Сурово и несправедливо

В 2011 году «Городское такси» было с помпой презентовано аж на площади Революции. | Фото с сайта forum.auto35.ru

Один из самых амбициозных транспортных городских проектов потерпел фиаско.

Владелец «Городского такси», депутат Законодательного Собрания Вологодской области заявил о закрытии такси. Все автомашины выставлены на продажу.

Официальное открытие нового такси в Вологде состоялось 21 ноября 2011 года — сразу после того, как 1 сентября того же года вступил в действие Федеральный закон № 69 о такси.

Закон ужесточил наказание за нелегальный частный извоз и предписывал всем таксистам регистрацию в качестве частного предпринимателя и получение лицензии на осуществление пассажирских перевозок. Либо организацию предприятий, которые бы работали на легальной основе вместо привычных диспетчерских служб такси. Проще говоря, водители должны были получать «белые зарплаты», а автотранспортное предприятие — платить налоги и быть зарегистрированным в Госавтодорнадзоре, как любое городское ПАТП.

В ответ на это вологодские таксисты пошли разными путями. «Некоторые таксисты испугались штрафных санкций, — рассказал водитель такси „Димон“ по имени Алексей, — ведь штраф за работу без лицензий составлял 5 тысяч рублей». Они зарегистрировались в качестве частных предпринимателей, платили по 900 рублей в месяц за патент и работали, до тех пор пока в 2012 году не подняли налоги. В частности — взносы в Пенсионный фонд, которые в 2012 году составили 17208,25 рубля. Другие сняли со своих автомашин все атрибуты такси и продолжали работать нелегально.

И лишь один предприниматель в Вологде зарегистрировал легальное автотранспортное предприятие — владелец автосалонов «Гермес-авто» и «Автолик», хозяин авторынка и герой скандальной истории со штрафстоянками Евгений Суров.

«Городское такси» позиционировалось как абсолютно легальная структура по перевозке пассажиров легковым транспортом. Для нового такси было закуплено 60 белых автомобилей марки «Шкода-Октавия», которые были оборудованы таксометрами, коммуникаторами для приема заказов, наружным и внутренним видеонаблюдением, имели специальные цветовые графические схемы такси, а крыши «Городского такси» украсили яркие желтые плафоны. «Мы создали в Вологде 130 рабочих мест», — заявил тогда предприниматель Суров.

Чтобы стать водителем в городском такси, не нужен был свой автомобиль, поэтому водители поначалу весьма охотно шли работать туда. «Однако выяснилось, что все далеко не так благополучно, — рассказывает таксист Алексей. — Каждый водитель должен был выполнить план. То есть привезти определенную сумму. Остальное он мог положить себе в карман. В итоге, чтобы заработать 1,5 тысячи рублей, таксисту приходилось вкалывать до 12 часов, а нелегальные частники зарабатывали эти же деньги за 4-5 часов».

Между тем обещанного федеральным законодательством порядка в перевозках такси так и не наступило. По-прежнему конкуренцию легальным таксистам составляли диспетчерские службы частного такси. Не помогали ни штрафные санкции, ни рейды ГИБДД и налоговой инспекции. В такси «Димон», например, водители придумали «кассу взаимопомощи». Это некий общий котел, из которого выплачивались штрафы по 5 тысяч рублей, когда таксиста ловили за езду без лицензий. А поскольку ловили нечасто, то это все равно выходило дешевле, чем платить налоги и покупать патент.

Пассажиры тоже предпочитали вызывать нелегальных перевозчиков, ведь в «Городском такси» цена поездки заметно выше: счетчик накручивал по 20 рублей с километра плюс 40 рублей за посадку. А в частном — как договоришься.

«Дело в том, что ФЗ о такси должен регулировать рынок легальных такси и только в этом случае он работает, — считает юрист Андрей Смирнов. — В Вологде ситуация такая, что против 60 автомашин „Городского такси“ работает около 2000 автомобилей частных перевозчиков».

В результате на минувшей неделе Евгений Суров объявил о том, что «Городское такси», просуществовав немногим меньше двух лет, прекращает свою работу, а все автомашины 2011 года выпуска вместе с оборудованием выставлены на продажу по 400 тысяч рублей за каждую.

«Неудивительно, что все так закончилось, — считает прямой конкурент Евгения Сурова, владелец такси „Димон“ Юрий Тарбаков. — Во-первых, наш рынок не готов к подобным перевозкам, поскольку экономика пока нестабильна и многие водители рассматривают работу в такси как приработок, а не основное занятие. Они в любом случае составят конкуренцию легальным перевозчикам. Во-вторых, такси — это непростой бизнес. Его нельзя рассматривать только как источник выгоды для его владельца, нужно и о людях думать. И в-третьих, этот бизнес надо уметь вести. А здесь была выбрана не та линейка автомашин, в результате чего стоимость перевозок увеличивалась почти на 50 процентов от ныне действующих».

«Так невозможно работать в условиях существующего законодательства, — пояснил Евгений Суров газете „Премьер“. — Возникает дефицит финансов и человеческих ресурсов. Поэтому мы приняли решение проект закрыть, но открыть новый, более полезный для города. Средства будут направлены туда, а инвестировать будут структуры, которыми я руковожу».

Юлия Лаврова

Между тем

Последняя электричка

12 электричек могут отменить в Вологодской области.

По словам начальника пассажирской службы ОАО «РЖД» Сергея Пастернака, ежегодно регион делает заказ, в котором прописывает необходимые объемы перевозок, и уже железнодорожники, суммируя все расходы, определяют стоимость заказа: «На основании этих цифр стороны ведут переговоры. Но Вологодская область неправомерно, по нашему мнению, отрезала многие составляющие наших расходов. Чиновники посчитали, что 20 рублей за 10 километров — достаточный тариф на проезд для граждан, и решили, что никаких иных компенсаций компании не надо. После этого область вообще прекратила переговоры».

Вологодская область — один из трех российских субъектов, власти которых не предусмотрели финансирование пассажирских перевозок на следующий год. Руководство компании потребовало от областного правительства определиться с вопросом уже к 15 ноября, иначе за этим пойдет неминуемое сокращение числа электричек. К концу ноября могут прекратить движение шесть пригородных поездов, соединяющих Вологду с Череповцом, Вожегой и Буем, а к середине декабря население может лишиться еще шести электричек.

Пассажирская компания не может возместить убытки за счет других средств, например, продажи подвижного состава, иначе рискует оказаться банкротом: «Из-за трехлетних убытков „Северная пригородная пассажирская компания“ уже на грани коллапса», — заявляет Сергей Пастернак.

В пресс-службе областного правительства отмечают, что такое непонимание с перевозчиком возникает не первый раз, и в прошлом году оно успешно разрешилось. В департаменте дорожного хозяйства и транспорта напоминают, что госконтракт с ОАО «СППК» на 2013 год был заключен 26 декабря 2012 года: «Данный контракт в настоящее время действует и не расторгнут. Все пригородные поезда, предусмотренные им, продолжают курсировать по согласованному графику. Предложений от компании-перевозчика по вопросу отмены каких-либо пригородных поездов в наш адрес не поступало».

Стоит отметить, что ситуация с выплатами перевозчику продолжается из года в год. По информации пресс-службы «РЖД», в 2011 году областной бюджет компенсировал менее 5% выпавших доходов перевозчика, а в 2012-м не потратил ни копейки на субсидирование пассажирских перевозок.

Автор: Юлия Лаврова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика