Бегство

Выходя замуж, Юлия и предположить не могла, что спустя несколько лет ей придется бежать из Вологды вместе с детьми. За последние полгода они сменили семь мест жительства!

Поначалу ничто не предвещало беды. Многим из тех, кто знал семью Куликовых (ФИО изменены в соответствии с законодательством о печати), она могла показаться идеальной. Красивые успешные супруги, трое замечательных детей, огромная квартира, бурно развивающийся семейный бизнес, заграничные курорты… Вспоминая те годы, Юлия не может сдержать эмоций:

– Я и сама считала нашу семью образцом благополучия. Конечно, без ссор не обходилось: иногда я могла вспылить, иногда муж был слишком резок, но все заканчивалось примирением. Однако со временем несдержанность Николая проявлялась все чаще, по поводу и без. Я пыталась быть терпеливой, на многое закрывала глаза. А как иначе? У нас ведь трое детей! Да и мужа я любила и ценила: не пьет, не курит, не изменяет, зарабатывает хорошо, заботится о семье…

Больная тема

Первый сигнал тревоги прозвучал для Юлии в очень трудный период ее жизни: врачи выявили у женщины злокачественную опухоль. После сложной операции последовал длительный период лечения и реабилитации. Когда Юля вернулась домой, выяснилось, что муж успел переоформить весь семейный бизнес на себя. Понимая, что жена оказалась в крайне зависимом от него положении, Николай откровенно заявил ей: «Больная и с тремя детьми ты никому не нужна, поэтому будешь помалкивать и делать то, что я скажу». Между делом он начал рассказывать общим знакомым, что Юлия злоупотребляет алкоголем.

– Когда до меня дошли эти слухи, я не могла ушам своим поверить, – рассказывает Юлия. – Позже я поняла, что Николай намеренно вредил моей репутации, чтобы подготовить почву для развода и лишения меня родительских прав. А дома он вел себя как восточный деспот. Унижения, насилие, побои – чего я только не пережила… Когда мое терпение лопнуло и я собралась подавать на развод, оказалось, что все мои документы муж запер в сейфе.

И все-таки развод состоялся. Доводы Николая о «невменяемости» супруги судью не убедили, и дети остались с мамой. Юлия не препятствовала их общению с отцом, но тот отдавал предпочтение старшему сыну, Андрею, которому на тот момент было шесть лет. Младших, Диму и Сонечку, папаша практически игнорировал.

– Думаю, нашего первенца Николай использовал как средство манипулировать мной, – говорит Юлия. – Однажды он просто увез Андрея в деревню, где мы раньше отдыхали. Целый месяц я не видела своего ребенка. Звонила, умоляла, но Николай был непреклонен: «Сына ты больше не увидишь!» Ребенок провел в заточении почти четыре месяца, не имея возможности хотя бы позвонить мне по телефону.

Юлии удалось убедить органы опеки и инспектора по делам несовершеннолетних выехать с проверкой на место. Однако Николай пригрозил расстрелять «незваных гостей» из ружья. Когда чиновница показала ему документы, мужчина в ярости столкнул ее с крыльца. Успокоили дебошира только прибывшие по вызову бойцы ОМОНА…

Казалось, после подобного инцидента ребенка должны немедленно забрать у агрессивного отца и вернуть матери. Но все осталось по-прежнему. Юлии с трудом удалось уговорить бывшего мужа дважды в неделю привозить ребенка домой для подготовки к школе.

Семь кругов ада

Итак, Николай согласился вернуть Андрея, если бывшая жена выполнит ряд условий. Во-первых, сообщит судебным приставам о полном погашении его задолженности по алиментам и заберет исполнительный лист. Второе требование касалось совместно нажитого имущества: женщина должна была написать расписку о полном отказе от материальных претензий. Третьим пунктом значилось посещение выбранного бывшим мужем психиатра, которому Юлия должна была признаться в своей невменяемости. И, наконец, он настаивал на возобновлении супружеских отношений.

Доведенная до отчаяния мать согласилась на все.

– И с этого момента моя жизнь превратилась в ад, – содрогается Юлия. – Николай изощренно издевался надо мной, избивал, заставлял Андрюшу говорить мне гадости, пинать и бить меня. Запуганный ребенок выполнял все, что требовал отец, а потом, когда тот уходил, бросался ко мне со слезами и извинениями. Младшие дети в силу своего возраста не понимали, что происходит, но со временем эта жуткая атмосфера сказалась и на их здоровье. Я не раз писала заявления в полицию, составлялись административные протоколы, но разве такого человека испугаешь штрафами!

Иногда тиран сбрасывал «волчью шкуру», дарил детям подарки и даже был ласков с Юлией, но периоды благоденствия становились все короче, а последующие издевательства – все более жестокими…
В конце концов Николай купил себе квартиру и съехал, снова забрав с собой старшего сына.

«Мама, проснись!»

Юлия поняла, что у нее появился шанс восстановить свою финансовую независимость от мужа, и открыла в Вологде детский центр. Она закончила специальные курсы, нашла инвесторов, которых смогла увлечь этой идеей. Словом, проект заработал.
Узнав о коммерческой активности бывшей супруги, Николай словно потерял рассудок. Однажды вечером, когда в центре оставалась лишь Юлия с младшими детьми, он пришел туда вместе со старшим сыном. На глазах у детей отец набросился на жену с кулаками, а затем схватил ее за горло и стал душить. Силы были неравны, и через пару минут женщина потеряла сознание…

Очнулась она от громкого плача Сонечки. В состоянии крайнего стресса девочка кричала: «Мама, мама, проснись! Мне страшно!»

Впоследствии Андрей рассказывал следователям: когда они с отцом вышли из помещения центра, тот сказал: «Все, я эту тварь придушил, больше она мне мешать не будет». А ночью мальчик слышал, как отец говорит кому-то по телефону: «Я задушил эту гадину». О том, что женщина выжила, а против Николая заведено уголовное дело, ему сообщили полицейские. Андрей оставался в неведении несколько дней и по ночам украдкой оплакивал маму. Стоит ли говорить о том, насколько сильно была травмирована психика ребенка!

В бегах

Желая спасти себя и детей, Юлия решилась на побег. Чтобы забрать Андрея, она пошла на хитрость: сообщила бывшему мужу, что едет в Санкт-Петербург прооперировать старшего сына, у которого на нервной почве обострилось серьезное ЛОР-заболевание. Николай согласился и даже дал часть необходимой на лечение суммы. Забрав мальчика из школы и наскоро покидав детские вещи в сумки, Юлия с детьми отправилась в северную столицу. Возвращаться обратно она уже не планировала.

К сожалению, имеющихся средств для лечения в петербургской клинике не хватило, и мальчика оперировали в Костроме. На первое время мать с детьми осталась в этом городе, а когда лечащий врач разрешил переезд, семья отправилась к Юлиным родителям в небольшой райцентр.

Николаю не составило труда разыскать беглецов. Выследив, когда пожилая чета с внуками вышла встречать Юлию с электрички, он напал на них с газовым баллончиком, сбил с ног обоих стариков и схватил Андрея. Бывший тесть на некоторое время потерял сознание, а его жена получила перелом руки. Испуганного плачущего ребенка Николай потащил по улице, а когда тот упал, «любящий» папа поволок мальчика по дороге, держа его за ногу. Отбить ребенка у отца удалось полицейским, которых вызвали возмущенные прохожие.

Понимая, что оставаться у родителей больше нельзя, Юлия с детьми переехала в съемную квартиру на территории воинской части. Но Николай и там их нашел. Пришлось снова бежать, на этот раз в Москву, где Юлии удалось заручиться поддержкой одной из правозащитных организаций. Оттуда ее направили в кризисный центр в Подмосковье, затем семью ненадолго приютили дальние родственники… После того как в очередной раз пришлось освободить жилье, судьбой многодетной матери озадачился крупный благотворительный фонд.

– Я благодарна всем, кто помогает нам: и благотворителям, и кризисным центрам для женщин, и юристам, и друзьям, – говорит Юлия. – Сейчас мы живем без постоянного чувства страха, а в Вологду приезжаем только для проведения следственных мероприятий. В суд направлено заявление о лишении Николая родительских прав, и я надеюсь, что решение этого вопроса уже не за горами.

***

В процессе подготовки этого материала я связалась по телефону с самим Николаем. Мужчина не подтвердил ни одного факта насилия в отношении жены и детей. Он уверен, что Юлия из чувства мести организовывает провокации, намеренно раздувает скандал и всеми способами старается опорочить его.

– Она просто изображает из себя жертву, а на самом деле хочет лишить меня права воспитывать моих детей и стремится получить от меня как можно больше денег, – утверждает Николай. – Я как мог пытался сохранить семью, но не нашел понимания. Я намерен отстаивать свои права и готов в любых судах доказывать свою невиновность. Я люблю своих детей и скучаю по ним. В ближайшем будущем нас с моей бывшей женой ждет раздел имущества и суд, который определит порядок общения с детьми.

Директор Вологодского кризисного центра для женщин Ольга Тарлакова признается, что за многие годы работы с неблагополучными семьями впервые столкнулась с таким непростым делом.

– Случай действительно шокирующий! Я считаю, что тактика преследования бывшей супруги не приведет Николая к желаемому результату. Со своей стороны могу посоветовать ему переоценить свою позицию и хотя бы на время оставить в покое жену и детей. Возврат добрых отношений возможен, если в качестве аргументов использовать не кулаки, а добрые поступки, – считает Ольга Федоровна.

Тэги: семья, дети
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика