Расследование «КП»: Зека, улетевшего на вертолете, на воле ждали миллионы?

Побег осужденного Алексея Шестакова из вологодской колонии на вертолете 22 марта остается одной из самых обсуждаемых детективных историй последнего времени. Как удалось реализовать такой умопомрачительный план? Откуда у заключенного, 12 лет проведшего за решеткой, сотни тысяч или даже миллионы рублей? Куда и зачем бежал Шестаков? Чтобы ответить на эти вопросы, корреспондент «КП» отправился в Вологодскую область и первым из журналистов побывал в колонии, которую «прославил» беглец.

Алексей Шестаков на зоне зарабатывал столько, что мог позволить себе дерзкий побег.
Алексей Шестаков на зоне зарабатывал столько, что мог позволить себе дерзкий побег.

НЕ КОЛОНИЯ, А ПИОНЕРСКИЙ ЛАГЕРЬ

Массивная дверь из железных прутьев гулко захлопывается за моей спиной. Я на территории колонии № 17 в поселке Шексна, откуда месяц назад улетел Шестаков. Мы идем к плацу, месту построения осужденных во время общего сбора. С самого центра плаца и взмыл в небо беглец. Исполняющий обязанности начальника колонии Николай Широгоров ведет меня, как экскурсовод по Эрмитажу. Вот церковь, вот столовая, а вот хоккейная коробка. Есть даже бильярдная и досуговый центр, где зека рисуют, лепят и строгают. Ощущение такое, что это не колония, а пионерский лагерь. Правда, это чувство пропадает, когда мимо строем проходят здоровенные мужики в черных телогрейках. Недобрые взгляды исподлобья напоминают, что пионеров здесь нет: 17-я колония собрала только рецидивистов.

Заходим в барак. Второй этаж, пятый отряд, двадцатое звено. «Палата» квадратов в 50 забита двухъярусными железными койками. Навстречу по узкому проходу — высоченный зек в телогрейке. Он здесь вроде дневального.

— Расскажите, что за мужик этот Шестаков? — спрашиваю я.

Дневальный опускает взгляд и отрицательно мотает головой.

— О нем здесь никто не будет рассказывать, — говорит Николай Широгоров. — Потому что, как это у них говорится, западло.

Начальник колонии указывает на койку, где до побега спал Шестаков. Она вторая от двери. И я понимаю, что хочет сказать Широгоров. Авторитеты на таких местах не селятся.

БЕЗОПАСНОЕ МЕСТО

Неудавшийся беглец Алексей Шестаков — младший в большой семье. У него четыре сестры и брат. Впервые на зону он попал в 15 лет за кражу. Правда, за спиной у него уже был условный срок за хулиганство. Так что парень получил сразу семь лет. Три из них перекантовался в колонии для малолеток, оставшие­ся — на обычной взрослой зоне. После этой отсидки Леха стал для обитателей зоны изгоем.

— Я слышал, кто-то Шестакова чуть ли не авторитетом называл, — говорит мне Алексей Баранов, замначальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Вологодской области. — Мол, деньги он из воровского общака взял. Так вот, докладываю. Заключенный Шестаков — он скорее наоборот. У него низкий социальный статус. Если использовать воровскую терминологию — «обиженный» или «опущенный». Насколько мне известно, это произошло без сексуального контакта. Но сути это не меняет.

Приобрести низкий социальный статус на зоне можно по-разному. Например, докурить окурок за «опущенным» или поесть из его посуды. А уж если «стучишь», то в «обиженные» прямая дорога. Хорошо, если жив останешься. Это клеймо на всю жизнь. Людей с низким социальным статусом на зонах много. Например, в колонии № 17 из 1,5 тысячи заключенных таких больше 400.

Второй срок Шестакова в некотором роде связан с этим самым низким статусом. Через год после освобождения он убил Виталия Бобракова, который якобы имел отношение к его «обиде» (подробности — в рубрике «Кстати»).

— Первые пять лет он отбывал во Владимирском централе, — рассказывает Николай Широгоров, — потом попал сюда же, в Шексну, но в 12-ю колонию. Там ему, судя по всему, жилось несладко. В деле чуть ли не через строчку — «б/м» да «б/м».

— А что это? — интересуюсь я.

— Это значит «безопасное место». Когда возникает опасность для жизни заключенного, его помещают в безопасное место, до тех пор пока угроза не минует. Так что, похоже, прессовали его там сильно. А сюда, в 17-ю, он попал два года назад, когда начали разделять перворазников и рецидивистов.

Татьяна Важалина и Александр Русаков помогали беглецу из любви к искусству и в надежде обогатиться.
Татьяна Важалина и Александр Русаков помогали беглецу из любви к искусству и в надежде обогатиться.

БИЗНЕС ИЗ-ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКИ

Если бы в Голливуде еще не сняли «Побег из Шоушенка», сценарий можно было бы писать с Шестакова. С помощью мобильного телефона ему удалось найти деньги и помощников, заказать вертолет и даже снегоход, который, как выяснилось, ждал его за сотню километров от колонии. В багажнике машины, в которой взяли Шестакова, нашли 90 тысяч рублей и полторы тысячи долларов. Он заказал вертолет за 85 тысяч, раздал по 20 тысяч рублей не посвященным в дело помощникам. Еще 2 миллиона обещал посвященным. Блефовал? Сейчас следствие склоняется к мнению, что двух миллионов у Шестакова нет. А изъятые наличные ему одолжил брат. Но что-то подсказывает мне: возможно, деньги — и много — у Шестакова все-таки есть. К ним-то он и летел, качаясь на тросе и слушая рев вертолетных винтов.

С Александром Шестаковым, братом беглеца, мы смотрим фрагменты допроса Алексея. Сеанс проходит в моем гостиничном номере. Александр приехал на встречу на суровом черном «Мерседесе». Он бизнесмен, у него несколько небольших строительных фирм. Когда заключенному на экране задают вопрос «Помогал ли вам брат?», Александр просто влипает в экран. И откидывается в кресле, услышав: «Нет, брат ничего не знал».

— Да, это я дал ему деньги, — нехотя рассказывает Александр, — 300 тысяч. Но не на побег, конечно. Он сказал, что есть возможность провернуть сделку с квартирой. Дескать, человек задолжал кому-то и собирается ее продать. Выкупаем долг, и квартира наша. У меня даже сомнений не было. Потому что я и раньше давал ему деньги на такие операции. И всегда мы выходили с прибылью.

Койка Алексея Шестакова - вторая от двери. Но в отряде он появлялся нечасто. Даже ночевал «у себя» в спортзале.
Койка Алексея Шестакова — вторая от двери. Но в отряде он появлялся нечасто. Даже ночевал «у себя» в спортзале.

— И много он таких сделок провернул? — спросил я.

— Ну, не знаю, — замялся брат, — я участвовал еще в двух.

Я не верил своим ушам. На свободе люди не знают, как свести концы с концами. А тут заключенный из-за решетки проворачивает дела на сотни тысяч! И по глазам брата было видно, что три упомянутые сделки — далеко не все. Уже позже я узнал, что на некоторые из них даже обращали внимание сотрудники УБЭПа. Потому что Шестаков-младший умудрялся выдавать своим помощникам несколько доверенностей. Получал деньги, а доверенности отзывал.

В колонии Алексей Шестаков отвечал за порядок в спортзале. Это небольшое помещение с десятком тренажеров. Рядом — душевая, туалет и глухая каморка без окон и дверей. Следствие уже установило, что Шестаков довольно редко появлялся в отряде. Он практически жил в этой каморке, разрабатывая планы и схемы. Брался за все, до чего мог дотянуться. Например, спортзал был отремонтирован за счет организованного Шестаковым «пула предпринимателей». Заключенный умудрялся поставлять в колонию стройматериалы, торговал ими, а также другими товарами. Его контрагенты и не подозревали, что партнер пребывает в местах не столь отдаленных. Например, Михаил Шишелов, заключивший для него договор на аренду вертолета, — это предприниматель, выпускающий жалюзи. Они были знакомы около трех лет, Шестаков организовывал для бизнесмена заказы, а последний только после побега узнал, с кем имел дело.

ДАРЫ ЗА ПОКРОВИТЕЛЬСТВО

Еще одна статья дохода — телефонное мошенничество. Это когда вам приходит SMS о выигранном «Порше»... Или просьба перевести деньги, потому что сына забрали в полицию... Такие аферы в 17-й колонии, как и в других, до последнего времени были весьма распространены.

— К нам постоянно обращались из полиции, — честно рассказывает замначальника вологодского УФСИНа Алексей Баранов, — люди жаловались на мошенников, а когда «пробивали» номера, выяснялось, что ниточки ведут в колонию. В ноябре прошлого года мы провели широкомасштабную операцию. Во всей 17-й колонии был проведен обыск. Изъято более 20 мобильных телефонов. По итогам замначальника колонии по оперативной работе Александр Белоликов был отстранен от должности. А сейчас, после побега, в отношении него возбуждено уголовное дело.

У Алексея Шестакова телефон в ноябре не нашли, и для его бизнеса мало что изменилось. Занимался ли он телефонным мошенничеством? Мне кажется, он не мог упустить такую возможность. Знавшие Шестакова отмечают его общительность и умение втереться в доверие. Как раз эти качества помогают заключенным разводить свободных людей.

«Деньги у меня были, — сказал Шестаков на допросе, — и на зоне, и за ее пределами». В мае прошлого года Шестаков заплатил 10 тысяч рублей тому самому замначальника колонии Александру Белоликову, который помог снять его с учета как лицо, склонное к побегу. Это ослабило контроль — склонных к побегу проверяют каждые два часа. Тому же Белоликову оборотистый зек преподносил подарки за общее покровительство. В частности, жалюзи в квартиру, которые установил тот самый предприниматель Михаил Шишелов. Сейчас Белоликов арестован и ждет суда. В том числе и за эти жалюзи.

Кстати, Шестаков числился еще на двух учетах: как склонный к членовредительству и к нападению на сотрудников колонии.

— Заключенные ставятся на эти учеты по данным психологов и оперативных сотрудников, — объясняет зам­начальника УФСИНа Алексей Баранов, — и снятие его с учета как склонного к побегу, конечно, было незаконным. Но надо понимать, что, даже если бы Шестаков оставался на учете, это не помешало бы сделать то, что он сделал. Да, контроль был бы жестче, проверяли бы его чаще. Но все равно у него была бы возможность звонить по телефону. В данном случае была провалена оперативная работа. Никто не уловил даже малейших признаков подготовки к побегу. И в этом главный просчет.

На допросе Шестаков говорил, что ему нужно было в Москву. Может быть, где-то там в столице его ждали миллионы и новые документы?

ПОЛЕЗНЫЕ ЗНАКОМСТВА

— Значит так, Важалина и Русаков приехали из Питера на такси. Здесь их подобрал Олег и отвез на съемную квартиру. — Сергей Королев, старший следователь по особо важным делам Следственного управления СКР по Вологодской области, чертит линии на чистом листе. Он распутывает это дело уже месяц, и без бумаги ему трудно объяснить связи, которые задействовал Шестаков для своего побега.

Олег — это водитель, которого Шестаков использовал втемную. А жители Санкт-Петербурга Татьяна Важалина и Александр Русаков — сообщники. Именно они заставили пилота вертолета зависнуть над колонией.

Важалина познакомилась с Шестаковым по телефону. Она нигде не работает, отсидела за наркотики и перебивалась чем придется. Около года назад она выпивала в какой-то компании, когда соседу позвонил Шестаков. Обсудив дела, заключенный поинтересовался, чей это девичий голос рядом, и попросил передать даме трубку. Разговорились, подружились, созванивались чуть ли не каждый день.

Что заставило Важалину рискнуть всем? Трудно сказать. Может быть, тот миллион, который заключенный посулил в случае благополучного исхода дела. Сергей Королев считает, что не только это. В то время как ее знакомый Русаков шел на дело исключительно из-за денег, Важалина была преисполнена некой романтики. Ей очень хотелось провернуть столь дерзкую комбинацию. Да и виды на смельчака с приятным голосом она, наверное, имела. Водитель Олег попал в эту компанию случайно и о побеге не знал ничего. По крайней мере доказательств обратного у следствия пока нет. За 4 дня до побега у Олега зазвонил телефон.

— Говорят, ты парень хороший, — вкрадчиво начал Шестаков, — делаешь что скажут и лишних вопросов не задаешь.

Олег ответил утвердительно. И за следующие дни он выполнял поручения, которые должны были его как минимум насторожить. Он получил от Александра Шестакова, брата заключенного, пакет с 300 тысячами рублей. 20 тысяч взял себе — за работу. Некоторую сумму истратил на съем квартиры в Череповце, а 85 тысяч отвез Михаилу Шишелову на аренду вертолета. Затем Олег встретил в Череповце Важалину и Русакова и разместил на съемной квартире. На следующий день он отвез эту пару в Шексну, где дама не стесняясь рассматривала окрестности колонии в бинокль. А 22 марта, в день побега, Олег отвез питерских гостей на базу отдыха «Ирма». Дождался, пока поднимется в воздух вертолет, а потом просто исполнял команды, которые ему давал Шестаков.

Предпринимателя Михаила Шишелова тоже использовали втемную. Чтобы убедить руководство вологодского авиапредприятия подобрать пассажиров на стороне, Шестакову понадобился солидный бизнесмен. Его роль исполнил Шишелов. Он заплатил за аренду наличными, пообещал авиаторам еще более выгодный контракт, и те, ослепленные будущими выгодами, согласились.

Даже заключенные, жившие с Алексеем Шестаковым бок о бок, не подозревали о его грандиозных планах.
Даже заключенные, жившие с Алексеем Шестаковым бок о бок, не подозревали о его грандиозных планах.

Мало того, Шишелов вместе со своим другом Сергеем Едемским специально ездил на базу отдыха «Ирма» для осмотра места возможной посадки вертолета. Едемский нанял трактор и расчистил снег в месте приземления. 22 марта утром тот же Едемский приехал в аэропорт, сел в вертолет и руководил полетом до «Ирмы», показывая, куда лететь и где сесть. Встретив на базе отдыха Важалину и Русакова и усадив их в вертолет, Едемский спокойно отправился домой.

Было 8.15 утра. Винтокрылая машина взяла курс на Шексну. До расчетного времени прибытия на плац 17-й колонии оставалось 15 минут...

Продолжение читайте в ближайших выпусках «КП».

КСТАТИ

Шестаков легко входит в доверие и предает

Алексей Шестаков получил 24 года за убийство четырех человек 12 лет назад. О том, как расследовалось дело, «Комсомолке» рассказал Сергей Буев. Сейчас Сергей адвокат, а 12 лет назад работал следователем в Череповце.

— Все началось с того, что в гаражах было найдено тело задушенного Виталия Бобракова, а в его квартире — тела мужчины и женщины, — рассказал «КП» Сергей Буев. — Шестаков уже тогда попал под подозрение. Он ведь сидел вместе с Бобраковым. Правда, они были друзьями, Шестаков постоянно у него ошивался. А потом, где-то через месяц после убийства, стало известно, что кто-то сдал в скупку телевизор из квартиры убитого. Оказалось — именно Шестаков, который как в воду канул. Задержали его через два месяца в Москве, в «Шереметьево». Он вернулся из Средней Азии. Сказал, что женился там и принял ислам. А в Москву, дескать, приехал наладить каналы поставки наркотиков. В общем, он признался, что Бобраков участвовал в его «опускании» на зоне, вот он вместе с приятелем его и задушил. Потом они вернулись в квартиру, а туда пришли знакомые Бобракова. Они и их задушили как свидетелей. За эти преступления Шестаков получил 21 год. А потом стало известно, что он убил еще одну девушку. Из-за сережек. Ему добавили еще три года. Вообще это скользкий, жестокий человек. Он легко входит в доверие и так же легко предает.

В ТЕМУ

В 17-й колонии есть даже «комната гласности»

Если бы не побег Шестакова, колония № 17 до сих пор считалась бы весьма благополучной. Когда я ее посетил, в ней содержалось 1513 человек. Швейные цеха колонии обеспечивают тентами армейскую бронетехнику. Сейчас здесь осваивают новое производство — делают металлическую сетку для укрепления откосов и дамб. По итогам первого квартала колония — передовая по Вологодской области. Здесь есть досуговый центр с библиотекой и кружками. Есть и реабилитационный центр, куда переводят тех, кому скоро на волю. «Комната гласности» — такую табличку я встретил на одной из дверей. Оказывается, это специальное помещение, откуда любой осужденный через веб-камеру может пообщаться с руководством колонии. Есть даже специальный отряд для инвалидов — с пандусами и специальными туалетами. Такое и на воле-то не всегда встретишь.

Автор: Владимир Демченко
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика