«Я работаю в пиццерии и еще в двух местах». Русская гимнастка, которая выступит в Рио за Исландию

История Ирины Сазоновой – пример того, почему высокая конкуренция и отсутствие перспектив не повод бросать мечту.

Ирина Сазонова из Вологды – одна из восьми исландских спортсменов на Играх в Рио. В 2011 году она представляла Россию, в 2016 едет на Игры в составе команды из страны с населением, сопоставимым с Вологдой.

Сазонова

– Как русская девушка оказалась в Исландии?

– Я тренировалась в Санкт-Петербурге с тренером, которая уехала работать в Исландию по контракту. Когда она вернулась в Россию, то пригласила и меня в Исландию. Спустя год она уехала оттуда, и я осталась тренироваться одна.

– Почему ваш тренер вдруг переехала в Исландию?

– Она тренировала исландских детей. Сейчас, например, исландцы тоже ищут тренера нам в клуб. Делают запросы и возьмут, наверное, кого-то из Европы – там проще договориться.

– Конкуренция в России была сильной?

– Думаю, моего уровня было недостаточно для сборной России. Когда я взвешивала все за и против перед решением об отъезде, то подумала, что в Исландии есть перспектива, есть что-то новое, что можно попробовать. Плюс, это другая интересная страна. Я даже бросила институт, хотя мне оставался год. Бросила все, собрала чемодан и уехала.

– Тяжело ли бросить все и уехать в неизвестность?

– Нет, я хотела попробовать что-то новое и была уверена: вернуться никогда не поздно.

– А что родители?

– Мои папа и сестра живут в Вологде, и я сказала им, что у меня появилось предложение переехать. Отец, конечно, хочет, чтобы дети были рядом. До сих пор спрашивает, не хочу ли я вернуться в Вологду. Говорю, что нет. Но он нормально отреагировал – тоже понимает, что нет перспектив, если бы я жила в Вологде.

– Что было самым тяжелым после переезда в Исландию?

– Наверное, языковой барьер. Ну и то, что семья – дома, друзья – дома. И я тут одна жила, поэтому немножко тяжело было.

– Вы до сих пор одна?

– Нет, у меня сейчас есть молодой человек (который сделал предложение Ирине перед отъездом на Игры – Eurosport.ru), у меня появилось много друзей.

– Ваш молодой человек приехал к вам из России?

– Нет, мы познакомились здесь. Он русский. В Исландии есть русская община. И друзья у меня здесь все русские.

– Сложно быть русским в Исландии?

– Я бы не сказала. Лично мне – нет. Исландия уже стала моим домом, можно сказать.

– Вы освоили язык?

– Я знаю язык, но недостаточно хорошо. Если у меня берут интервью или мне нужно решить вопрос в банке, я беру друга-переводчика, потому что могут возникнуть проблемы.

– Какое у вас гражданство?

– У меня два паспорта – исландский и русский. По закону Исландии получение паспорта занимает восемь лет. Семь лет ты должен прожить в стране, а на восьмой твое заявление только рассматривают.

– Для вас сделали исключение?

– Да, было задействовано очень много людей в этой процедуре. В Исландии я живу четыре года, а паспорт мне сделали за три.

– Как вы получили приглашение из сборной Исландии?

– Приглашения не было. Я просто тренировалась и выступала за свой клуб. У меня не было гражданства, и я не имела права представлять страну. Но потом исландцы посмотрели на мои баллы – если бы я выступала за них на международном уровне, они приносили бы команде большую пользу в мировом рейтинге. Они поняли, что я могу дать для страны больше, чем исландские девушки.

– Правда, что вы – первая исландская гимнастка на Олимпиаде?

– Да, раньше Исландия не участвовала в Играх именно в гимнастике.

– Как проходила квалификация?

– На чемпионате мира был отбор в Test Events (олимпийская квалификация – Eurosport.ru), который прошел в апреле. Туда поехали спортсмены, которые прошли квалификацию и набрали определенные баллы, но которых не хватило для Олимпиады.

На Test Events у Исландии была квота только на одного спортсмена, и страна могла выбрать любого. На этом турнире я уже боролась за именную лицензию. Там было 40 человек, из 40 надо было попасть в топ-24. Я стала 14-й.

– Когда Олимпиада начнется для вас?

– Многоборье, в котором я выступаю, начнется 7 августа.

– Будет ли командный зачет?

– Да, но в нем Исландия не представлена. Все потому, что Исландия не участвовала на чемпионате мира командой.

– Какие планы на турнир?

– Моя задача – выполнить программу чистенько и гладенько, набрать свой определенный балл, который хотела бы для себя достичь.

– Его достаточно для призового места?

– Если я все делаю, то могу набрать 54 балла. Не знаю, как на Олимпиаде, но на Европе этого достаточно, чтобы попасть в квалификацию и в финал многоборья. Может быть, даже для чемпионата мира этого достаточно. Моя задача – просто выполнить свою программу: красиво и без ошибок, даже не думая о баллах.

Сазонова

– Русская прыгунья в длину Дарья Клишина тренируется за рубежом, поэтому у нее есть хейтеры. Вы не боитесь гнева болельщиков-патриотов?

– Думаю, нет, потому что я представляю все-таки не Россию. Я уверена, что вот этой зависти в гимнастике нет – у нас все всегда друг друга поддерживали и радовались друг за друга.

– Государство поддерживает исландских спортсменов?

– С этим здесь очень тяжело, потому что в Исландии спорт развит на любительском уровне. И все спортсмены, независимо от их уровня, имеют дополнительную работу. Соревнования, на которых мы выступаем, должен кто-то спонсировать. Государство не берется оплачивать такие соревнования, как этапы Кубка мира.

– Кем приходится работать вам?

– Я работаю в зале с детьми, и мне нужно искать еще какую-то подработку. Но тренироваться и работать одновременно – невозможно.

– Кто оплатит вашу поездку на Олимпиаду?

– И поездку, и подготовку оплачивает Олимпийский комитет. То есть государство. Это уже все-таки высокий уровень.

– Правда, что вы работали разносчицей пиццы?

– Да, это правда. У меня было еще две подработки помимо моей тренерской работы. Недавно в Исландии даже был небольшой скандал. Все удивлялись, как человек, который готовится к Олимпиаде, может работать на трех работах? Надо либо сфокусироваться на тренировках, либо работать.

– Как вы вышли из этой ситуации?

– Мы решаем этот вопрос с помощью поиска спонсоров – но этим занимается другой человек. Моя задача – тренироваться.

– Сравните условия тренировок в России и Исландии.

– Условия здесь очень хорошие: зал и инвентарь в порядке. Детей маленьких очень много, как, я думаю, и в любом другом зале. Не скажу, что уровень условий хуже. Уровень спорта – да, менее развит. Но именно приспособлений для спорта достаточно, много залов.

– Залы многофункциональны?

– Да. Я занимаюсь в комплексе, где есть зал для гимнастики. Этажом ниже у нас секция дзюдо, потом в гимнастическом зале занимаются и спортивные акробаты. У нас прыгают акробатику, на батуте прыгают, и у них танец на ковре. Еще к нашему клубу относятся легкоатлеты, но они занимаются в другом здании, где есть манеж.

– Если сравнивать с Питером или Вологдой, в Исландии лучше?

– Когда я тренировалась в Вологде, у нас не было центра для гимнастики. У нас не было ковра, и зал был настолько маленький, что дети в нем не помещались. Я бежала на прыжок из коридора – тогда были ужасные условия. Потом после моего переезда в Санкт-Петербург в Вологде построили зал. Сейчас там хорошие условия, ну и в Питере тоже все хорошо.

– Общаетесь с кем-то из сборной России?

– Я знаю, в принципе, всех девочек. С кем-то немножко тренировалась – например, с Алией Мустафиной. Но сейчас новеньких много. В основном в сборной маленькие девочки теперь, и я их знаю на уровне «Привет!» Не дружу особо.

– Уровень Мустафиной виден сразу?

– Да. Мустафина достойна уважения, потому что она многое вытерпела. Травмы и так далее – через все это переступила. Она молодец. Боец и спортсмен с характером.

– Судя по отчету комиссии ВАДА, гимнастика – самый чистый вид спорта (ни одной сокрытой допинг-пробы в отчете независимой комиссии – Eurosport.ru).

– Я согласна с этим, потому что сколько бы я ни тренировалась, никогда не слышала про допинг или про допинговые скандалы в нашем спорте.

– Отстранение России от Олимпиады – честно?

– Нет. Я даже считаю, что несправедливо отстранять легкоатлетов. Зачем должны страдать чистые спортсмены из-за тех, кто когда-то что-то принимал.

– Кто несет ответственность за допинг: чиновники, спортсмены или врачи?

– Я думаю, что спортсмены, которые принимают препарат, зная, что он запрещен. И те люди, которые дают этот препарат.

– Может быть такое, что спортсмен не в курсе, что он принимает?

– Наверное, я не знаю. Просто не понимаю, кому это нужно. Если врач дает мне лекарство, я ему доверяю и не буду ничего спрашивать – я просто его пью.

– Допинг в России: правда или заговор?

– Мне кажется, все решает политика. Потому что есть спортсмены не из России, которые были пойманы на допинге на прошлой Олимпиаде и у которых отобрали медали. Почему они имеют право выступать на Олимпиаде? Подождали свои два года и все. А те, которые отстранены из-за того, что кто-то и когда-то принял, не имеют такого права. Это несправедливо, я считаю.

Сазонова

– Весь июнь мир сходил с ума по исландской футбольной команде.

– Когда проходил Евро-2016 и я выходила на улицу – там не было ни души. Никого не было. Все были на площади в центре города, все смотрели футбол. Это было очень большое скопление людей, и я такого еще не видела никогда.

– Сколько тысяч людей было на центральной площади?

– Мне кажется, туда весь город пришел (население Рейкьявика – 120 тысяч человек – Eurosport.ru).

– Вы участвовали в масштабной встрече футбольной сборной после Евро?

– Я – нет. Но я, кажется, вообще не была в стране в это время.

– Чем был вызван такой ажиотаж?

– Они приехали домой не чемпионами Европы, но для своего уровня добились лучшего результата. Они установили личный рекорд, и это большое достижение.

– Какой спорт в Исландии самый популярный?

– Возможно, дети теперь будут смотреть на футболистов и захотят футболом заниматься.

– Правда, что у вас много футбольных площадок?

– Да. Например, возле зала, где я тренируюсь, еще три или четыре футбольных стадиона. Один – основной, где проходят большие игры, и стадионы поменьше – для детей или новичков, которые только пришли заниматься.

– В Исландии вас узнают на улице?

– Как-то я стояла на кассе в пиццерии и обслуживала очередь. Ко мне подходит девушка и говорит: «Я тебя знаю, ты гимнастка!» А у них звучит это как «фимлеикакона», дословно – «женщина-гимнаст». Я смотрю, что лицо знакомое. Может быть, мы где-то виделись. Сейчас про меня и в газетах печатают, и на телевидение приглашают. Я очень популярна здесь.

– Вы живете в Рейкьявике?

– Да. Из города в город на машине ехать 10 километров. Например, Хабнарфьордюр – это уже другой город считается. Хотя мне ехать туда 15 минут. Города в Исландии – как районы.

– Какой средний месячный доход обычного исландца?

– Не знаю, как все зарабатывают, но прожиточный минимум в стране – 170 тысяч исландских крон. Если переводить на русские рубли – значит, поделить на два.

– Хотите сказать, что 85 тысяч рублей – прожиточный минимум? Но цены на товары, наверное, дороже, чем в России.

– Цены тут примерно в два раза дороже по сравнению с российскими. Хотя, возможно, сравнимы с московскими. Москва – это мегаполис, и уровень жизни там примерно такой же, как и в Исландии.

– Вы снимаете квартиру?

– Да. В месяц я плачу 75 тысяч рублей в переводе на русские деньги.

– В Москве на эти деньги можно снять хорошую двухкомнатную квартиру.

– У меня в квартире тоже два помещения: спальня и гостиная с кухней. Двери нет, но они немножко разделены. С первого взгляда можно подумать, что это студия, но есть еще одна комната.

Сазонова

– Сталкивались со специфическими исландскими проблемами: вулканы или морозы?

– Однажды здесь был сильный шторм. Объявили чрезвычайную ситуацию и запретили выходить на улицу. Передавали по радио, чтобы люди сидели дома, закрыли все окна и не выходили, потому что опасно для жизни.

– Недавно в Исландии выбрали нового президента. У вас есть право голоса?

– Есть, но я пропустила выборы и не участвовала. За политической жизнью я как-то не слежу.

– Вы планируете вернуться в Россию?

– Думаю, что в Россию уже не вернусь. Мне кажется, если я и уеду из Исландии, то точно не в Россию. У меня, наверное, даже взгляды поменялись.

– Как?

– Здесь настолько все спокойно, что окунуться опять в мегаполис будет непривычно. Я вот когда в Россию приезжаю, вижу, что все куда-то спешат. А здесь как сонные мухи все: никуда не торопятся, никому ничего не надо, все такие веселые и довольные. Я не могла понять, почему тут так. Мне нужно было все делать быстрее и быстрее. Но мне отвечали: «Успокойся, здесь никто никуда не торопится».

– Чем интересна Исландия?

– Природой. Здесь нет достопримечательностей, но природа – сама по себе достопримечательность. Сюда лучше приезжать летом, когда все зеленое и все цветет. Июль – самое нормальное время.

– А в другое время как?

– Была история интересная: к одному парню приехала мама в тот сезон, когда все здесь было хмурым. Пока ее везли из аэропорта, она не увидела ничего, даже деревьев. Кругом лава. Деревья на трассе вырублены, и нет такого, как в России, когда едешь, а вокруг лес, лес и лес. Вокруг ни души, сплошные камни. Она была в ужасе, но потом, когда приехала в город, чуть успокоилась и сказала: «Сынок, а что тебя держит здесь? Может быть, ты что-то натворил и просто прячешься?»

Источник: Евроспорт
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика