Инклюзивное образование в России: готовы ли школы принять особенных детей

Эксперты: Татьяна Зуйкова — замдиректора по учебной работе средней общеобразовательной школы № 110 г. Трехгорный; Галина Барабутина — замдиректора средней школы № 10 г. Архангельска; Юрий Кац — зампредседателя Владимирской общественной Ассоциации родителей детей-инвалидов АРДИ «Свет»; Надежда Смурова — мама ребенка с диагнозом аутизм (г.Кострома); Тамара Золотцева — помощник председателя Всероссийского общества инвалидов.

Ирина Копаева: Здравствуйте, меня зовут Ирина Копаева, это программа «Угол зрения» на радио «Соль». Новый стандарт инклюзивного образования будет введен в школах с 1 сентября 2016 года. Однако пока остается много вопросов: что нужно успеть сделать, подготовить, изменить за оставшееся время? Что это даст детям, которые будут учиться по новым программам и в новых условиях?

Инклюзивное образование – один из процессов трансформации общего образования, основанный на понимании, что инвалиды в современном обществе могут и должны быть вовлечены в социум. Сегодня дадут свои комментарии эксперты, а также заместители директоров общеобразовательных средних школ, насколько их школы готовы принять детей с особенностями развития.

С 1 сентября ребенка-инвалида обязана будет принять любая школа, которую выберут родители, сообщает ТАСС. Новый российский образовательный стандарт вводит во всех школах страны инклюзивное образование для детей с ограниченными возможностями и особенностями развития. Теперь ребенок практически с любым диагнозом может учиться в любой общеобразовательной школе вместе со сверстниками, до сих пор же многим полагалось только индивидуальное обучение. Школу родители будут выбирать сами — по закону отказать им не имеют права. Родители сталкиваются со множеством проблем: это и невозможность передвигаться на инвалидной коляске даже в школах с лифтами и пандусами, и далеко не стопроцентная уверенность, что удастся попасть в нужную школу, и отсутствие информации, из-за чего люди могут попросту не знать о том, какие возможности есть у их ребенка.

Небольшая история. Василина Любарова, мама 8-летнего Марка, который в сентябре должен идти в школу, написала открытое письмо «Создайте ресурсный класс для детей с аутизмом в Костроме» на имя заместителя главы администрации г. Костромы. В нем она рассказывает, что ее сыну посчастливилось ходить в детский сад в условиях полной инклюзии. Он был в обычной группе, вместе с другими детьми, и это очень хорошо сказалось на его социальных навыках. Однако если посадить его в коррекционный класс, то все достигнутые успехи уйдут в никуда. «Управление образования предоставляет лишь 2 места в общеобразовательной школе на общих основаниях, вместо 5 мест в рамках модели РК.», – пишет Любарова и добавляет: «Если в Костроме будет создан ресурсный класс, наши особенные дети смогут уверенно, мягко и постепенно стать полноценными членами школьного сообщества, а далее и успешными членами общества».

На данный момент петиция набрала более 100 тыс. подписей, их число растет. Василина говорит, что это очень воодушевляет и ее, и других родителей, однако само по себе письмо бессильно. Нужно для поддержания морального духа пытаться решить эту проблему.

Мы вернемся к этому вопросу. Я в свою очередь дозвонилась в две российские школы, дабы узнать, готовы ли они принять детей с особенностями развития. Я пообщалась с Зуйковой Татьяной Владимировной, замдиректора по учебной работе средней общеобразовательной школы № 110 г. Трехгорный, чтобы узнать, как она относится к такой системе образования. Она также рассказала, какие классы функционируют на данный момент:

«Мы занимаемся инклюзивным образованием уже достаточно длительное время, хотя начинали эту работу с создания специальных коррекционных классов. У нас классы 4 и 7 вида в школе функционируют уже много лет. Очень положительный результат. Дети из классов 7 вида, сейчас они называются «с задержкой психического развития», формируется мотивация детей, они социально адаптированы и практически все продолжают обучение в среднем звене после окончания 9 классов, в среднем профессиональном звене. Что касается детей слабовидящих, 4 вида, то это дети, которые действительно имеют очень серьезные проблемы, среди них есть дети-инвалиды. У нас есть очень хороший кабинет охраны зрения, и положительная динамика такова, что даже некоторые снимали очки. Но жизнь нас заставила создать еще инклюзивные классы, потому что родители не всегда понимают.

Город маленький, они иногда и комплексуют по поводу того, что их ребенок обучается в коррекционном классе, и хотят обучаться в общеобразовательном классе, не понимая того, что нагрузка ребенка в общеобразовательном классе иная, и иной раз она на здоровье отрицательно сказывается. Создавая инклюзивные классы, мы решили две проблемы: и социальный заказ родителей удовлетворили на то, что дети учатся в общеобразовательном классе, но самое главное – мы создали условия для того, чтобы детям было комфортно, чтобы они обучались по программе, адекватной их возможностям, и выходили на уровень стандарта в те же сроки, что и дети с нормой. Поэтому у нас на сегодняшний день 4 специальных коррекционных класса и 3 класса инклюзивных, по начальной школе если говорить, с 1 по 4 класс. Классы востребованы, они наполнены и хорошие результаты дети имеют. Кроме того, у нас есть дети, которые обучаются по индивидуальным учебным планам, дети-инвалиды, в школе их 15. Мы создаем им достаточно комфортные условия, потому что мы создаем комбинированные индивидуальные учебные планы в разных формах: это и классно-урочные занятия, и индивидуальные занятия, и дистанционная форма обучения. В полном объеме представлен учебный план. Учебная нагрузка, конечно, корректируется исходя из возможностей психо-физических ребенка.

В конце года мы всегда проводим психолого-педагогические консилиумы, встречаемся с родителями, обсуждаем результаты, строим планы на следующий учебный год. И вот последний консилиум и предыдущий показал, что родители удовлетворены этим предложением, и оно востребовано именно в такой комбинированной форме, когда ребенок и в социум включен, но в то же время занимается по индивидуальному учебному плану, потому что полная нагрузка в учебном пространстве ему, конечно, не по силам. Что касается будущего, то мое мнение таково, что инклюзивное образование – это перспективы развития коррекционного образования в нашем социуме, в нашем государстве. Наверное, за этим будущее. Хотя я не думаю, что специальные коррекционные классы будут исключены, потому что все равно эта форма имеет место.

Также на сегодняшний день, если говорить о классах не 7 и 8 вида, для детей с задержкой развития и с умственной отсталостью, а для других видов, тогда, конечно, специальные условия необходимы, это материальные вложения. Поэтому, конечно, такие классы будут. В этом году мы, кстати, участвовали в реализации программы «Доступная среда». Эта программа и на уровне федеральном, и на уровне региональном, и муниципальном. На софинансирование нам была выделена достаточно большая сумма, более 1 млн рублей. Мы улучшили школьную среду, она стала общедоступной, поэтому условия созданы еще более комфортные. Благодаря этим средствам у нас оснащены кабинеты дефектолога и логопеда, которые загружены и в полном объеме используются. Кроме того, за счет этих средств у нас полностью реконструировано крыльцо школы, потому что есть дети с нарушением опорно-двигательного аппарата, им очень сложно подниматься по ступенькам. Они идут, как правило, с сопровождением, с родителями, им крайне сложно преодолеть эти несколько ступенек. Поэтому был построен пандус, туалет для колясочников, для детей-инвалидов, была создана комната, мы ее используем для организации занятий спецмедгруппы, для занятий с детьми-инвалидами и для снятия психологического напряжения, которое иногда проявляют дети с психопатоподобным поведением, потому что такие проявления, пусть редкие случаи, но у детей с нарушениями есть.

Эта комната оснащена сухим бассейном, в ней есть специальные мягкие модули для конструирования, тренажеры, игры, очень хорошее покрытие специальное. Детям очень нравится заниматься в этой комнате, она является для детей очень большим благом, потому что для них очень важно снятие нагрузки, смена вида деятельности, переключение внимания. Здесь работает и фельдшер с ребятами, когда это по расписанию возможно. Здесь работает учитель физкультуры, которая проводит спецгруппу. Иногда приходят сюда учителя начальных классов. Это, конечно, комната в основном для детей с 1 по 4 класс. Мы готовы были к этому уже вчера и позавчера, но сейчас мы имеем такую ультимативную базу, потому что сейчас стандарты специальные вступают с 1 сентября, новые СанПиНы, это для нас определенный ориентир. Мы изучаем эти документы и понимаем, над чем нам надо еще работать. Но и наличие таких документов – это для нас очень хорошая поддержка, основа, опора, которая нам позволяет строить свою работу. Мы готовы к этому».

И.К.: Но не везде ситуация складывается удачно. Детей с некоторыми особенностями развития школы не готовы принять. Я пообщалась с замдиректора средней школы № 10 г. Архангельска Барабутиной Галиной Валентиновной. Она рассказала, что считает по поводу инклюзивного образования и что не всех детей с особенностями развития школа готова принять:

«Дело все в том, что у нас инклюзив и так ведется. У нас введено, но в том виде, в каком предполагается введение этого инклюзивного образования, это достаточно сложно, потому что нет тех условий, которые, в соответствии с требованиями СанПиН, должны быть обеспечены в школах, в которых будет вводиться инклюзивное образование. Ведь инклюзив может быть разный. Условно говоря, у нас дети занимаются с тяжелыми нарушениями речи и задержкой психического развития. А если бы это были дети с тяжелыми нарушениями опорно-двигательного аппарата или слабовидящие дети, то обычной школе деньги не выделяются, чтобы реализовать те условия, которые требует СанПиН. Я не могу сказать, что она не готова. Она готова к инклюзиву, только к инклюзиву именно того вида, который у нас проводится. У нас обучаются дети с тяжелыми нарушениями речи, у нас специальные классы, и с задержкой психического развития. А что касается детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, слабовидящих и слабослышащих детей, то они обучаются в других учреждениях. Но если бы обратился родитель ребенка, у которого действительно тяжелые нарушения опорно-двигательного аппарата, и написал бы заявление в нашу школу, то обеспечить условия, чтобы этот ребенок обучался в инклюзиве в нашей школе, - я думаю, это маловероятно. Потому что требования СанПиН нам просто не выполнить. У нас нет ни денег, ни технических решений, чтобы обеспечить этого ребенка этими условиями. Нам никто не будет выделять деньги на подъемники, на пандусы, на лифты и т.д. Это нереально, это огромные деньги. Продекларировать можно все, что угодно. А насколько реально реализовать – я думаю, в специализированных школах, возможно, все это есть. Но инклюзив предполагает обучение ребенка в любом образовательном учреждении. И даже если есть один ребенок из тысячи, мы обязаны создать для него эти условия».

И.К.: Возвращаемся к истории мальчика из Костромы с диагнозом «аутизм». Со мной на связи Надежда Смурова, мама ребенка, оказавшего в подобной ситуации. Алло, здравствуйте!

Надежда Смурова: Здравствуйте!

И.К.: Надежда, расскажите, пожалуйста, сколько лет вашему ребенку и слышали ли вы, что с 1 сентября будет введен новый стандарт инклюзивного образования?

Н.С.: Моему сыну Ване 7 лет. У него аутизм. Да, я внимательно изучала этот вопрос в течение года, знаю о новых федеральных стандартах в образовании. И я хочу, чтобы мой ребенок учился в условиях инклюзии, среди обычных детей. Поэтому моим выбором была однозначно общеобразовательная школа, в которой бы он учился по адаптированной программе.

И.К.: Вы уже определились со школой, как я понимаю.

Н.С.: Да, мы еще год назад обходили школы в городе, выбирали школу, в которой бы смогли создать условия, директору которой был бы интересен этот проект. Поэтому школа выбрана давно.

И.К.: Как отреагировали на ваше желание водить именно в эту школу ребенка?

Н.С.: Школа готова создать условия. Для директора СанПиН является обязательным для исполнения. И получается некоторый тупик. Без решения вышестоящих органов директор не может зачислить моего ребенка в общеобразовательный класс. Мы вообще говорили о проекте ресурсного класса. Это на наш взгляд самая эффективная модель, которая реализуется в Белгороде, в Воронеже, в Москве. И вот эта модель, когда дети записаны в обычные общеобразовательные классы. Мы переходим туда постепенно, с помощью тьюторов, специалистов по индивидуальному режиму. На сегодняшний день ресурсный класс в нашем регионе создать отказываются, ссылаясь на новые СанПиНы. Поэтому сегодня моему ребенку предложено обучение в специальном классе 7 вида, т.е. для детей с ЗПР, но в этой самой общеобразовательной школе, которую мы выбрали. Сейчас мы продолжаем решать вопрос об организации именно инклюзивного образования, в инклюзивном классе. Хотя времени осталось совсем мало.

И.К.: Вы из Костромы, так же, как и мама Марка 8-летнего, Василина Любарова. Вы общаетесь как-то, контактируете?

Н.С.: Конечно, да. У нас в городе есть фонд помощи детям с аутизмом «Открыть мир». Мы давно уже в этом фонде. Это был запрос не только от меня лично, но и от родителей таких детей. Помимо Василины и меня, еще трое.

И.К.: Скажите, как-то петиция помогла? Более 100 тысяч человек ее подписали.

Н.С.: Кроме общественного резонанса, это, наверное, ничего не вызвало. Заинтересовались СМИ, были статьи, репортажи, но это не повлияло на решение.

И.К.: Какое решение проблемы вы видите?

Н.С.: Сложно сказать. Мы сейчас в некотором сомнении. Потому что времени осталось мало.

И.К.: Вы как мама что можете посоветовать родителям, которые хотят приобщать своего ребенка к инклюзивному образованию?

Н.С.: Я думаю, что любому родителю нужно взвесить все за и против конкретно для своего ребенка, потому что это должен быть осознанный выбор, осознанное решение. Но выбор должен быть всегда. Если родители выбирают инклюзивное образование, то нужно свои права отстаивать.

И.К.: Спасибо вам большое, Надежда. Действительно, в некоторых регионах родители детей-инвалидов объединяются, чтобы совместными усилиями решить проблему досуга и обучения особенных детей. Я пообщалась с зампредседателя Владимирской общественной Ассоциации родителей детей-инвалидов АРДИ «Свет», Юрий Михайлович Кац дал свои комментарии по этой теме, а также он дал советы родителям детей с ограниченными возможностями и с особенностями развития, которые сейчас решают, отдавать ли их в обычные школы:

«Я считаю, что, первое, все дети должны учиться не в замкнутом каком-то пространстве, а в общем социуме. Это и есть инклюзия – включение всех людей не только в образовательный процесс, а в социальную жизнь. Поэтому я двумя руками за. Только не перегибая палку. Все должно быть осторожно сделано. Мне очень нравятся слова одного человека, который живет в Москве, Юрия Федорова. Это человек, который очень много сделал для детей и молодых людей с тяжелой формой инвалидности. Он сказал такую фразу: «Один ребенок в классе – сын полка, два ребенка в классе – сын полка, три ребенка в классе с инвалидностью - изгои». Когда один тяжелый, то все ему помогают, когда два, все им помогают. А когда три, они объединяются и становятся отдельной группой. А надо, чтобы они были включены в жизнь. Это надо делать аккуратно и осторожно. Но, в целом, я приветствую двумя руками. Только с определенными условиями, как это делать. Все это должно быть не только подготовлено таким способом, но и подготовлены педагоги. Сейчас как раз тот момент, который, я считаю, сделан более или менее правильно. Разработаны программы, как обучать этих детей. Почти два года дали школе на то, чтобы педагогический состав научился разрабатывать индивидуальные программы для таких детей.

И все равно, я думаю, будут большие трудности. Но, во всяком случае, все сделано так, как надо, как методически правильно. Школа во многом не готова. Но многие школы начали стараться быть готовыми. Сделаны туалеты, которые доступны для маломобильных людей и детей. Подчеркиваю – маломобильных. Мы говорим не только о колясочниках. Есть ребенок, который очень плохо ходит, ему тоже нужен довольно-таки универсальный туалет. И вторая часть, о которой я говорил, - подготовка педагогов и всего педсостава, всего состава школы, включая и уборщиц, библиотекарей, педагогов и всех остальных. Я лично считаю, как образец подготовки школы – 19 школа города Владимира. Я думаю, что это, наверное, подготовленная школа. Там, я знаю, и с детьми работали всегда на эту тему, и педагоги уже, думаю, готовы принять детей любой сложности. Сходите в школу, поговорите с педагогом, поговорите с директором, какой у вас ребенок. Расскажите, какие особенности у вашего ребенка. Расскажите ребенку, что есть разные дети и среди детей-инвалидов, и среди здоровых детей. Что пусть он будет готов к большим трудностям, но и пусть будет готов к большой дружбе».

И.К.: С 2016 года новый российский образовательный стандарт вводит во всех школах страны инклюзивное образование для детей с ограниченными возможностями и особенностями развития. Теперь ребенок с практически любым диагнозом может учиться в любой общеобразовательной школе вместе со сверстниками, до сих пор же многим полагалось только индивидуальное обучение. Школу родители будут выбирать сами — по закону отказать им не имеют права. Об этом пишут федеральные СМИ, в том числе ТАСС. Хотелось бы рассказать о 8 принципах инклюзивного образования:

Ценность человека не зависит от его способностей и достижений;

Каждый человек способен чувствовать и думать;

Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;

Все люди нуждаются друг в друге;

Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;

Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;

Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;

Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Еще есть мнение помощника председателя Всероссийского общества инвалидов, Золотцевой Тамары Васильевны. Советы родителям детей с особенностями развития. На вопрос о готовности школ принять детей-инвалидов в новом учебном году она дала отрицательный ответ:

«Это должно быть пошагово, поэтапно, сразу все вопросы не решишь. Назвали факторы, которые говорят о том, что 100-процентной готовности школ принять детей с различными формами инвалидности или ОВЗ нет. Самое главное – это педагогические кадры. То, что называется формированием доброжелательного, справедливого, толерантного отношения к таким детям. Поскольку еще довлеет в нашем обществе стереотип, большое препятствие остается по-прежнему от родителей детей без инвалидности, без каких-то ограничений. Поскольку все думают о том, что, значит, уровень образования понизится. Много причин, чему они не очень бывают рады, и опасаются. С чем это связано? Это нужно разрабатывать специальные адаптированные программы, оборудовать, тьютор должен быть в школе, специалист, персонально занимающийся с каждым из обучающихся. Опять же, помощник. А это связано и с деньгами, и с людьми, и с подготовкой, и с временем. Но двигаться в этом направлении надо, пошагово, потихоньку. Это не должно быть препятствием для того, чтобы не заниматься этими вопросами.

С 1 сентября да, вступают в силу федеральные образовательные стандарты. Но реально он еще требует и денег, и средств, и массу времени. Все ведь начинается с психолого-медико-педагогической комиссии. Они дают рекомендацию, чтоб они с ними поплотнее по возможности контактировали и работали с тем, чтобы им было более ясно, какой же все-таки образовательный маршрут выбрать для своего ребенка, исходя из его особенностей. Родители знают больше способностей, заложенный потенциал и его возможности своих детей, чем даже специалисты, ведущие этих детей. И, кроме того, не бояться, если есть возможность, ребенка помещать или выбрать для него образовательную школу коррекционного типа, находящуюся недалеко от дома и достаточно зарекомендовавшую себя. Сейчас идет волна, что в коррекционных школах хуже обучение, или еще какой-то негатив, что ребенок оторван от жизни. Я лично училась в специальной школе-интернате и даже довольна. Поэтому это зависит от конкретной школы, от ситуации. Я очень рекомендую родителям плотнее узнать, какие школы есть, какие условия, познакомиться с директорами. Я понимаю, что это связано с трудностями».

И.К.: Школа №21 в Ставрополе три года назад стала победителем Всероссийского конкурса среди инклюзивных школ, проведенного при поддержке федерального Министерства образования и науки. Точнее, одним из двух победителей — вторым, конечно же, была московская школа. Если 21-я школа — одна из лучших в России, то для Ставрополя ее можно считать образцово-показательной. Но и тут готовность к новым стандартам не стопроцентная. Я лично считаю, что чтобы чиновники могли обеспечить все необходимые условия к 1 сентября 2016 года, необходимо задолго до этой даты точно знать, сколько детей, с какими нарушениями здоровья и в каких условиях они нуждаются. И в какую школу они пойдут. Родители могут выбирать образовательное учреждение. За ними остается выбор, отдать ребенка в коррекционную или обычную школу. Но решать это нужно заранее, а не 1 сентября.

Источник: радио "Соль"
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика