Жительница Саратова умерла, не дождавшись льготных лекарств

Громкое уголовное дело в Саратове. Там, не дождавшись льготных лекарств, умерла 28-летняя Ольга Богаева. Ольга была инвалидом первой группы, болела диабетом. С начала года врач прекратил выписывать ей рецепты на жизненно важные лекарства.

На дефицит медикаментов жалуются и другие льготники. И не только в Саратове. Репортаж корреспондента ОТР Елены Тимоновой.

Саратовская поликлиника №20. Сюда Ольга Богаева ходила почти полгода, пыталась получить рецепты на льготные препараты: железа и эпоэтин ей, диабетику, они были жизненно необходимы. Но рецепта врачи не выдали – лекарства не было в аптеках.

Дмитрий Букин, и.о. начальника отдела по соблюдению законов в социальной сфере прокуратуры Саратовской области: «Родственники заявительницы были вынуждены приобретать дорогостоящие лекарства за свой счет и в малом количестве. Из-за неполучения лекарств и ненадлежащего осмотра врачами, у заявительницы развилось осложнение».

В августе Ольга впала в кому, а через месяц умерла, так и не придя в себя. Но она все же успела обратиться в прокуратуру. Проверка показала – нехватка лекарств возникла из-за затянутых закупок областным Минздравом. Госконтракт на поставку был заключен только в августе. А пока чиновники давали врачам негласные указания не выписывать рецепты. Впрочем, в поликлинике, считают, что сделали для Ольги все.

Игорь Смирнов, главный врач Саратовской городской поликлиники №20:«С поставками лекарства, как пишется, проблем конкретно к этой пациентке, повлекшие ухудшение состояния здоровья, не было».

Было или не было, разбираются следователи, а саратовцы продолжают жаловаться на нехватку льготных лекарств. В Совете Федерации сообщили: эта история не единственная в стране, когда в региональных минздравах опаздывают с аукционами.

Вопрос - что получают остальные?

«Срок годности: произведено 9 месяца 16 года. И где должен быть месяц, здесь, видите, убрано. Прям видно, что специально убрано», - показывает шприц-ручку жительница Уфы Лилия Фаттахова.

Такое лекарство выдали в Башкирии в детской больнице, когда сын с диабетом попал в реанимацию. Оказалось, что десятки родителей, не зная того, кололи своим детям просроченный инсулин: у кого-то на 3 месяца, у Лилии – на несколько дней.

Лилия Фаттахова, жительница Уфы: «Такого удара от врачей никак не ждешь. Когда срок действия кончается, неизвестно, какие могут быть последствия. И судороги могут быть, и сахара, как у нас, скакать. То ниже, то выше. Или даже впасть в кому ребенок может».

Родители заявили в прокуратуру, и тут тоже завели уголовное дело. В республиканском минздраве сказали, что о просрочках в больнице информации у них не было.

«Они выдали 20 шприцов. А надо 250. Почувствуйте разницу!», - возмущается Елена Хоркашова из Ярославля.

В Ярославле департамент здравоохранения не выдает сыну Елены положенные лекарства. Не помогают уже ни прокуратура, ни суды. У Рустама редкая болезнь – хронический псевдообструктивный синдром, когда дает сбой вся система пищеварения. Рустам везде и всегда ходит с капельницей.

Рустам Хоркашов, житель Ярославля: «Гуляю, конечно, не часто. Но пытаюсь гулять. Чаще всего играю в компьютер».

Капельницы Елена научилась делать сама. Если не вводить Рустаму специальную смесь, буквально за неделю он может потерять 10 килограммов.

Елена Хоркашова, мать Рустама Хоркашова: «У нас стоит центрально-венозный катетер. То есть нужен 31 пакет на месяц. Мы ежедневно капаемся. Помимо этого расходные материалы. В общем, лечение выходит 150 тысяч».

Чтобы оплачивать лечение, Елена продала машину и дом. А когда продавать стало нечего, обратилась в суд. Он обязал региональный департамент здравоохранения выдавать семье все лекарства. Но уже 2 года Елена не получает и половины из списка.

Екатерина Пиунова, помощник руководителя Ярославского областного управления Федеральной службы судебных приставов: «Судебные приставы неоднократно привлекали департамент здравоохранения к ответственности административной. Также выносился исполнительской сбор за неисполнение судебного решения. Однако данный сбор отменялся судом, так как было доказано, что департамент принимает меры по исполнению судебного решения».

В этот раз приехав в поликлинику, лекарства Елена снова не получила. Вместе с нашей съемочной группой ее даже не пустили на порог. Но тут же позвонили судебные приставы, сказали, что все лекарства привезут домой. К нашему возвращению и к удивлению Елены, коробки уже стояли у подъезда.

За первое полугодие 2018 по программе "Лекарства для льготников" было потрачено больше 55 млрд. рублей. Это на 20 процентов меньше, чем за тот же период прошлого года.

На федеральную программу "Обеспечение необходимыми лекарственными препаратами" за это же время потратили 30 млрд. рублей. Это на один процент меньше, чем за тот же отрезок 2017 года. А в 2017 было на полпроцента меньше, чем в 2016. Разница в этих астрономических цифрах, на первый взгляд, может быть не так и заметна, но тенденция очевидна.

Льготные лекарства в России положены ветеранам, инвалидам, неработающим пенсионерам, детям до трех лет, многодетным матерям и пациентам с рядом редких заболеваний.

Чтобы получить рецепт, бесплатный или со скидкой, надо пройти несколько инстанций. Сначала больной должен собрать все нужные документы, которые подтверждают право на льготы. Затем пойти к своему терапевту. После осмотра он выписывает рецепт. Но если болезнь требует вмешательства профильного специалиста, нужно идти на осмотр еще и к нему. Дальше рецепт подписывает заведующий поликлиникой.

Казалось бы, ступенек не так много. Но профильные специалисты есть не во всех поликлиниках, а если есть, у них часто ограниченные часы приема. Тогда очередь к такому врачу может растянуться на несколько месяцев. Срок действия рецепта ограничен. В среднем это месяц. Именно с такой периодичностью всю процедуру нужно проделывать заново.

Как мы видим, в цепочке от госзакупки лекарств до их получения льготником много звеньев. Эксперты уверяют: найти виновных намного проще, чем кажется. К расследованию саратовской трагедии могут подключиться федеральные правоохранительные структуры.

Николай Дронов, эксперт ОНФ, председатель исполнительного Комитета "Движение против рака": «Ответственность за лекарственное обеспечение граждан конкретной территории несет субъект РФ, отнюдь не Минздрав России и не президент России. Конкретно губернатор отвечает за это, есть вице-губернатор по социалке и есть министр здравоохранения. Что касается Саратовской области, эта работа там налажена отнюдь не лучшим образом.Вообще, это хороший повод для того, чтобы туда приехали коллеги из Следственного комитета, антимонопольной службы и провели доскональный анализ. Кто, где, когда размещал какие заявки, какие препараты покупались, в том числе путем проведения проверок доследственных, может быть возбуждения уголовных дел, установления всех обстоятельств дела и привлечения виновных к неминуемой уголовной ответственности, в том числе».

Источник: ОТР
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика