Мутные воды

Практически каждый вологжанин платит за воду, пользоваться которой нельзя. Изменить эту ситуацию крайне затруднительно.

По ГОСТу вода из-под крана должна быть питьевой, а не грязной. | Фото Ольги Мизиной

«Каждый раз, когда в моем районе происходит авария на водопроводных сетях и отключают воду, я замечаю, что после устранения неполадок из крана начинает течь нечто коричневое, — рассказывает вологжанка Алена Муромцева. — Приходится долго спускать воду, пока она не становится нормального цвета. Однажды вода шла прямо с песком и мелкими камешками — в ванне остался осадок... Бывает, приходится пропускать по две ванны воды, чтобы можно было без опаски мыться. Но пока желто-коричневая вода льется, счетчик ее все равно считает...»

Когда «Премьер» решил разобраться, кто и каким образом должен фиксировать «излишки» грязной воды, и можно ли получить за нее перерасчет, управляющие организации и МУП «Вологдагорводоканал» согласились, что теоретически перерасчет правомерен, но вот на практике, как оказалось, все намного сложнее.

По капле

Ржавая или загрязненная вода появляется в квартирах вологжан периодически и протекает по-разному. В некоторых случаях она перестает быть желтой через минуту-другую, в других люди вынуждены ждать гораздо дольше. Многие на себе испытали, что после аварий нельзя запускать работу стиральной машины — белье чище не станет, а может, наоборот, пострадать, как и механизм машины. Между тем даже за желтую и коричневую воду, которой нельзя пользоваться, вологжане исправно платят деньги.

В переводе зря набранных литров в рубли убыток получается вроде бы небольшой. Посчитаем сами. Кубометр воды (1000 литров) стоит в Вологде около 20 рублей. «Утекает» в трубу от нескольких литров до двух ванн.

Одна ванна вмещает порядка 180 литров, или 0,18 кубометра, две ванны — чуть больше трети кубометра, в деньгах — примерно 7 рублей. Но если учесть, что подобные утечки происходят периодически и не у одного человека, а у целого микрорайона или даже нескольких районов города, с периодичностью как минимум раз в месяц, то общая сумма «сверхприбыли» впечатляет уже больше.

В такой ситуации можно провести аналогию с сотовыми операторами: абонент замечает, что какие-то копейки в его счете не сходятся, но не пытается бороться за малые суммы — а в масштабе региона и округа «набегают» суммы с многими нулями.

Предъявите вашу воду

«С одной стороны, потребители не должны оплачивать воду, которой нельзя пользоваться, с другой — как сделать подобный перерасчет? — рассуждает директор „Вологодской управляющей компании“ Александр Баскаков. — Осенью и весной мы регулярно чистим фильтры — они бывают забиты грязью и ржавчиной. А откуда может взяться ржавчина в таком количестве, если у нас пластиковые разводы? Между тем в новых домах, которые находятся у нас на балансе, новые пластиковые трубы за год изнутри приобретают все оттенки желтого и коричневого. Но мы не можем предъявить претензию „Водоканалу“, так как очень сложно доказать, что стало причиной ухудшения качества воды — наши или их сети».

Директор одного из крупных вологодских ТСЖ еще меньше уверена в успехе. «Чтобы составить акт, нужно посмотреть, сколько именно воды плохого качества, то есть собрать ее всю в различную тару, — поясняет она. — А затем нужно провести анализ этой воды, чтобы определить, что именно ее загрязняет, но за чей счет проводить анализ — непонятно. Опять же, желательно, чтобы желтая вода набиралась в тару собственника жилья в присутствии представителя управляющей организации — вдруг человек сам загрязнил воду и песок сам принес? Кроме того, если в доме трубы заменены на пластиковые, не новые, то доказать, что на качество воды повлияли ремонтные работы, а не состояние труб, вообще невозможно. Думаю, лучше заплатить эти небольшие излишки».

«Однажды я попыталась позвонить в аварийную службу управляющей компании, когда потекла коричневая вода — мне ответили, чтобы я ее просто пропустила и что ничего страшного в этом нет, — рассказывает Алена Муромцева. — Понятно, что никто по моему зову не прибежит смотреть — ведь это не авария, требующая немедленного реагирования. Опять же, когда я прихожу с работы и вижу, что вода поменяла цвет, рабочий день управляющей компании уже закончился, так что вызвать кого-то, кто правомочен составлять какие-либо официальные бумаги, нереально».

«Вологдагорводоканал» и управляющие компании давно спорят, по чьей вине вода становится такой. | Фото Алены Муромцевой

Плавали — знаем

«Практика такова, что сделать с некачественной водой пока ничего нельзя, — говорит директор одной из крупнейших в городе управляющих компаний на условиях анонимности. — Если потребитель и управляющая организация захотят добиться перерасчета за некачественно оказанную услугу у „Водоканала“, „Водоканал“ затребует такое количество документов, что человек просто отступится». У компании есть опыт борьбы за права потребителей — но назвать его позитивным нельзя.

«Когда в квартирах текла ржавая вода, мы вызывали СЭС, которая взяла воду на анализ и сделала вывод, что вода не соответствует нормам, — рассказывает он. — Но „Водоканал“ заявил, что пробы были взяты без него и не в том месте, в каком нужно — добиться ничего не удалось...» Между тем, как говорит наш собеседник, попытки привлечь специалистов «Вологдагорводоканала» к составлению актов о некачественно оказанных услугах тоже не увенчиваются успехом. «К примеру, человек приходит домой, у него слабый напор воды. Он вызывает „Водоканал“ — к нему не едут, так как договор подписан с управляющей компанией, а не конкретным потребителем, — делится опытом директор УК. — Компания дает человеку доверенность — все равно к нему не едут... Тогда уже мы самостоятельно составляем акт — но суд эту бумагу не принимает...»

По мнению директора данной управляющей компании, вологжанам необходим новый договор с «Вологдагорводоканалом» — тот, в котором было бы учтено, как составляются акты о некачественно оказанной услуге, дана возможность потребителю контролировать деятельность ресурсоснабжающей организации, а также где были бы тщательно проработаны критерии, по которым оценивается качество воды. «По ГОСТу мы платим за поступающую в квартиру из водопровода питьевую воду, — возмущается он. — А на деле пить такую воду нельзя, независимо от того, какого она цвета. Но старые договора ничего этого не учитывают, Жилищный кодекс и другие нормативные документы собственнику жилья тоже пока не помогают».

Тщательная фильтрация

Между тем в ресурсоснабжающей организации ни словом не обмолвились, что в общении с управляющими организациями по поводу воды ненадлежащего качества есть какие-то сложности. Исполнительный директор МУП «Вологдагорводоканал» Андрей Чекрышов посоветовал вологжанам, столкнувшимся с проблемой желтой и коричневой водопроводной воды, обратиться в управляющую организацию, чтобы зафиксировать факт некачественной услуги. «Наша организация отвечает за наружные сети, — говорит он. — После проведения аварийных работ обязательно проводится промывка и контрольный анализ. Управляющие компании на своих сетях должны делать то же самое, в противном случае они не могут гарантировать потребителям качество услуги».

Андрей Валентинович пояснил, что собственник жилья, столкнувшийся с проблемой некачественной водопроводной воды, должен обратиться с соответствующей претензией в управляющую организацию, а та, если считает, что проблема возникла не по ее вине — в «Вологдагорводоканал». «Если к нам обращаются управляющие компании, мы выезжаем на место, берем пробу воды на границе наших и их сетей, а также, если требуется — в конкретной квартире», — сообщил Андрей Чекрышов.

В Вологде есть дома, в которых установлены специальные фильтры, повышающие качество водопроводной воды. Платят за их эксплуатацию собственники жилья, хотя и не без недовольства: если бы в городе вода была так хороша, как следует из различных бумаг, дорогостоящее оборудование не понадобилось бы.

В 2011 году Управление Роспотребнадзора по Вологодской области рассмотрело 57 обращений граждан о качестве питьевой воды и услугах водоснабжения в целом.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика