Расследование «КП»: Улетевшего из тюрьмы на вертолете зека на воле ждали миллионы? Часть 2

«КП» продолжает делиться подробностями побега с помощью вертолета, который совершил приговоренный к 24 годам Алексей Шестаков. В прошлом номере мы объяснили, откуда у заключенного могли появиться деньги на реализацию дерзкого плана. А сегодня расскажем о самом побеге и о том, как удалось поймать преступника.

ВОСЕМЬ К ДВУМ

То, что Алексея Шестакова поймали, — случайность и закономерность одновременно. Закономерность, потому что правоохранительные органы сработали как хорошо настроенный мотор. Полиция, ФСБ, спецназы всех ведомств — все вышли на улицы. Служба исполнения наказаний подняла на поиски беглеца всех свободных от вахты. А местное управление Следственного комитета моментально развернуло 20 штабов в семи районах. Силовики прошлись по области бреднем с такой мелкой ячеей, что ускользнуть было нелегко. Но все-таки возможно. Буквально накануне побега на Вологодчине прошли учения как раз на тему поимки беглецов. По легенде десять заключенных сбежали из спецвагона со станции Бакланка. Роль зеков выполняли спецназовцы. Восьмерых поймали. Но двое-то ушли.

У Шестакова были все шансы повторить подвиг этих двоих. «Ниссан», в котором он ехал, преодолел два кордона. Оба раза у водителя проверяли документы, а пассажира сзади не заметили. Только на третий раз от рецидивиста отвернулась удача.

Беглец бросил машину на въезде в Грязовец.
Беглец бросил машину на въезде в Грязовец.

ПЯТЬ СЕКУНД НА ВЫСТРЕЛ

Мобильный телефон Шестакова зазвонил, когда вертолет оторвался от площадки в Ирме. Сергей Едемский сообщил: все в порядке, гости на борту. Спрятавшись в спортзале, беглец начал обратный отсчет. В зоне только что прошла проверка, заключенных развели на работу. На плацу, откуда Шестаков собирался взлетать, не было никого.

Беглец четко объяснил подельникам, что ориентироваться нужно на железнодорожный мост. Но ждать пришлось на 15 минут дольше. Соседняя, 12-я колония также расположилась около моста, и сидевшие в салоне добровольные помощники поначалу указали пилоту именно это учреждение. Машина зависла над плацем, но, кроме охранников, растерянно снующих взад-вперед, не было никого. Татьяна Важалина даже написала Шестакову SMS: «Мы заблудились». Но адресат прочитал послание только потом. Вертолет тем временем поднялся, пассажиры сообразили, что ошиблись мостом, и план с небольшим запозданием вступил в заключительную фазу. Заслышав шум винтов, Шестаков метнулся в центр плаца и пристегнулся к спущенному тросу карабином.

— Я был в своем кабинете, — рассказывает «КП» исполняющий обязанности начальника колонии Николай Широгоров, — вдруг звонок. Из дежурной части докладывают: «Предположительно побег с помощью вертолета». Меня пот прошиб. Не может быть, думаю. Ведь никто так и не разглядел, что поднял вертолет. То ли человека, то ли какой-то сверток. Мы быстро собрали на плацу всех. Все цеха вычистили, бараки. И за несколько минут поняли: не хватает Шестакова.

Я стою посредине плаца и осматриваюсь вокруг. Как ни странно, это идеальное место для вертолетной эвакуации. Центр не видно ни с одной из наблюдательных вышек. Часовые контролируют только зону за периметром, стены с колючей проволокой и подходы к ним простреливаются до сантиметра. А главная площадь этого невеселого городка закрыта от них бараками, цехами и другими строениями.

Подлетающий вертолет первой заметила прапорщик Анна Шлейник. Сорокалетняя женщина уже многие годы дежурит с «калашниковым» на вышке, но зависшую над территорией винтокрылую машину видела, наверное, впервые. Она доложила в дежурную часть, а когда Шестаков на тросе поднялся над крышами, вскинула автомат. Мишень она видела в течение пяти секунд. Дала очередь, но не попала. Я бы дал ей орден — за то, что не стала стрелять в вертолет. Если бы он рухнул на бараки, этот материал был бы совсем о другом. Но, как объяснил мне Николай Широгоров, по летательным аппаратам стрелять она не имела права. Есть, оказывается, и такая инструкция.

Пули полицейских пробили «Ниссану» бампер и заднее левое колесо.
Пули полицейских пробили «Ниссану» бампер и заднее левое колесо.

СПАСАЛИ ТОНИРОВАННЫЕ СТЕКЛА

Пролетев около пяти километров, вертолет снизился, принял беглеца на борт и снова взлетел. Троица планировала добраться до границы Вологодской и Ярославской областей. Как позже на допросе заявил сам Шестаков, там их ждали две заказанные машины и даже снегоход — на всякий случай. Правда ли это, узнать, наверное, не удастся никогда. План беглецов нарушил вертолет Газпрома, который взмыл неподалеку, выполняя свои обычные производственные функции. Беглецов накрыла паника: «Все, это за нами, нас будут сбивать». И, предпочтя не искушать судьбу, решили приземлиться на окраине Вологды.

Круг на пересечении Окружного и Пошехонского шоссе. В это время, в начале 10-го утра, машин здесь битком. Но когда на пустыре у самой дороги снизился, а потом снова набрал высоту вертолет, для многих это стало лишь минутным развлечением. Наверное, позже, когда в новостях побег стал новостью номер один, они вспомнили, что воочию видели беглецов.

На круге троица разделилась. Добровольные помощники Татьяна Важалина и Александр Русаков поймали такси и направились в центр города. Шестаков пошел пешком к ближайшим высотным домам. Он позвонил водителю Олегу и приказал ждать его у подъезда.

— Поедем в Ярославль, — скомандовал заключенный.

— Я не знаю дорогу, — взмолился водитель, — только до Грязовца ездил.

— Хорошо, поедем туда, — согласился Шестаков.

От Вологды до Грязовца — 50 километров. Это граница Вологодской и Ярославской областей. Дороги были перекрыты, потому что стражи порядка тормозили все без исключения машины, и на трассах образовались пробки. Даже в автобусах и маршрутках проверяли документы у пассажиров, сравнивая их лица с ориентировками. Но «Ниссану» удавалось проскакивать. Помогали задние стекла, затянутые плотной тонировкой. Шестаков ложился на сиденье, а полицейские ограничивались только проверкой документов водителя. И только в Грязовце, в нескольких километрах от промежуточной цели, проверяющие впервые решили заглянуть на заднее сиденье.

Шестаков взлетел прямо из центра плаца - оттуда, где сейчас стоит ведро.
Шестаков взлетел прямо из центра плаца — оттуда, где сейчас стоит ведро.

ПЬЯНЫЙ, А СПИРТНЫМ НЕ ПАХНЕТ

Вычислил Алексея Шестакова и защелкнул на его руках наручники Алексей Корольков, помощник оперативного дежурного грязовской колонии-поселения № 6.

— У меня в тот день был выходной, — рассказал он «КП». — Сижу дома, никого не трогаю. И тут — тревога. Минут за 15 собрались в колонии. Нас распределили, мы вместе с Сергеем Кабановым, инспектором из нашей колонии, а также двумя бойцами вневедомственной охраны отправились на точку. Это где-то в километре севернее границы города. Часа полтора стояли, проверяли авто. А потом подошли сразу три машины. Первая — темно-синий «Ниссан Альмера». Водитель вышел, протягивает права. А задние стекла затонированы. Открываю заднюю дверь, а там пьяный мужик лыка не вяжет. Но спиртным не пахнет. Мне это сразу показалось подозрительным. «Документы», — говорю. А он вообще спящим прикинулся. Отрубился, дескать. Мы попытались его растолкать. И тут он вскочил, хмеля как не бывало. В руке что-то типа чеки. «Дайте мне спокойно уйти, — говорит, — иначе всех взорву». Потом еще и пистолет выхватил. Мы отбежали, а он перебрался на переднее сиденье и по газам. Ребята-полицейские открыли огонь, пробили колесо. Но он все равно быстро уехал. Мы вскочили в машину и за ним.

Погоня продолжалась минут десять. Через километр, прямо у знака «Грязовец», Шестаков бросил машину и побежал в гаражи. Когда подъехали преследователи, Шестаков обернулся, сделал несколько выстрелов, перемахнул через прутья невысокого забора и бросился к станции техобслуживания автомобилей. Двери были заперты. Во дворе стоял «УАЗ Патриот» с водителем внутри. Беглец дернул за ручку, но двери оказались заперты. Да и водитель резко рванул с места. Шестаков кинулся вправо, влево, но бежать было некуда. «Лежать», — раздалось над его ухом. Беглец подчинился и привычным движением завел руки за спину.

— Так получилось, что наручники были только у меня, — продолжает Алексей Корольков. — Я подошел и защелкнул их на его руках. Помню, его трясло — то ли от холода, то ли от нервов. Я спросил: «Кто ты?» «Шестаков я, — говорит. — Закурить дайте». Мы не дали. Обойдется.

Во время перестрелки беглец получил касательное ранение правого бока. Сразу после задержания его отвезли в больницу, но в приемном покое сказали, что никакой угрозы для жизни травма не представляет. Как выяснилось, Шестаков отстреливался пневматическим пистолетом — тем, что стреляет металлическими шариками. Правда, внешне от «макарова» его не отличить. Да и хлопки выстрелов были довольно громкими. А гранаты оказались дымовыми — для игры в пейнтбол. Позже в Санкт-Петербурге, в квартире добровольной помощницы Татьяны Важалиной, нашли визитку интернет-магазина. Продавец, взглянув на фотографию женщины, сразу заявил: именно Важалина забирала и трос, и пистолет, и гранаты.

Кстати, личность Татьяны Важалиной удалось вычислить быстро. Дело в том, что она оставила в машине сумку, в которой был ее паспорт. Ее и Александра Русакова задержали неподалеку от станции Дикая. Они доехали до нее на электричке и шли пешком на череповецкую трассу. Видимо, они хотели на попутках добраться до Санкт-Петербурга. Однако их заметил проезжавший по дороге ветеран МВД. Он сообщил о подозрительных людях в милицию, и выехавший наряд задержал добровольных помощников беглеца.

ДВА ВАРИАНТА

Сейчас шумиха, казалось бы, утихла. Но главный разбор полетов, судя по всему, еще впереди. И дело даже не в дерзости побега, а в том, как Шестакову удавалось руководить процессами на воле, находясь за колючей проволокой.

— В ходе поиска преступника правоохранительные органы сработали очень хорошо, — говорит руководитель Следственного управления СКР по Вологодской области Эдуард Зайнак. — Но теперь надо разобраться, что же происходило в колонии, почему там у каждого второго есть мобильные телефоны. Мы возбудили несколько уголовных дел в отношении бывшего замначальника колонии. Но мне кажется, необходимо провести ревизию всего этого хозяйства.

Похоже, во ФСИН это прекрасно понимают. Во всех колониях Вологодской области сейчас идут масштабные проверки, а в других регионах ужесточается порядок досмотров заключенных (смотри «Официально»). Сам же «виновник торжества» Алексей Шестаков сейчас спокойно дает показания. Рассказывает, кто и как ему помогал, кому он давал взятки и за что. Единственное, о чем он упорно молчит, — куда и зачем бежал. Кого бы я ни спрашивал об этом, все только пожимают плечами. Но мне кажется, возможны два варианта. Либо Шестакова где-то ждет счет с кругленькой суммой, которая помогла бы ему исчезнуть навсегда, либо главной его целью был сам отрыв. Может быть, он все поставил на карту, потому что только так человек, который провел 19 из 36 лет за решеткой в роли «опущенного», может доказать самому себе, что он чего-то стоит.

Схема побега из колонии № 17
Схема побега из колонии № 17

ОФИЦИАЛЬНО

Мобильные в зонах изымают тысячами

— Проблема незаконного оборота мобильных средств связи в колониях родилась не вчера, — сказал «КП» начальник пресс-бюро ФСИН России Александр Кромин. — Борьба с этим ведется все последние годы во всех исправительных учреждениях страны. В 2011 году изъято более 27 тысяч телефонов. Осужденных наказываем, сотрудников, которые заносят телефоны в колонии, привлекаем к ответственности, в том числе уголовной. Только по Вологодской области было возбуждено 7 уголовных дел против сотрудников. Но надо признать, что телефоны в места лишения свободы продолжают заносить. И кроме сотрудников, готовых порой за тысячу рублей пронести телефон, симку, зарядное устройство, это делают родственники и знакомые осужденных. В прошедшем году за передачу либо попытку передачи осужденным запрещенных предметов задержаны более 7800 граждан.

Кроме постоянной работы по изъятию телефонов, пресечению каналов их попадания в колонии, мы постоянно ищем решение вопроса в целом. В том числе и техническими средствами. Пробовали использовать аппаратуру, подавляющую сигнал. Но тут же столкнулись с проблемой: жители соседних с колониями домов жаловались на проблемы со связью. Кроме того, эта аппаратура очень дорогая, но она не обеспечивает полного подавления сигнала. Так что технического решения проблемы не найдено. Пока.

В ТЕМУ

Авиаторов накажут штрафом

Готовя этот материал, я пытался встретиться с руководителями Вологодского авиапредприятия. Но меня даже на порог не пустили. А между тем если не к летчику, то к его начальникам есть немало вопросов. Садясь в самолет, мы даже обувь снимаем, проходя через службу безопасности. А тут вертолет подбирает пассажиров в поле, не заботясь о том, кто они и что у них с собой. В данном случае все более или менее обошлось. Но ведь это могли быть и террористы. Что, если бы они загрузили машину взрывчаткой и направили ее в наполненное людьми здание?

— Не было ли в случае с Шестаковым какого-то нарушения правил авиационной безопасности? — спросил я Эдуарда Зайнака, руководителя Следственного управления СКР по Вологодской области.

— Сейчас этот вопрос изучается, — ответил он, — по всей видимости, нарушение имело место. Нужно только оценить его в процессуальном плане.

Когда я вернулся из Вологды, меня нагнало сообщение о том, что Вологодская транспортная прокуратура выявила на авиапредприятии нарушения правил оформления заявок на полеты и предполетного досмотра пассажиров. Возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 ст. 11.3.1 КОАП (непринятие мер по недопущению проникновения на борт воздушного судна лиц, не прошедших досмотра). Наказание, предусмотренное по этой статье, — штраф от 10 до 50 тысяч рублей.

Автор: Владимир Демченко
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика