«Виновник аварии, в которой погибла моя жена, до сих пор не наказан»

Весной прошлого года «Голос…» рассказывал о страшном дорожно-транспортном происшествии, которое произошло 5 марта в Ленинградской области. В результате аварии погибла Дарья Рыжикова, мама двоих детей, серьезные травмы получил ее супруг Михаил и водитель машины Антон Никитин. При подготовке публикации я общалась с женой брата Михаила, так как пострадавшие на тот момент находились в больнице. На прошлой неделе мне позвонил сам Михаил и рассказал, что расследование дела длится уже более года, но виновник аварии по-прежнему не понес никакого наказания.

Операции и инвалидность

«В тот день на машине моего отца мы ехали из Череповца в Санкт-Петербург, — вспоминает события трагического дня Михаил Рыжиков, который вместе с Антоном Никитиным пришел в редакцию. — В машине были я, еще один молодой человек, Антон Никитин (он был за рулем) и моя жена Дарья. Выехали из Череповца мы около трех часов ночи. Около восьми утра, когда до Санкт-Петербурга оставалось 50 км, на нашу полосу выехал джип. Буквально секунда — и произошло столкновение лоб в лоб».

— Основной удар пришелся на сторону Дарьи, которая сидела на переднем пассажирском сиденье, — поясняет Антон Никитин.

— После аварии нас раскидали по больницам, только через несколько месяцев перевезли в Череповец. Антон из-за травм остался инвалидом. Меня всего переломало, — продолжает Михаил. — В общей сложности провел в больницах несколько месяцев, перенес операцию. Первый непрерывный больничный у меня был с марта по ноябрь, потом его продлевали. Только сегодня (30 июня — прим. автора) первый день вышел на работу, я специалист на «Северстали».

— У меня пострадала правая сторона тела: рука, нога, ребра, — говорит Антон. — Самой серьезной оказалась травма ноги. Дали вторую группу инвалидности, пока на год. Сейчас прохожу комиссию. До сих пор передвигаюсь с тросточкой, работать не могу, сижу дома. Было три операции, скоро нужно будет делать еще одну.

— Даст бог поправимся, — вступает в разговор Михаил Рыжиков. — Главное, мы не можем наказать человека, который все это совершил и из-за кого погибла Даша.

Закинуть на полку

«Дело так было. Шла фура, из-за нее и выскочил джип, который в нас врезался, — поясняет Антон Никитин. — Насколько я знаю, на месте аварии виновник говорил, что он видел фары нашего автомобиля, но думал, что успеет обогнать фуру. Он и сейчас не отрицает, что выехал на встречную полосу, но утверждает, что не помнит момента столкновения, не может пояснить, как оказался на «встречке».

Расследованием уголовного дела занимается следственный отдел ОМВД России по Кировскому району Ленинградской области. Как говорят мои собеседники, дело было возбуждено далеко не сразу.

— Уголовное дело возбудили только 16 мая, хотя ДТП произошло 5 марта, — вспоминает Михаил Рыжиков.

— Мы не получали письма об отказе в возбуждении уголовного дела, — поддерживает Антон Никитин. — Хотя в их бумагах указано, что мы оба постановление получили. Списывают все на плохую работу почты. Дело неоднократно приостанавливалось, а нас об этом опять же никто не уведомил.

— Приведу пример, — продолжает Михаил. — назначили автотехническую экспертизу. Звоню следователю, чтобы узнать ее результаты. Он отвечает: «Да, экспертиза готова, я постараюсь ее забрать на следующей неделе». И так во всем. Одного следователя по нашему делу уже сменили, но ситуация осталась прежней. Я постоянно созваниваюсь со следователем, но он часто не берет трубку, уходит от ответа. Последний раз я был у следователя в мае этого года, он так ничего и не смог пояснить, ссылался на какие-то сложности. Но обещал, что в мае направит дело в суд. Уже июнь прошел, а у нас никакой информации. Складывается такое ощущение, что все хотят закинуть это дело на полку и забыть. Мы были вынуждены нанять для защиты адвоката.

— Виновник аварии выходил с вами на связь? — интересуюсь я у мужчин.

— Нет, ни разу, — отвечает Михаил. — Мы знаем, что это молодой человек из Санкт-Петербурга, у него есть своя фирма. Но ни он, ни его адвокат за все время, что прошло со дня аварии, с нами не связывались.

— Если дело дойдет до суда, вы будете предъявлять ему гражданские иски о возмещении материальных затрат и морального вреда?

— Мы обговаривали со своим адвокатом суммы, которые можно будет предъявить, — кивает Михаил. — Страховая компания того водителя частично произвела выплаты, но их не хватило даже на оплату моего больничного. Не в деньгах дело, и не об исках я думаю. Хочу, чтобы виновник аварии, в которой погибла моя жена, понес наказание по закону.

За медлительность наказаны

Михаил Рыжиков неоднократно жаловался на затянувшееся расследование уголовного дела, дошел до Генеральной прокуратуры, но все возвращается на уровень района. И в итоге череповчанин получает отписки. Передо мной два ответа на имя Михаила Рыжикова. Оба из Кировской городской прокуратуры. Одно письмо датировано декабрем 2016 года, второе — апрелем 2017-го. Даты и подписи разные, а текст — практически идентичный:

«В ходе надзорной проверки по вышеуказанному уголовному делу установлено, что до настоящего времени, в нарушение требований ст. 6.1, 171 УПК РФ, при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения *** (водителя встречного автомобиля — прим. автора) в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, следователем СО ОМВД по Кировскому району не вынесено постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого».

Из ответа прокуратуры следует, что к нарушителям были применены меры:

«По результатам рассмотрения уголовного дела в адрес начальника СО ОМВД России по Кировскому району Ленинградской области внесено требование об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства с указанием на соблюдение сроков разумного судопроизводства…»

«В связи с неоднократным выявлением нарушений уголовно-процессуального закона по уголовному делу в адрес руководства ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области внесено представление об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства и привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности».

— В действиях водителя, выехавшего на встречную полосу, на мой взгляд, есть состав преступления, доказательства его вины, — говорит адвокат Рыжикова, Юлия Ковалева. — Есть четыре свидетеля, которые видели, как автомобиль выехал на встречную полосу. Материалами дела установлено, что транспортное средство данного водителя было исправно. Других причин, кроме его действий, которые бы могли повлечь выезд на встречную полосу, в ходе расследования не установлено.

— В мае я обратился к уполномоченному по правам человека, — говорит Михаил Рыжиков. — Я не могу понять, и следователь мне объяснить не может, в чем сложность этого уголовного дела, где есть очевидцы аварии, свидетели. Куда еще мне нужно обратиться, чтобы восторжествовал закон?!

Справедливость нужна не только Михаилу, но и маленьким сыновьям погибшей Дарьи, которые в одночасье лишились матери.

— Старшему Степе сейчас шесть лет, Федору — пять, — грустно улыбается Михаил. — Конечно, они вспоминают маму… Тяжело все это. Мы переехали жить к моим родителям в Шексну. Там сыновья ходят в садик, а бабушка и дедушка за ними присматривают, помогают мне во всем. Один я бы не справился…

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика