Добиться справедливости

Пенсионеру, переселенному по Федеральной программе расселения граждан из ветхого и аварийного жилья, вместо квартиры дали… лоджию.

Комната, в которую предложили переехать Александру Розанову, действительно скорее напоминает утепленную большую пристроенную лоджию. В итоге вологжанин попал в коммунальную квартиру, где у него с соседями общая кухня и общие счетчики.

«Ничего не изменилось, — сокрушается Розанов. — Опять коммуналка, опять подселение, только если раньше я жил на улице Дзержинского, и мне было удобно ездить в город, то теперь «на выселках» — в Прилуках, откуда добираться в центр очень трудно».

Жизнь — одиночество

Александр Розанов — сирота. Всю жизнь он пробивался в одиночку: учился, устраивался на работу на льнокомбинат, пел в церковном хоре. В комнате дома барачного типа на улице Дзержинского, 27 он оказался несколько лет назад после развода с женой.

«Прожили вместе какое-то время, да и разошлись, — рассказывает пенсионер. — С тех пор я один. Единственный смысл жизни — это сын, все ему отдал, чтобы рос в достатке».

Мужчина работал не покладая рук, но, несмотря на то, что никогда не страдал вредными привычками, денег не оставалось. «Я вот в театре играл, — вспоминает Александр. — Так у нас там была такая песенка: «Чтобы денежек добыть, пиратом надо быть». Вот и в нашей жизни так. Хочешь денег — будь бандитом. Человеку работающему квартиру никогда не купить».

Несмотря на то, что жил бобыль бобылем, в его одиннадцатиметровой комнате всегда царил образцовый порядок. С соседями дружил, всем, кто обращался за советом и помощью, всегда помогал. Однажды все свои накопления — 30 тысяч рублей — отдал нуждающейся девочке.

Ни одной минуты Розанов без дела никогда не сидел. После работы сдавал на разряд по плаванию, изучал духовную литературу. «Задался однажды вопросом о том, зачем и для чего живу, искал ответ, — признается пенсионер. — С тех пор часто спорю на богословские темы с коллегами. А что? Это интересно, помогает кругозор развивать».

В клетку

Двухэтажный деревянный дом на улице Дзержинского, где, кроме Александра Розанова, жили без малого еще 40 человек, ветшал, старел, был признан аварийным и в итоге попал под требования Федеральной программы переселения из ветхого и аварийного жилья. В декабре Розанову позвонили из Администрации города и предложили приехать на улицу Строителей, 4б, где ему будет предоставлено жилье.

«Приехал, — вспоминает пенсионер. — А мне показывают комнату 8 квадратных метров в двухкомнатной квартире. Я, конечно, отказался, потому что моя старая комната намного больше».

А еще Александр Розанов удивился: его соседи по старому дому на улице Дзержинского тоже получали квартиры, но одинокие люди переезжали в отдельное жилье, без подселения.

Но 15 мая старый дом на улице Дзержинского сгорел. Тушили 8 пожарных расчетов, а затем вынесли вердикт: «Неосторожное обращение с огнем». Нашлись и очевидцы, которые видели людей, спешно покидающих место пожара незадолго до возгорания.

Так Александру Розанову стало негде жить, и он получил ключи от нового жилья на улице Строителей.

«Комната оказалась не та, что я видел в декабре, а совсем другая, — говорит Александр Розанов. — По сути это такая пристройка-лоджия в двухкомнатной квартире. Одна кухня и один туалет на двоих. И главное, счетчики на воду и свет тоже общие! И я думаю, что это помещение не является жилой площадью».

«Как тут жить?»

У Администрации города другое мнение. «Гражданину, проживавшему в аварийном доме по улице Дзержинского, была предоставлена комната, равнозначная по площади ранее занимаемому жилому помещению», — сообщила начальник жилищного управления департамента имущественных отношений Администрации города Ольга Баженова.

То есть жилое помещение признано пригодным, и никакого нарушения законодательства нет.

«В соответствии со статьей 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в границах данного населенного пункта», — говорит юрист Андрей Горбач. — Законом не оговаривается, можно ли расселять одиноких людей в коммунальные квартиры, хотя по сути новое жилье, которое было предоставлено пенсионеру, именно таковой и является».

Однако Александр Розанов настаивает, что согласно Жилищному кодексу у него должна быть своя, отдельная жилплощадь. Именно такую дали другим одиноко живущим соседям по старому дому. Кстати, журналисты газеты «Премьер» стали свидетелями того, что пенсионер долго не мог попасть в квартиру, потому что живущие в соседней комнате новоселы попросту заперли дверь. А в комнате пенсионера сейчас стоят их велосипеды.

«И как я буду тут жить? — задает вопрос «переселенец». — Я намерен добиться справедливости».

Александр Розанов считает, что за 27 лет он заслужил как минимум маленькую, но все-таки отдельную жилплощадь, а не комнату-лоджию. Федеральный закон трактует по-своему, отменяя санитарные нормы, установленные Жилищным кодексом в 14 квадратных метров на человека и 33 квадратных метра на одиноко живущего человека.

Конфликт законов

Подобный опыт расселения жителей аварийных домов в отдельных квартирах в истории программы переселения из ветхого и аварийного жилья в регионе уже был. В 2009 году Департаментом ЖКХ правительства Вологодской области был заключен государственный контракт на сумму более 35 миллионов рублей на приобретение 37 квартир в двух строящихся домах в городе Великий Устюг.

В домах была произведена перепланировка с учетом пожеланий людей, которые до этого жили в коммунальных квартирах, и в итоге получились отдельные квартиры малой площади, равноценные той площади комнат, которые жильцы занимали ранее. Например, площадь одной из них составила всего 13,6 квадратных метра.

Однако во время проверки прокуратуры выяснилось, что по нормативу площадь на одного человека должна составлять 14 квадратных метров, было возбуждено уголовное дело в отношении экс-главы департамента Валентина Горобцова по статье 285 УК «Злоупотребление должностными полномочиями». В итоге в августе 2013 года Валентин Горобцов был осужден и приговорен к наказанию — три года лишения свободы условно.

После обжалования приговора 27 января 2014 года Вологодский областной суд переквалифицировал статью обвинения в «Халатность» и прекратил уголовное дело за истечением срока давности.

Автор: Юлия Лаврова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика