов.
Автор: Алексей Третьяков
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика