Против дурмана

Жесткие меры к обороту сильнодействующих препаратов были вызваны благими намерениями, но, судя по всему, не приносят пользы ни врачам, ни пациентам. | Фото с сайта voprosik.net

Есть ли в Вологодской области обезболивающие для тяжелых пациентов?

«Что происходит с обезболивающими препаратами на нашей „скорой“? — позвонила в редакцию возмущенная вологжанка. — Мой отец страдал от сильных болей, я вызвала „неотложку“, когда он просто кричал. „Скорая“ приехала, сделала ему укол анальгина с чем-то еще — и уехала. Ему стало лучше, но ненамного, пришлось через час вызывать снова. На мой вопрос — „А нет более сильных препаратов?“ — мне ответили, что нет. Как такое может быть? А если человек онкобольной или у него серьезная травма, как его будут обезболивать?»

«Премьер» решил разобраться в ситуации и узнал много интересного.

Перестраховались

Начать с того, что в Департаменте здравоохранения, куда мы отправили целых семь вопросов, переадресовали их самым разным источникам — от собственного отдела лицензирования до «скорой помощи», — но в итоге ответили только на один... На все вопросы, касающиеся обеспечения «скорой помощи» сильнодействующими обезболивающими препаратами и о порядке работы с ними, об укомплектованности, в департаменте сообщили, что «информация о работе с данной группой лекарственных препаратов предоставляется только по запросу надзорных органов». Так что достоверно узнать из первых уст, чем и как обезболивают вологжан, нам не позволено.

Следует отметить, что подобные строгие запреты возникли оттого, что эти самые надзорные органы — прокуратура и госнаркоконтроль — зорко следят, чтобы наркосодержащие лекарственные препараты находились под усиленным контролем, а информация о том, как их добыть, была засекречена. Как выяснилось, добыть их практически невозможно не только наркоманам, но и самим врачам, когда того требует состояние пациента...

Некоторое время назад Всемирную паутину всколыхнула запись в блоге врача домодедовской бригады Центра медицины катастроф в Москве. Он рассказал, что препаратов для наркоза и сильных обезболивающих в его учреждении нет, на суточное дежурство выдается три ампулы феназепама и три — дипривина, а для остальных страдающих от боли пациентов — только анальгин или кеторол. Раньше были другие препараты обезболивающего действия, но постепенно их все внести в учетный список Госнаркоконтроля. А оборудовать помещение центра как банковское хранилище денег у учредителя — то есть государства — нет, как нет, по словам этого блогера, даже более-менее подходящих помещений для бригад ближнего Подмосковья.

Подобные меры предосторожности — по значительному ограничению обезболивающих, которые необязательно хранить под надежным замком — были введены Госнаркоконтролем для борьбы с наркоманами, которые могли бы покуситься на аптечки «скорой помощи». Однако автора-врача возмущает, что все эти меры лишь усложнили работу медиков и положение тяжелых пациентов, так как наркоманам препараты «скорой» не нужны. Но даже тех наркотических веществ, которые выдаются врачам «скорой», для самых тяжелых случаев — ДТП, осложненных инфарктов и т.д. — может не хватить...

Следим строго, но зря?

Изучив информацию официальных источников, «Премьер» сделал вывод, что с хранением спецпрепаратов в нашем регионе тоже не все благополучно — только вот неясно, по чьей вине... Как сообщили в Управлении федеральной службы судебных приставов по Вологодской области, в 2013 году на исполнении было 12 исполнительных производств о приостановке использования помещений для хранения наркотических препаратов и временном запрете на другую медицинскую деятельность. Районные ЦРБ и станции «скорой помощи» многократно признавались наркоконтролем ненадлежащими хранителями учетных веществ.

Так, в апреле на двое суток было закрыто помещение с учетными препаратами в Великоустюгской ЦРБ за несвоевременно предоставленный отчет в госнаркоконтроль.

В начале июня на станции «скорой помощи» в том же районе на неделю опечатали сейф с психотропными и наркотическими веществами за отсутствие лицензии и хранение такого рода лекарств вне специально оборудованных хранилищ.

В августе приставы на сутки опечатали аналогичный сейф «скорой» в Вашкинском районе — за нарушение условий хранения одного из сильнодействующих лекарств.

Также были приостановки и в Сямженской ЦРБ, в Грязовецкой ЦРБ, в Сокольской ЦРБ, а также на «скорой» в Чагоде.

Железные меры

Чагодощенских медиков привлекли к ответственности, в частности, за то, что одно из наркосодержащих веществ перевозилось в машине без предусмотренных законом мер предосторожности. Но, говоря о мерах предосторожности, стоит упомянуть, что выполнить их районной «скорой» далеко не всегда возможно.

Хранение сильнодействующих обезболивающих препаратов — процесс очень непростой. Он регламентируется несколькими постановлениями правительства и множеством актов Минздрава и включает в себя, в зависимости от категории помещения, такие требования: прикрепленные к стене или полу сейфы весом не менее 1000 кг, металлические или усиленные железом деревянные двери, зарешеченные окна, замки с несколькими степенями защиты, тревожная кнопка... Машины «скорой помощи», где хранится суточный запас наркотических и психотропных веществ, должны быть оборудованы если не сейфом, то высокопрочным контейнером. Но чтобы принести препарат в машину, нужно, чтобы на самой станции были все степени защиты...

Как рассказала пресс-секретарь Управления федеральной службы госнаркоконтроля по Вологодской области Галина Бороздина, до октября 2012 года нарушения при обороте сильнодействующих препаратов наказывались штрафом на юрлиц в размере от 100 до 200 тысяч рублей либо административным приостановлением деятельности до 90 суток. Затем штраф был увеличен в два раза. Соответственно, нищим медучреждениям легче не иметь эффективных обезболивающих вообще, чем «проколоться» при их хранении, ведь санкцию — штраф или приостановка — избирает суд.

В 2013 году сотрудникам наркоконтроля было составлено 24 протокола в отношении ЛПУ области. 16 из них — по фактам нарушения порядка хранения учетных препаратов на «скорой помощи». Санкция в виде денежного штрафа ни в 2012, ни в 2013 году судом не избиралась. На сегодняшний день есть только один прецедент (в 2009 году), когда суд обязал ЛПУ выплатить штраф в размере 100000 рублей. Но даже если суды проявляют терпимость к медучреждениям и не наказывают их материально, пациента не жалеет никто: а если больному срочно потребуется препарат из опечатанного сейфа? А если сейф не будет опечатан, но препарата там все равно для него не найдется?

Случаев хищения учетных препаратов наркоманами или корыстными докторами в Вологодской области Госнаркоконтролем зафиксировано не было. Список наиболее востребованных наркоманами препаратов и активных веществ в учетных препаратах тоже не совпадает...

Автор: Ольга Ильинская
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика