Без альтернативы

Михаил отказался идти в армию, потому что считает, что солдатам у нас в стране не дают необходимой воинской подготовки, а просто муштруют.

11 октября в Череповце солдат-альтернативщик Михаил Биричевский пригласил гостей на новоселье на... уличной скамье.

Поселиться на улице молодого человека вынудили обстоятельства: ему не предоставили жилье по месту прохождения альтернативно-гражданской службы (АГС): Михаил работает санитаром в Череповецком доме-интернате для престарелых № 1.

Как раз накануне акции — «новоселья» — вопрос об обеспечении жильем альтернативщиков был затронут на пресс-конференции, посвященной осенней призывной кампании. «Граждан, проходящих АГС, жильем обязан обеспечить работодатель: или предоставить общежитие, или оплатить аренду. Таков закон», — прокомментировал военный комиссар Вологодской области Алексей Зотов.

Однако Михаилу никакого общежития не предоставили. «Мы не располагаем собственным жилым фондом. Нет у нас средств и на аренду жилья. К тому же на момент призыва у Михаила жилье в Череповце было. До направления на АГС молодой человек не указал в своем заявлении, что нуждается в жилье», — прокомментировала руководитель дома-интерната Жанна Громова.

Бездомная альтернатива

Михаил объясняет, что до призыва действительно жил в Череповце: сначала учился в ЧГУ, потом — в аспирантуре, при этом совмещал занятия с работой программиста. Но своей собственной квартиры у него никогда не было. Молодой человек приехал в город сталеваров из Великого Устюга, там и прописан.

«Нигде больше по месту жительства я зарегистрирован не был, что подтверждается и отметками в паспорте», — говорит Михаил. Во время акции он специально продемонстрировал свой паспорт, где на самом деле только одно место прописки — в Великом Устюге. Живя в Череповце, Михаил указал в заявлении на АГС местный адрес съемной квартиры в качестве контактной информации. Но, видимо, на этом основании в военкомате решили, что в жилье он не нуждается. С этого момента и начались недоразумения.

Какое-то время Михаил, уже работая санитаром, пытался самостоятельно справиться с трудностями. Он снимал квартиру на собственные средства — самую скромную, за 7 тысяч рублей в месяц. Примерно столько же и составляет зарплата санитара. Затем деньги кончились: то есть дальше Михаил попросту не смог бы себя прокормить, если бы по-прежнему платил за аренду жилья сам.

Подрабатывать где-то еще у него не оставалось времени. «Нагрузка дикая, уже в первое время я сбросил 5 кг, несмотря на то, что физически я хорошо подготовлен, до призыва занимался пауэрлифтингом. Мне приходилось делать все, что скажут, например, и трупы обмывать, и подгузники менять, и полы мыть», — рассказывает Михаил.

Молодой человек остался без средств к существованию. Ему пришлось бросить квартиру и уехать в Великий Устюг. При этом заявление на отпуск за свой счет руководство дома-интерната не приняло. «Это незаконное требование», — мотивирует Жанна Громова. Таким образом, официально считается, что Михаил самовольно оставил место службы. Никто из чиновников не принимает в расчет тот факт, что молодому человеку элементарно негде и не на что жить.

Жалобы в никуда?

Вернувшись в Великий Устюг, Михаил Биричевский написал жалобы в несколько инстанций на нарушение его прав как гражданина, проходящего АГС: в городскую (череповецкую) и областную прокуратуру, Губернатору Вологодской области, в военный комиссариат Череповца и в Роструд. В своей жалобе он пояснил, что просит либо предоставить ему место в общежитии, либо перевести его проходить АГС в Великий Устюг, чтобы он мог и проживать по месту регистрации, и работать в одном из местных государственных учреждений.

Однако вскоре пришли ответы из Роструда и других ведомств о том, что Михаил сам виноват, что не сообщил о том, что нуждается в общежитии, что альтернативщик сам нарушает закон, уехав домой. «Военкомат сообщил, что такими делами занимается департамент занятости. В прокуратуре сказали, что если не дали жилье, можно договориться с работодателем и заключить договор о съеме жилья. То есть работодатель снимает жилье за свои деньги, а я в нем проживаю», — перечисляет Михаил. Чиновники всех уровней сообщали «альтернативщику», что ему следует немедленно вернуться к месту прохождения АГС. При этом, исходя из ответов, ему было недвусмысленно заявлено, что никто из должностных лиц не собирается решать проблему.

«Как я мог знать, понадобится мне жилье в Череповце или нет, если заявление на прохождение АГС я подавал в сентябре 2012 года. При этом список вакансий для альтернативщиков Роструд опубликовал только в феврале. А о том, где я буду служить, я узнал лишь непосредственно в призывную кампанию весной 2013 года. Разве я знал, когда писал заявление, куда меня отправят, и понадобится ли мне там жилье?» — задается справедливым вопросом Михаил. После долгих переговоров с руководством дома-интерната работодатель все-таки обратился в мэрию с просьбой решить «жилищный вопрос» Михаила Биричевского. Но ответа от городских властей пока не последовало.

Адрес — скамья на Белинского, 17б

Отчаявшись быть услышанным, альтернативщик решился на нетривиальный шаг: 11 октября Михаил Биричевский с вещами явился к дому-интернату на Белинского, 17б и устроил «новоселье» на скамье рядом с этим социальным учреждением. Поддержать Михаила пришли другие череповецкие «альтернативщики» и журналисты. «Я планировал по-настоящему там жить, в том числе и ночевать, но когда разошлась группа поддержки, уже около семи вечера я был выдворен с территории интерната старшей медицинской сестрой отделения милосердия. Она угрожала вызвать полицию», — рассказал об исходе акции Михаил.

Кстати, на прохождение АГС Михаил решился по гражданским убеждениям. Он аргументированно объяснил призывной комиссии, что не считает приемлемым беспрекословное подчинение одного человека другому. По его мнению, армия в нашем государстве использует рабский труд солдат, так как зарплата и условия труда военнослужащих по призыву не могут считаться достойными свободного человека.

Михаил также полагает, что на год службы юноши теряют возможность развиваться в профессиональном плане.

«Например, я инженер-программист, имею опыт работы ведущим программистом. Наша профессия — настолько быстро развивающаяся область знаний, что стоит хоть чуть-чуть выпасть из рабочего процесса, и вернуться обратно будет тяжело», — поясняет Михаил. По его словам, в списке вакансий Роструда (именно Роструд определяет, куда будут направлены «альтернативщики») были предложения, близкие к его специальности, но в результате он почему-то оказался именно санитаром.

После таких историй неудивительно, что АГС в России так и не стала популярной. К примеру, в Вологодской области заявление на «альтернативку» подают не более 2-3 человек за одну призывную кампанию, а всего с 2004 года альтернативную службу выбрали 23 молодых человека.

Автор: Наталья Михайлова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика