«Театр – не ЗАГС»

Алексей Ожогин родился в Вологде в семье Вячеслава Ожогина, долгое время работавшего на Вологодском авиапредприятии, а в середине 2000-х занимавшего должность помощника мэра города (при Алексее Якуничеве). Алексей окончил вологодскую школу № 3, затем – курс ГИТИСа,открывшийся на базе Вологодского драматического театра. Вместе с ним здесь учились артисты и режиссеры, известные вологжанам по своей работе в драмтеатре и ТЮЗе: Сергей Закутин, Виктория Парфеньева, Оксана Киселева. 
После учебы Ожогин работал в Кировском драмтеатре, затем – в Котласе, после чего переехал в Москву и стал преподавать актерское мастерство в ГИТИСе. Сейчас он ставит спектакли в Московском современном художественном театре, художественным руководителем которого является известный актер театра и кино Владимир Стеклов.

«Наша Вологда» продолжает следить за событиями в Вологодском драматическом театре. В августе областной департамент культуры объявил имя нового художественного руководителя драмтеатра – им стал Алексей Ожогин, москвич с вологодскими корнями. Он сменил на этом посту заслуженного артиста России Зураба Нанобашвили, возглавлявшего театр в течение 17 лет и уволенного в связи с громким сексуальным скандалом. С назначения прошел месяц, и вот только сейчас новый худрук согласился дать эксклюзивное интервью нашей газете.

Дом у меня везде

– Алексей Вячеславович, почему вы уехали из Вологды много лет назад, стали настоящим москвичом, а сейчас вновь решили вернуться к родным пенатам? 
– Так сложилась жизнь. Я всегда тяготел к свободе и независимости, еще в школе, когда меня чуть не исключили из пионеров потому, что я не понимал, зачем ходить на никому не нужные собрания и тратить время на обсуждение никому не нужных вещей. Поэтому, твердо решив стать режиссером, я хотел посмотреть страну, мир, другие театры, поработать в разных местах, накопить опыт, напитаться впечатлениями. Что мне, собственно, и удалось. И потому в Вологду я вернулся уже не мальчиком, взрослеющим у всех на глазах, а сложившимся профессионалом. 

– Нелегко было решиться сменить обратно Москву на Вологду?
– Нет, потому что для меня не стоит вопрос «или – или». Я вообще весь земной шар воспринимаю как дом. Как в старом анекдоте – друзья звонят и говорят: «Ты где?» – «Дома» – «Дом у тебя везде, в каком ты городе?» (улыбается). Наверное, это еще и благодаря моей профессиональной деятельности. Ведь театр не признает границ, театральное пространство всемирно. Поэтому и я границ не замечаю – я дома там, где я работаю. Сейчас мой дом – Вологодский драматический театр, где я хочу быть наиболее полезным. Да и, согласитесь, на сегодняшний день пять часов езды от Москвы – это уже не время и не расстояние.

Курс на разноплановый театр

– Сейчас вы ставите спектакли в Москве и в основном для московского зрителя. Не будет сложности в общении с вологодским зрителем – все-таки аудитория несколько другая?
– Уверен, что проблем не будет. Вкусы зрителей в регионах я представляю. Первый театр, в котором я был худруком, был Котласский драматический. Котлас – небольшой город в Архангельской области. Да еще 1990-е годы, зрители не особо тогда рвались в театр. Но мы старались делать «продвинутые» спектакли и добились неплохих результатов. Когда я пришел в театр, зал заполнялся на 20-30%, а когда уходил – на спектакли продавали уже около 90% билетов. Сейчас я работаю в Москве, в Московском современном художественном театре, там служат много звезд кино и театра. Это проектный театр. Мы часто ездим по стране с гастролями, и спектакли на периферии также принимаются отлично. Ну и в ГИТИСе, где я преподаю, у меня много студентов-заочников из разных театров страны, мы с ними подолгу общаемся – поэтому ситуацию в регионах я представляю.
Что касается вкусов и пристрастий вологодского зрителя – я не собираюсь их ломать, предлагать что-то настолько шокирующее, что отвернет зрителя от театра. Мне это зачем? Моя задача сделать разноплановый театр. На большой сцене мы будем стараться сохранять традиции, но при этом работать в контексте современного театра. Малая и камерная сцена будут отданы под творческие поиски, эксперименты в области современной драматургии и молодой режиссуры. Я хочу дать артистам зеленый свет в плане творческих работ – предлагайте, дерзайте, творите; я буду всячески помогать и поддерживать. Хотим занять нишу разных молодежных тематик – в Вологде этот сегмент не отработан. В общем, будем стараться предлагать что-то для разного зрителя.

– Как вы оцениваете состояние драмтеатра на момент вашего прихода? 
– Состояние очень хорошее. Я знаю, о чем говорю, так как в своей жизни повидал разные театры. Здесь и материально-техническая база превосходная, и финансирование нормальное. С репертуаром пока окончательно не познакомился, смотрю видео спектаклей. Порадовала позиция чиновников – замгубернатора, начальника областного департамента культуры – мы с ними одинаково видим векторы развития театра.
Работать, а не разлагаться

– У всех в памяти резонансный скандал с бывшим худруком, раскол труппы на тех, кто его поддержал и кто был против. Как вы относитесь к этой ситуации? 
– Я всю эту ситуацию не комментирую. В таких вопросах надо быть либо внутри ситуации, либо не соваться.

– Но наследие этой ситуации досталось и вам. Как будете выходить из нее? 
– А что тут выходить? Ну, была острая ситуация. Но, как говорится, театр был до нас, театр есть при нас и театр будет после нас. Работа все поправит. Артист, как и режиссер, рабочий человек. Это в Доме актера мы можем взять по 150 граммов, посидеть и поговорить про глубину души. А здесь, в театре, мы должны вставать «к станку». Так же, как токарь или слесарь. Артист должен приходить на репетицию, настроенным на работу, на творчество. И вообще – интриги, мне кажется, начинаются тогда, когда свободного времени некуда девать. Когда все будут заняты делом, времени и сил для скандалов не останется.

– Но человеческие отношения никто не отменял? И, скажем, как ставить в пару актеров из враждующих «кланов»?
– У меня здесь не ЗАГС. Кого волнует, кто в каких отношениях? Это профессиональные обязанности. Я вообще не понимаю, сколько можно на этом акцентировать внимание. Тут два варианта – либо сидеть и разлагаться до посинения, либо идти дальше, работать, развиваться. Я выбираю второе. Чем дальше мы будем обсасывать всю эту историю, тем хуже.

Предел терпения

– А вы лично знакомы с Зурабом Нанобашвили?

– Ну, может, шапочно где-то знакомили, может, на уровне «здрасте-здрасте».

– Не секрет, что он был достаточно авторитарным руководителем. А вы, насколько можно судить, придерживаетесь более демократических принципов руководства? 
– В творческом процессе, когда все вовлечены в общее дело, профессиональны, адекватны, – зачем мне кого-то шугать? Мне неинтересно заниматься самоутверждением за счет артистов. Но моя демократия заканчивается там, где начинают не выполняться профессиональные обязанности.

– То есть вы можете быть и жестким?
– Очень. Да, по жизни я терпеливый человек, но если мое терпение заканчивается, то уже педали тормоза я не знаю. Как только начинается непрофессионализм – я начинаю звереть и становлюсь совершенно неуправляемым. Ну а как, вы предполагаете, я работаю в Москве с народно-заслуженными, медийными артистами? Если б я был тряпкой, от меня бы, наверное, ничего не осталось. 

Первый спектакль

– У вашего предшественника были непростые отношения с вологодским профессиональным театральным сообществом. Один раз драмтеатр даже отказался выдвигать своих артистов на соискание ежегодных театральных премий, организуемых региональным отделением Союза театральных деятелей. Как вы планируете строить отношениями с другими вологодскими театрами? 
– Я считаю, что делить нам нечего. Мы в одной лодке и делаем общее дело, но при этом у каждого свое направление, свой зритель, свои задачи. Поэтому будем искать точки соприкосновения и возвращаться в нормальное русло дружеских взаимоотношений. Сейчас вот немного подразберусь с внутритеатральными делами и обязательно сделаю визиты вежливости ко всем.

– Какой спектакль будет вашей первой режиссерской работой в Вологодском драмтеатре?
– Это будет «Зойкина квартира» по Михаилу Булгакову. Во-первых, в этой постановке можно максимально занять труппу, что очень важно. Во-вторых, актуальна тематика пьесы – пороки, разлагающие человека. Так что выбор пьесы – это взвешенное решение, сделанное в результате анализа ситуации.

О каком «анализе ситуации» идет речь, Алексей Ожогин уточнять не стал, так что, пожалуй, нет нужды подозревать его в намеках. Но булгаковская история с Зойкиным ателье, превращенным в бордель, даже на первый взгляд отдает явной аллюзией на сексуальный скандал, связанный с предшественником. Хотя, возможно, это только догадки. В любом случае премьеру «Зойкиной квартиры» вологодский зритель увидит только в декабре. Откроет же театральный сезон Вологодский драмтеатр 3 ноября фантасмагорической трагикомедией приглашенного санкт-петербургского режиссера Инны Ароновой по мотивам повести Ф. Достоевского «Дядюшкин сон». 

Вопросы задавал Михаил Драгунский

Источник: Наша Вологда
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика