Прокурорская проверка, или "Охота на ведьм". Эпизод четвертый. Следствие.

О методике ведения уголовного дела по незаконному предпринимательству в деятельности по осуществлению перевозки пассажиров и багажа легковым такси без соответствующего разрешения.

Уголовное дело возбуждено, дело согласовано с Прокуратурой г. Вологды, теперь надо доказать, что имел место факт осуществления мной перевозок пассажиров и багажа легковым такси, доказать, что организация и осуществление перевозок пассажиров и багажа легковым транспортом является незаконным бизнесом, ну, и доказать сумму незаконного дохода или сумму нанесенного ущерба гражданам или государству не менее 1.500.000 рублей. Иначе все труды правоохранительных органов будут напрасны. Доказать незаконными очевидные вещи не легко, на что же могут уповать правоохранители? Есть несколько стратегических моментов.

Момент первый: -организовать многократные допросы работников справочно-диспетчерской службы. Вдруг кто-то из работников скажет «нужную для протокола» фразу, пусть даже произнесенную ошибочно. Это будет маленьким шажком к продвижению дела. Некоторые из наших диспетчеров уже допрошены по 3-4 раза. Что может рядовой диспетчер справочной службы сказать нового, будучи вызванной на третий или четвертый допрос? Со слов следователя, это ещё не последний вызов диспетчеров на допросы, действуют так, как скажет прокуратура…

Момент второй: - «надавить» на фигуранта уголовного дела, то есть на меня, для более быстрого «созревания» на чистосердечное признание того, чего не совершал. Для этого, начинают кошмарить законный бизнес, а именно: под благовидным предлогом пресечения продолжающейся «преступной» деятельности, проводят обыски «в целях отыскания и изъятия средств связи, аппаратуры (компьютерной техники), обеспечивающих связь с клиентами и водителями, осуществляющими перевозку пассажиров» (взято дословно из Постановления о производстве обыска 29 апреля 2014 г.).

В вину мне ставится осуществление незаконной деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси, а ищут и изымают не автомобили , а компьютеры, средства связи с пассажирами и водителями. Не бред ли? Ладно, хоть в своем служебном рвении у меня не опечатали дачу и квартиру. Почему компьютеры изымают и средства связи вместо несуществующих машин?

А всё достаточно просто: изъяв в диспетчерской компьютеры средства связи, будет полностью парализована деятельность всей диспетчерской и я, как фигурант дела, побегу к следователю на поклон с чистосердечным признанием всего, что им заблагорассудится навесить на меня. Там считают, что мне выгоднее признать вину в сфальсифицированном уголовном деле о незаконной деятельности по перевозке такси, чем остаться совсем без бизнеса. Ведь, блокируя деятельность справочно-информационной службы, правоохранители автоматически блокируют всю остальную транспортную и справочную деятельность, к которой у прокуратуры нет вопросов. Это грузоперевозки, контроль за исполнением муниципальных контрактов по транспортному обеспечению медицинских учреждений, больниц и роддомов автомобилями скорой медицинской помощи, осуществление транспортных услуг другим департаментам по муниципальным и государственным контрактам. А самое главное, будет заблокирована вся деятельность коммерческой службы скорой медицинской помощи «Вологодская неотложка», совершенно другого субъекта хозяйствующей деятельности, вызова которой обслуживаются диспетчерами моей посреднической справочно-диспетчерской службы.

По последней информации, идут усиленные поиски удаленного сервера диспетчерской службы, для его изъятия, ввиду «сложности уголовного дела» создана следственная группа из пяти следователей и оперативных сотрудников. Хотелось бы знать, кто будет нести персональную ответственность, если вследствие блокирования сервера вызовов Вологодской неотложки, кто-то из пациентов скончается от несвоевременного оказания услуг скорой неотложной медицинской помощи? Думаете, Прокурор Вологодской области Хлопушин Сергей Николаевич, к которому лично для отчета через день является следователь по моему уголовному делу? Вряд ли, скорее найдут другого «козла отпущения», Прокуроры априори не могут быть виновными. Чем же заинтересовало Прокурора Вологодской области дело, по которому осужденному грозит штраф или административный арест? Может быть наш Прокурор настолько сердобольный, что внимательно следит за судьбой каждого гражданина города? Лучше бы уделить Сергею Николаевичу внимание на законность возбуждения данного уголовного дела, да и второе уголовное дело не без греха.

Следующий эпизод будет про независимость и объективность наших судов.

Продолжение следует.

Прокурорская  проверка, или
Автор: Виктор
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика